MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Оден М. - Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Снова бескрайние горизонты?

С появлением безопасного кесарева сечения все жесткие, на первый взгляд, пределы, которые были положены развитию головного мозга, разбиты в пух и прах. До сих пор младенцы со слишком большой головкой, неспособной пройти через малый таз матери, были обречены, и тенденция к увеличению размеров мозга не могла передаться по наследству их потомкам. Сегодня продолжение эволюции мозга в этом направлении снова стало возможным.

Мы как представители вида Homo sapiens в значительной степени отличаемся от других приматов, в частности, от наших близких родственников, шимпанзе, особенностями метаболизма жиров. Для человека характерна исключительно развитая способность доставлять молекулы жира и жировые частицы к таким органам, как кожа и мозг. Также для людей характерны наличие подкожного жирового слоя и способность накапливать липиды в таких местах, как молочные железы и ягодицы у женщин и живот у мужчин. При современном образе жизни у людей образуется все более толстый слой подкожного жира.

Уникальная способность доставлять к головному мозгу в больших количествах особые молекулы жирных кислот, которые необходимы для его развития – характерная особенность человека. Растущий мозг остро нуждается в жирной кислоте, называемой ДГК (докозагексаеновой кислоте, DHA): пятьдесят процентов молекул жирных кислот, которые служат «строительным материалом» для развивающегося мозга, – это ДГК. Длинноцепочечные молекулы этой полиненасыщенной жирной кислоты из группы омега-3 образуются и содержатся практически только в цепи питания обитателей моря. Чтобы понять один из ключевых моментов человеческой природы, нужно помнить, что фермента десатурацииСноска дельта-4 в нашем организме вырабатывается мало, а ДГК является продуктом той самой десатурации. Иными словами, люди, с их огромным мозгом, слабо приспособлены к тому, чтобы самостоятельно синтезировать молекулу, отвечающую за питание нервной системы.Сноска То есть человеческий организм просто запрограммирован на то, чтобы включать это вещество в свой рацион питания, а говоря практически – употреблять морепродукты. Итак, можно утверждать, что тенденция к увеличению размеров головного мозга неожиданно обрела второе дыхание в век безопасного кесарева сечения, особенно в странах, где население в избытке получает готовую ДГК из даров моря.

То, что эпоха кесарева сечения – поворотный пункт в эволюции человеческого мозга, впервые осознал не специалист в области эволюционной антропологии и не акушер. Джейн Инглиш родилась в 1942 г. классическим кесаревым сечением, произведенным до начала родов. Когда ей было около 30 лет, она стала воспринимать свое рождение через кесарево сечение как призму, сквозь которую можно смотреть на мир и самое себя. Так она пришла к мысли, что изменения, которые раньше могли происходить только в результате мутаций и естественного отбора, теперь могут быть продуктом человеческой изобретательности. Результатом ее интереса к тому, как на человека влияет факт рождения кесаревым сечением, стала книга «Войти через другую дверь», изданной в 1985 году3.

Мне посчастливилось встретиться с Джейн Инглиш в 1980-е годы. Это помогло мне осознать, почему в истории деторождения настал переломный момент, почему история человечества – на крутом повороте, и даже – почему наступил переломный момент в эволюции человека.

Глава 7 Подходы для XXI Века

Два ответа

Может быть, тем, кто думает о будущем, следует равняться на Бразилию? В культурной среде таких городов, как Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, кесарево сечение становится все более популярно. Этим способом рожает большинство женщин, под чьим влиянием слагается общественное мнение – актрисы, знаменитые спортсменки и прочие. Подобную тенденцию можно наблюдать и во многих других странах мира. На Тайване – а это еще один мировой лидер по числу родов кесаревым сечением – многие считают, что выбор момента, астрологически благоприятного для рождения ребенка, может стать залогом его будущего счастья. Есть ли серьезные основания, чтобы повернуть эту тенденцию вспять?

Нет на то оснований, если принимать во внимание только научные критерии XX века. Это те критерии, которыми я пользовался выше, говоря о внедрении безопасной техники кесарева сечения. Чтобы оценить качество акушерской помощи, в основном принимают во внимание такие распространенные критерии, как процент новорожденных, живых к моменту окончания родов, процент здоровых новорожденных, уровень материнской смертности и количество осложнений у женщин (последние включают возможность развития недержания мочи, недержания кала и опущения стенок влагалища). Наши рассуждения относительно эволюции размеров головного мозга также основаны на устоявшихся критериях XX века, поскольку в прошедшем веке дарвиновскую теорию эволюции поддерживали и развивали.

Да, несомненно, есть основания бороться с этой тенденцией, если мы будем учитывать и критерии XXI века. Здесь я, прежде всего, имею в виду стремительное развитие одного из важнейших аспектов нынешней научной революции – «науки о любвиСноска»1. Любовь традиционно была уделом поэтов, художников, романистов и философов. К началу XXI века ее стали изучать и с точки зрения самых разных научных дисциплин. Появление научного подхода к любви – факт, важность которого легко не заметить или недооценить. Тому есть несколько причин. Одна из них заключается в том, что наука чрезвычайно специализировалась: ученые, открывшие малозаметные, но важные детали в одной очень узкой области, не в состоянии связать их с другими исследованиями в иных, столь же узких областях.

Есть и еще одна причина, по которой мы оказались не готовы признать исследования в области «научного познания любви» важнейшими достижениями современной науки. Она заключается в том, что новейшие исследования дают ответы на вопросы, которые никогда ранее не ставились.

Три вопроса

Первый пример простого, важного и актуального вопроса, которым почему-то никогда никто не задавался: «как развивается способность любить?». Веками бесчисленные гиганты духа, религиозные вожди, философы, поэты, моралисты и филантропы превозносили любовь, воспевая все ее грани. Для этого нашлось немало слов: сочувствие, альтруизм, самоотверженность, милосердие, великодушие, доброта, человечность, жалость, сострадание, взаимопонимание, всепрощение… Однако, глядя на то, как ведут себя люди XXI века, едва ли кто станет спорить, что эти мудрые слова никак не смогут нам помочь. Сейчас гораздо насущнее разобраться в том, как развивается способность любить, чем неустанно прославлять любовь или задаваться банальными негативными вопросами, например, «как не допустить жестокости и насилия?» Нынешняя эпоха научного подхода к любви побуждает нас формулировать вопросы позитивно. Данные, полученные в самых разнообразных областях науки, дают ответ именно на такие вопросы. Эти данные заставляют нас осознать, какая огромная роль принадлежит раннему опыту, и в особенности периоду, ближайшему к моменту рождения. Исторически первой путь к научному познанию любви проложила этология – наука о поведении животных и человека. С момента зарождения этой науки предметом особого интереса этологов всегда была взаимная привязанность матери и малыша. Каким бы видом млекопитающих ни занимались исследователи, они неизменно убеждаются в том, что сразу после рождения наступает короткий, но чрезвычайно важный период, который никогда не сможет повториться в будущем. Особенно следует отметить работы Харлоу, ибо он наблюдал за поведением матерей и младенцев у одного из видов обезьян – близких родственников человека. Более того, он проследил за развитием обезьян до их взрослого состояния, и ему удалось обнаружить связь между всевозможными помехами в момент первого контакта матери и новорожденного детеныша и отклонениями в сексуальном и материнском поведении в зрелом возрасте.

Идеи, высказанные этологами, ныне нашли подтверждение в исследованиях, посвященных влиянию на поведение ряда гормонов, участвующих как в процессе родов, так и в различных проявлениях любви. Как нам теперь известно, рожая, женщина непременно должна выделить в кровь настоящий «коктейль» из гормонов любви. Гормоны, выделяемые матерью и плодом во время схваток и собственно родов, не исчезают из организма сразу же – каждый из них играет свою особую роль во взаимоотношениях матери и ребенка в течение первого часа после родов. Эти идеи этологов подтверждаются и при изучении истории жизни тех людей с той или иной формой «нарушения способности любить» (других или самого себя). Такие работы – пример нового подхода, который я называю «изучением первичного здоровья». Результаты этих исследований мы собираем в «Банк данных изучения первичного здоровья».

Вот еще один пример простого вопроса, которым люди никогда раньше не задавались: «как связаны между собой различные ипостаси любви?» Мы обозначаем одним и тем же словом множество самых различных ситуаций, но каковы связи между любовью материнской, отцовской, сыновней; плотской, романтической, платонической, духовной, братской, не говоря уже о любви к родине, к природе, к Матери-Земле? Это еще один случай, когда биология дает нам ответ на еще не заданный вопрос.

Наши сегодняшние знания позволяют утверждать: о какой бы ипостаси любви мы ни говорили, к ней причастен гормон окситоцин. Еще совсем недавно считалось, что этот гормон, выделяемый задней долей гипофиза, оказывает сугубо механический эффект. Хорошо известно, что благодаря окситоцину происходят сокращения мышцы матки при рождении ребенка и плаценты, сокращение особых клеток молочных желез («рефлекс выброса молока»), сокращение простаты и семенных пузырьков у мужчин («рефлекс выброса семени»), а также сокращения матки во время женского оргазма, которые облегчают доставку семени к яйцеклетке. Оглядываясь назад, нетрудно догадаться, почему ученые и клиницисты долго не могли обнаружить столь значительного влияния окситоцина на поведение. Причина в том, что этот гормон не попадает в мозг, если его вводить внутривенно. Переломным моментом стали исторические опыты Пранге и Педерсена, которые догадались ввести окситоцин прямо в мозг нерожавших самок крыс2. Этого было достаточно, чтобы стимулировать у них материнское поведение: если рядом были детеныши другой крысы, они старались собрать их вместе и заботились о них. После этого не стало большой неожиданностью обнаружение в головном мозгу молекул, чувствительных к окситоцину («мозговых рецепторов»). У крыс во время родов увеличивается количество рецепторов к окситоцину в зоне мозга, которую принято называть опорным ядром терминальной полоски (bed nucleus of the stria terminalis, BNST). В эксперименте разрушение этой зоны подавляло материнское поведение, не влияя при этом на процесс родов, значит, можно сделать вывод, что окситоциновые рецепторы этой зоны играют важную роль в материнском поведении. Есть много оснований полагать, что у человека количество мозговых рецепторов к окситоцину также возрастает во время родов. Это еще один повод считать, что у женщины рождающей на свет ребенка, возрастает способность любить.

Важно подчеркнуть, что гормон любви всегда является одной из составляющих сложного гормонального баланса. Когда происходит выброс окситоцина, возникает потребность любить, и предмет этой любви может быть разным в зависимости от того, какие еще гормоны при этом выделяются. Вот почему существует много разновидностей любви. Если, например, одновременно выделяется пролактин, то любовь, скорее, будет направлена к детям, так как пролактин – типичный гормон материнства. Это как раз то, что происходит сразу после родов в физиологически благоприятных условиях, в тот момент, когда уровень окситоцина достигает наивысшего пика (если в помещении достаточно тепло, если нет помех для зрительного и телесного контакта матери и младенца, если никакие посторонние навязчивые запахи не мешают им ощущать запах друг друга)3, 4. В других ситуациях внезапный выброс окситоцина не сопровождается существенным выделением пролактина. Это любовь в иной ипостаси – например, любовь к сексуальному партнеру. Поскольку пик выброса окситоцина может составлять с прочими гормонами почти бесконечное разнообразие сочетаний, существует почти бесконечное число всевозможных проявлений любви. Но окситоцин присутствует всегда.

Не забудем и последний из простых и ранее не поднимавшихся вопросов, на который наводит современная наука: почему во всех сообществах принято мешать первому контакту матери и ребенка? Невозможно не задать этот вопрос в эпоху, когда целым рядом научных дисциплин установлено, что короткий период между рождением ребенка и отделением плаценты, скорее всего, играет первостепенную, решающую роль в развитии способности любить. Самый распространенный и поразительный способ вмешиваться в так называемый третий период родов – это внедрить в сознание женщины убеждение, что молозиво – нечистое, вредное для малыша вещество, которое нужно удалить и уничтожить5. Напомним, что, по данным современной биологии, молозиво, которое новорожденный может получить из материнской груди сразу после родов, бесценно. Обратим также внимание на то, что новорожденный ребенок способен искать и находить сосок уже в течение первого часа после рождения4 . Различные предубеждения могут накладываться, усугубляя друг друга. Например, у некоторых народностей Бенина (Западная Африка) бытует поверье, что мать в течение суток после родов не должна глядеть в глаза своего ребенка – иначе «злые духи» могут вселиться в его тело. Первому контакту также могут помешать действия, отвлекающие мать. Примеров таких ритуальных процедур немало: поспешно перерезают пуповину, немедленно моют, растирают, туго пеленают младенцев, бинтуют им ноги, прокалывают уши новорожденным девочкам, распахивают двери жилища (у народов Крайнего Севера), окуривают младенца дымом.

Сегодня не только уместно задать такой вопрос – мы уже в состоянии найти ответы на него. Для этого нелишне вспомнить, что тысячелетиями основной стратегией выживания большинства человеческих сообществ было установление господства над природой и группами других людей. Эволюционное преимущество получали не те, кому дан потенциал любви, а те, в ком развивался потенциал агрессии, те, кому он был передан посредством подобных верований и ритуалов. Если мы будем сравнивать различные сообщества, то заметим: чем более необходимо обществу развивать агрессию и способность лишать жизни других, тем агрессивнее ритуалы и верования вмешиваются в ближайший к рождению период жизни человека.

Наши рассуждения приобретают особенное звучание в XXI веке и должны рассматриваться в его контексте. Мы живем в эпоху, когда человечеству нужно вырабатывать принципиально новые стратегии выживания. Мы все острее чувствуем, что традиционные стратегии изжили себя. Мы должны ставить вопросы, которых еще никто не касался, например: как развить в человеке любовь к Матери-Земле? Для того чтобы остановить разрушение планеты, мы обязаны ввести единые принципы существования в нашей «большой деревне». Любовь нам нужна более чем когда-либо. Все верования и ритуалы, взывающие к материнскому инстинкту защиты и агрессии, теряют свои эволюционные преимущества.

Эра безопасного кесарева сечения – это, прежде всего, эра научного познания любви. Приоритеты очевидны.

Глава 8 Мыслить перспективно

Люди не запрограммированы мыслить о далеком будущем. Миллионами лет наши предки жили одним днем, питаясь тем, что дарила природа. Одни кормились, вылавливая на мелководье ракушки или мелких рыбешек, другие собирали растения или плоды, третьи занимались охотой. Когда, относительно недавно, появились земледелие и скотоводство, людям пришлось развивать в себе способность предвидеть будущее. Жизнь заставляла задумываться хотя бы о временах года. Сегодня в нашем распоряжении оказались такие мощные технологии, что у нас возникла необходимость мыслить на десятилетия, и даже на столетия вперед. То же касается и других сфер человеческой деятельности, в частности, рождения детей.

Что поможет нам перепрограммировать себя?

Трудно изменить человеческую природу, выйти за ее пределы. Вот и профессионалам акушерского дела нелегко заглянуть за пределы короткого периода родов и послеродового периода. До наступления эпохи индустриализации родовспоможения у них не было ни причин, ни поводов для того, чтобы интересоваться возможными долгосрочными последствиями того, каким образом мы рождаемся. Ведь все рождались вагинальным путем, роды начинались самопроизвольно, а матери и ребенку в этой ситуации приходилось полагаться лишь на собственные физиологические ресурсы. Одни роды проходили легче, другие – тяжелее, вот и все. Теперь же у нас много способов рождения детей как «нижним» путем, так и «верхним». А средняя продолжительность жизни, которая ожидает новорожденного на сегодняшний день – порядка 80 лет.

Подспорье, которым можно воспользоваться, чтобы обучить себя мыслить долгосрочными категориями в сфере здоровья – Банк данных о первичном здоровье (Primal Health Research Data Bank, www.birthworks.org/primalhealth). Созданный нами Банк содержит сотни ссылок и выдержек из исследований, опубликованных в авторитетных медицинских и научных журналах. Все эти работы посвящены тому, как события, произошедшие в «первичный период», связаны со здоровьем и поведением человека в последующие годы жизни (под первичным периодом мы подразумеваем период внутриутробного развития, роды и первый год жизни). Отыскать такие исследования нелегко, так как понятия «первичное здоровье» в современных классификациях нет. Для этого и был создан наш Банк данных. При обзоре сведений, собранных в нем, мы сразу увидим, что во всех разделах медицины велись исследования, имеющие целью установить, как связаны болезни взрослого человека с тем, что происходило с его матерью во время беременности. Из подобных исследований можно даже сделать вывод, что наше здоровье в значительной степени формируется в утробе1. Например, мы читаем о том, что мужчина не рискует заболеть раком простаты, если его мать страдала преэклампсией.Сноска Или о том, что вынашивание ребенка во время эпидемии коклюша повышает вероятность, что он заболеет болезнью Паркинсона. Благодаря подобной информации мы учимся задумываться о долгосрочной перспективе.

Что такое – родиться через кесарево сечение

Как ни странно, поиск научных работ по ключевому слову «кесарево» дает немного. Самые существенные и надежные данные, которые мы найдем таким способом, касаются связи факта рождения кесаревым сечением и риска развития астмы у детей и взрослых.

Финские ученые исследовали факторы риска возникновения астмы и аллергических заболеваний у 31-летних взрослых (родившихся в 1966 году). Оказалось, что у родившихся кесаревым сечением риск развития астмы в 3,23 раза больше, чем у тех, кто родился вагинальным путем2. С другой стороны, частота случаев аллергических заболеваний, таких как поллиноз и экзема, а также склонность к аллергии, выявленной кожными пробами, не превышала «фоновой». Та же группа исследователей изучала риск астмы у семилетних детей3. Было обнаружено, что осложнения в родах вообще и кесарево сечение в частности – факторы риска. Другая группа ученых из Финляндии изучала данные по астме у рожденных в 1987 году, сопоставляя данные национальных органов регистрации рождений с различными документами отчетности государственного здравоохранения. Это исследование, объектом которого стали около 60 тысяч детей, подтвердило, что у рожденных посредством кесарева сечения выше риск стать астматиками в детстве4. Датские ученые также отмечают, что кесарево сечение – фактор, повышающий риск заболевания астмой, но не аллергическим ринитом5, а работа британских исследователей подтвердила, что аллергии с кесаревым сечением не связаны6.

Когда я пытаюсь интерпретировать эти вполне согласующиеся друг с другом данные, я не могу не вспомнить один хорошо известный науке факт: нарушения дыхания у новорожденных возникают гораздо чаще при плановом кесаревом сечении, произведенном до начала родовой деятельности, чем при вагинальных родах или кесаревом сечении в родах. К сожалению, в нашем Банке данных нет ни одной работы, в которой бы сравнивалась статистика для кесаревых сечений, произведенных во время родов и до их начала. Сегодня нам известно, что плод, скорее всего, участвует в запуске процесса родов. Один из способов – подать сигнал, выделяя в амниотическую жидкость вещество, свидетельствующее о том, что легкие «созрели». Более того, есть основания полагать, что гормоны, выделяемые матерью и плодом во время родов, могут способствовать завершению созревания легких7. Таким образом, нетрудно предугадать, что у младенцев, рожденных кесаревым сечением до начала родов, будут чаще возникать респираторные нарушения – и не только сразу после рождения, но и в дальнейшей жизни8. Подчеркнем в этой связи, что кесарево сечение выступает в качестве фактора, повышающего риск развития астмы как заболевания дыхательной системы, но не как аллергического заболевания.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru