MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Оден М. - Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

• Опасность. Любая ситуация, в которой происходит выделение гормонов группы адреналина, стимулирует деятельность неокортекса, и посему сдерживает процесс родов. Когда возникает опасность, млекопитающим приходится быть бдительными и внимательными. Применительно к нашей теме это означает, что женщина во время родов ощущает потребность чувствовать себя в безопасности. Этой ключевой потребностью объясняется то, что по всему миру и во все времена женщины стремились рожать рядом с собственной матерью или с кем-то, кто может послужить ей заменой. Это, как правило, опытная женщина с опытом матери или бабушки… или повивальная бабка. Акушерка по природе своей олицетворяет материнский образ. В идеале мать – прототип человека, рядом с которым мы себя чувствуем в безопасности и который не станет нас разглядывать или критиковать.

Несколько «если бы…»

Если бы мы осознали ключевые потребности рожающей женщины полвека назад, когда распространилась современная техника кесарева сечения, то история деторождения, несомненно, пошла бы другим путем. И с «акушерством в исполнении акушерок» считались бы уважительно. Акушерки не исчезли бы – полностью, как это произошло в одних странах, или почти полностью – в странах, где они потеряли свою самостоятельность и самобытность, став заложницами медицинских схем. Сравнивая страны, города или больницы, легко угадать, каков там процент кесаревых сечений – для этого достаточно знать соотношение числа акушеров-гинекологов и акушерок. В странах, где акушеров-гинекологов во много раз больше, чем акушерок, последние потеряли свою независимость, а количество кесаревых сечений огромно. Так обстоит дело во многих странах, столь непохожих одна на другую: в Бразилии и еще нескольких странах Латинской Америки, в Китае, Южной Корее, на Тайване и на юге Италии, в Турции и Греции.

Если бы мы поняли, каковы ключевые потребности рожающей женщины, то мы бы не наблюдали сейчас второго и третьего поколений, родившихся при интенсивном врачебном вмешательстве. Есть статистические данные о том, что в определенной степени способность благополучно родить ребенка передается от матери к дочери. В США изучили данные о всех женщинах, родившихся в штате Юта в 1947-57 гг. и впоследствии рожавших в этом же штате в 1970-91 гг. Вот что показало исследование: если женщине делали кесарево сечение по причине «отсутствия прогресса родовой деятельности», то вероятность того, что ее дочери придется самой рожать посредством операции, возрастает в шесть раз1. Выходит, что с приходом эпохи «индустриализации родов» способность к благополучному родоразрешению стала постепенно уменьшаться?

Если бы мы усвоили ключевые потребности роженицы, то история родов не знала бы «эры электроники». Тогда врачи не решились бы с начала 70-х годов записывать в постоянном режиме ритм сердцебиения плода и интенсивность маточных сокращений при помощи электронных приборов. Врачи бы понимали: когда за телесными функциями женщины постоянно наблюдают и она это знает, уже одно это возбуждает неокортекс, а это грозит сделать роды дольше, труднее, а значит – опаснее, так что все больше родов будет проходить при помощи хирурга. Интересный факт: когда настала эра электроники, ученые провели исследования, показавшие, что единственным устойчивым и статистически значимым эффектом электронного мониторинга (сравнительно с обычной периодической аускультацией) было увеличение числа кесаревых сечений.2–14 Если бы благодаря правильному пониманию процесса родов мы избежали эры электроники, возможно, не возникло бы навязчивой боязни судебных последствий. В 1970-е годы многие врачи не без участия прессы распространили идею о том, что новые электронные методы наблюдения позволяют «рожать без риска» – как будто непроизвольный процесс подобен полету самолета, за которым легко следить и которым можно надежно управлять! Из такого убеждения следует, что причина любого несчастного случая: смерти, инвалидности, – чья-то ошибка или недосмотр, а значит, нужно искать виноватого. Общественность не смогла вовремя понять, что эпидемия судебных исков не могла породить ничего, кроме атмосферы страха в больницах и роддомах. А ведь страх – это как раз то, что делает роды трудными и опасными.

Если бы несколько десятилетий назад мы задали себе правильные вопросы, мы не попали бы сейчас в кабалу прочно укоренившихся теорий. Если бы, например, мы осознали, как важно обеспечить роженице условия, в которых ее адреналин как можно дольше держится на минимальном уровне, то мы бы представляли себе заранее, что присутствие при родах мужчины, неокортекс которого выделяет гормоны стресса, может увеличивать риск. Но вот появляется новое веяние: отцы присутствуют на родах. Его все горячо поддерживают, и сегодня уже никто не осмелится обратить внимание на то, что его бум совпал по времени с резким увеличением числа кесаревых сечений. (В Ирландии отцов допустили в палату только в конце восьмидесятых – тогда же взлетело и число операций.)

Простое практическое правило

Поскольку непонимание физиологических процессов прямо или косвенно ведет к резкому росту кесаревых сечений, предложим очень простое правило, которое поможет уяснить, в чем заключаются ключевые потребности женщины в родах. Его можно выразить всего одной фразой: во время схваток, потуг и рождения ребенка следует устранять все специфически человеческое и удовлетворять потребности, свойственные млекопитающим.

Устранить все, что специфически присуще человеку – это, прежде всего, освободиться от бремени укоренившихся убеждений (крепко сросшихся с ритуалами). Тысячелетиями они вмешивались в физиологические процессы во всех известных нам культурных сообществах (не исключено, впрочем, что на определенном витке человеческой истории это давало эволюционное преимущество). Из этого правила следует, что необходимо сократить до минимума активность неокортекса – отдела головного мозга, мощное развитие которого отличает нас от остальных животных. Отсюда же следует, что язык – еще одна специфическая функция человека – должен использоваться как можно более скупо.

Любое млекопитающее, производя на свет потомство, стремится быть подальше от посторонних глаз. Для женщины в родах это такая же насущная необходимость.

Далее, необходимо удовлетворить ее потребность ощущать себя в безопасности: когда самка млекопитающего в джунглях чует поблизости хищника, роды на время прекращаются. Примечательно, что женщина, укрытая от опасности и посторонних глаз, нередко предпочитает рожать в позах, свойственных млекопитающим, например, на четвереньках.

Часто говорят, что нужно гуманизировать деторождение, то есть сделать его более человечным. На самом деле, если мы хотим снизить процент кесаревых сечений, стоит его сначала сделать более похожим на деторождение у млекопитающих. В определенном смысле роды следует дегуманизировать.

Глава 5 Когда сбываются мечты...

Мифы, легенды, поэмы и сказания рассказывают нам о человеческих мечтах, живших во всех народах, во все времена. Благодаря технологическим чудесам XX века многие мечты вдруг сделались реальностью. Это относится и к кесареву сечению, которое можно воспринимать как осуществление древней, глубоко лелеемой мечты. Давайте пойдем непроторенным путем и посмотрим новыми глазами на то, что я обозначил бы как «искушение кесаревым сечением» – то есть искушение превратить эту операцию в обыденный способ производить детей на свет.

От асклепия до куклы барби

Асклепий, бог медицины у древних греков, появился на свет, когда его отец Аполлон рассек чрево своей возлюбленной Корониды, казненной за неверность. Бог Зевс исторг сына своего Диониса из чрева умершей возлюбленной, затем последовала «пересадка» в отцовское бедро, откуда впоследствии и родился младенец.

Подобные легенды возникали не только у греков. Многократно звучит мотив кесарева сечения в фольклоре Древней Индии, у египтян, персов и европейских народов. Известны древние китайские гравюры с изображением этой операции, которая проводится, без сомнения, на живых женщинах. В «Шахнамэ» («Книге царей»), написанной около 1000 года нашей эры, повествуется о подвигах героев доисламского Ирана, и там есть подробное описание рождения кесаревым сечением: Заль, легендарный герой по прозвищу Лев, умоляет вещую птицу Симурга помочь разрешиться своей возлюбленной Рудабе. Симург дает наставления священнику Мобеду, и тот рассекает Рудабе кинжалом бок – так чудесным образом родился Рустам. Интересно, что во всех этих древних легендах операцию проводит мужчина, хотя родовспоможением, как правило, занимались женщины.

По германским преданиям (версия Эйльхарта), таким же путем родился Тристан. Один из самых потрясающих сюжетов изображает гравюра на дереве работы германских мастеров позднего Средневековья – рождение Антихриста кесаревым сечением.

Древним мифам и фольклору Британии также не чужд образ рождения «верхним путем», что подтверждает стих из эпизода трагической гибели Макбета:

…Разочаруйся,И пусть тебе поведает тот ангел, которому служил ты,Что Макдуф из чрева матери ножом исторгнут.Сноска Среди самых ярких преданий, повествующих о кесаревом сечении, следует упомянуть те, в которых мать сама вынимает своего ребенка, а также, где операция делается при помощи… бычьего рога. СакомбСноска поведал следующую историю в стихах. В Сан-Себастьяне разъяренный бык вспарывает живот беременной женщине так, что ребенок рождается живым, не пройдя через кости таза: «Плод вышел невредим, минуя узкий путь».Сноска Конечно, трудно отделить легенды и выдумки от достоверных исторических фактов. Главная причина подобных затруднений в том, что во многих сообществах в случае смерти беременной женщины ее тело запрещалось хоронить, прежде чем из него вынут дитя. Так порой удавалось спасти«верхним путем» ребенка умирающей матери.

В VIII в. до н.э. римский царь Нума Помпилий издал закон, согласно которому новорожденного обязательно нужно было извлекать из тела женщины, умершей в родах. Закон оставался в силе во время правления многих римских императоров и был назван «Lex Caesarea» от латинского глагола caesere, означающего «резать, сечь». Таково, вероятнее всего, происхождение нашего термина. Название операции «кесарево сечение» никак не связано с обстоятельствами рождения императора Юлия Цезаря. Если бы император родился таким способом, то его мать Аврелия не могла бы впоследствии стать советницей своего взрослого сына. Возможно, один из предков Цезаря (Кесаря) родился «верхним путем», и имя, данное ему в память о хирургическом способе появления его на свет, стало передаваться из поколения в поколение. Позднее католическая церковь приняла закон, подобный Lex Caesarea, чтобы дать возможность спасенному ребенку принять крещение.

Долгое время кесарево сечение имело отношение лишь к трагическим случаям, когда мать умирала родами, но вот в XVI в. сообщается о первом случае, когда операция позволила выжить не только ребенку, но и матери. Швейцарец Жак Нюфер, чьим ремеслом было кастрировать свиней, решился прибегнуть к кесареву сечению, когда его жена никак не могла разродиться. Ей оказались не в состоянии помочь тринадцать акушерок и несколько литотомистов (хирургов, которые специализировались на извлечении камней из мочевого пузыря). Сделав один разрез ножом, Нюфер извлек живого и невредимого ребенка. Своей жене он наложил швы на рану, и она также осталась жива. Этот случай был изложен в первом трактате о кесаревом сечении, сделанном живой женщине. Его правдивость медицинское сообщество подвергало сомнению, поскольку после этого мадам Нюфер прожила долго, благополучно родив более привычным способом еще шестерых детей, в том числе пару близнецов. Одним из самых правдоподобных объяснений могла быть внематочная брюшная беременность (то есть плод мог находиться не в матке, а в брюшной полости). Примечательно, что в подлиннике трактата, написанном на латыни, упоминается лишь об одном разрезе – брюшной стенки, и ни слова о вскрытии матки. Если такая интерпретация верна, то это не было настоящим кесаревым сечением.

В наши дни, когда кесарево сечение стало безопасным и повседневным вмешательством, можно было бы ожидать, что давние мечты и фантазии уйдут мало-помалу в небытие. Это не так. Самые древние и вездесущие мечты человечества постоянно и непреодолимо всплывают вновь, и яркий тому пример – успех беременной куклы Барби с открывающимся животиком.

От икара до полета через ла-манш

Отворить чрево беременной женщины – не единственная давняя мечта человечества, ставшая реальностью в последние годы. Чтобы глубже понять то, что мы рассматриваем как «искушение кесаревым сечением», нелишне будет вспомнить еще одну, столь же давнишнюю мечту.

Икар вместе со своим отцом Дедалом был заключен в башню на острове Крит. Они ухитрились сбежать, но покинуть остров морем было невозможно: царь строго охранял все корабли на острове. Тогда отец и сын решили улететь. Дедал сделал из перьев крылья для себя и для юного Икара. Дедал благополучно добрался до Сицилии, где построил в благодарность за свое избавление храм в честь Аполлона, повесив там свои крылья как дар Богу. Икар же, охваченный восторгом, не последовал за отцом и взмыл вверх, как будто хотел долететь до небес. Но палящее солнце растопило воск, которым были склеены перья, и юноша остался без крыльев. Тщетно махал он руками, на которых не было больше перьев, и призывал на помощь отца – он упал и утонул в пучине моря.

Самым большим желанием Беллерофона было оседлать великолепного крылатого коня Пегаса. Проснувшись однажды утром, он обнаружил под ногами золотую уздечку. Он отправился на луг, где любил пастись Пегас, и нашел там чудо-коня. Конь позволил накинуть на себя уздечку и не сопротивлялся всаднику. К несчастью для себя, Беллерофон возмечтал стать богом. Однажды он направил крылатого коня на Олимп, обиталище богов. Но тут впервые Пегас благоразумно воспротивился, скинул Беллерофона на землю и улетел.

Эти знаменитые мифы характерны не только для греческой культуры. Множество описаний летающих механизмов и существ мы встретим и в древних китайских, корейских и индийских текстах. В индийских Ведах летающие машины назывались вимана. Некоторые представляли собой созданные человеком летательные аппараты, похожие на самолеты с крыльями наподобие птичьих.

Иные же были – создания, летавшие необъяснимым способом и, как правило, нерукотворные. В даосских легендах часто упоминаются бессмертные, способные летать по воздуху. Сянь – это люди, наделенные бессмертием и способные летать в силу своей божественной природы. Считалось, что они имеют перья – даосские священники так и называются: юй кэ, что означает «пернатые гости». Среди других примеров летающих существ – фэй тянь («летающие бессмертные») из древнекитайских мифов.

Сегодня, когда перелет с одного континента на другой уже не воспринимается как приключение, можно было бы предположить, что еще одна мечта, из самых древних и живучих, уйдет в небытие, и полету не будет места в наших фантазиях. Вовсе нет: с каждым днем растет популярность всевозможных видов спорта и развлечений, связанных с полетом. Мы увлеклись парашютным спортом, парапланами, дельтапланами, совершаем отчаянные затяжные прыжки, развлекаемся прыжками на резиновом тросе… Словом, человек стремится осуществить свою самую древнюю мечту – летать самостоятельно. Тот, кто перелетел через Ла-Манш на крыльях из углеродного волокнаСноска, навеял Икаровы грезы миллионам таких же, как он, людей… Искусительный соблазн кесарева сечения нельзя объяснить, если не обращать внимания на то, как поразительно некоторые человеческие мечты и фантазии. Искушение кесаревым сечением – это часть порочного круга, включающего также и пренебрежение физиологией родов.

Глава 6 Вперед, к homo sapIEns со сверхсовершенным мозгом?

Следует ли воспринимать эпоху безопасного кесарева сечения как новый рубеж в эволюции размеров головного мозга? Стоим ли мы на пути появления Homo sapiens со сверхсовершенным мозгом?

Возможностям есть предел

До последнего времени было принято считать, что в силу особенностей процесса родов и строения женского организма развитию человеческого мозга есть предел. К концу внутриутробного развития наименьший размер головки плода (которая не имеет строго шарообразной формы) приблизительно равен наибольшему выходному размеру малого таза матери (который не является правильным конусом). Эволюции пришлось предусмотреть некоторые решения, чтобы достигнуть пределов возможного.

Первое решение – сделать беременность как можно короче, чтобы ребенок рождался, в некотором смысле, недоношенным. Все происходит так, как будто существует «период первичного развития» (primal period)1, который включает в себя стадию «внутреннего вынашивания», и стадию «внешнего вынашивания», уже в социальной среде. Относительную незрелость новорожденного человека нельзя рассматривать, не принимая во внимание его развитие в культурном окружении. Некоторое время назад я уже высказывал гипотезу о том, что преждевременное рождение может иметь и много преимуществ, если речь идет о развитии мозга, поскольку мир вне утробы дает младенцу неизмеримо больше персонализированных чувственных раздражителей, чем внутриутробный2. Кроме того, в последние годы выяснилось, что беременная женщина в состоянии до некоторой степени адаптировать размеры плода к своим собственным размерам, регулируя приток крови и питательных веществ к плоду. Именно поэтому миниатюрные женщины, которые в качестве суррогатных матерей вынашивают донорские эмбрионы гораздо более крупных по комплекции генетических родителей, нередко рожают детей меньшего размера, чем можно было бы ожидать.

Что касается механической стороны родов, то малыш должен как можно сильнее нагнуть головку, чтобы наименьшим размером начать спиралевидное продвижение вниз через отверстие малого таза матери. Рождение ребенка у человека – сложный асимметричный процесс, так как внутренний размер материнского таза на входе шире в поперечном направлении, а на выходе – шире в продольном. Добавим, кстати, что процесс конфигурации (своего рода «лепки») головки может несколько изменять форму черепа малыша, если в этом есть необходимость.

Когда идет речь о механических особенностях родов у человека, трудно удержаться от сравнения нас с нашими близкими родственниками – шимпанзе. Головка доношенного детеныша этой обезьяны занимает значительно меньше места в малом тазу матери, а вульва расположена строго по центру. Поэтому продвижение головки вниз по родовым путям абсолютно симметричное и прямое. Мозг у современного представителя рода Homo в 4 раза больше, чем у его знаменитого предка Люси.Сноска По-видимому, с момента, когда человек отделился от других приматов, и на протяжении всей эволюции гоминидовСноска существовало противоречие между прямохождением, с одной стороны, и тенденцией к росту объема головного мозга с другой. Противоречивость «устройства» homo sapiens заключается в том, что малый таз приспособленного к ходьбе на двух ногах человека должен быть узким, чтобы ноги располагались на возможно меньшем расстоянии одна от другой: так облегчается передача усилия от ног к позвоночнику при ходьбе и беге. Прямохождение – важная предпосылка развития головного мозга. Когда мы ходим на двух ногах, мы можем нести на голове тяжелый груз. Млекопитающие, ходящие на четвереньках, к этому не приспособлены. Вот почему для того, чтобы появилась «обезьяна с большим мозгом», эволюции пришлось искать другие решения, нежели увеличение объема таза женщины, ведь чем быстрее могли бегать наши предки, тем больше у них было шансов выжить.

Есть и другие основания полагать, что увеличение размеров мозга достигло конечного предела. Когда мы говорим о развитии и увеличении головного мозга, мы не вполне точны. Подчеркнем, прежде всего, что значительно увеличился не весь мозг, а лишь его часть, неокортекс. Неокортекс, или кору головного мозга, можно представить как своего рода мощный суперкомпьютер, который некогда был зависим от древнейших структур мозга, отвечавших за выживание. Для нас сейчас важно то, что «новый мозг» стал одерживать верх и подавлять активность этих древних отделов, особенно в процессе родов. Но несмотря на это, современные женщины пока не потеряли способности выделять необходимые гормоны и рожать собственными силами – при условии, что деятельность их мощного неокортекса будет существенно ограничена. Здесь мы снова приходим к выводу, что развитие человеческого мозга достигло своих пределов. Дальнейшее развитие коры головного мозга может сделать процесс родов невозможным.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru