MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Оден М. - Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Я не припомню случая, чтобы после родов с настоящим, без помех, рефлексом изгнания плода мне пришлось зашивать разрывы промежности. Пожалуй, одна из многих возможных причин – то, что женщина чаще всего в этот момент наклоняется вперед, например, встает на четвереньки. В таких позах механизм раскрытия вульвы не такой, как в других положениях. Сначала более быстро открывается передняя часть вульвы; затем обычно несколько замедляется разгибание головки; когда показывается личико ребенка, то подбородок повернут чуть в сторону. Пользуясь случаем, упомяну, что если все-таки произойдет незначительный разрыв (обычно потому, что не было истинного рефлекса изгнания плода), то я не зашиваю его. Если женщина в течение двух недель не будет разводить ноги (избегая осмотра промежности, позы лотоса и т.п.), рана прекрасно заживет.

Одно из преимуществ термина «рефлекс изгнания плода» – в том, что он подчеркивает то общее, что роднит различные явления нашей сексуальной жизни. Как указывает Найлс Ньютон16, при рефлексе выброса молока, рефлексе семяизвержения и при рефлексе изгнания плода всегда происходит внезапный мощный выброс окситоцина. А выделение окситоцина всегда очень сильно зависит от факторов окружающей среды.

На сегодняшний день, если для нас важнее всего сохранить промежность, то следует признать, что тактика планового кесарева сечения в момент, соответствующий предполагаемому сроку родов, может считаться вполне оправданной. Она и в самом деле будет обоснованной до тех пор, пока условия возникновения рефлекса изгнания плода не будут в должной мере поняты, пока будут приниматься во внимание только критерии двадцатого столетия. Совсем другое дело, если мы введем критерии двадцать первого века, в частности, если мы признаем, что «научное познание любви»17 – один из важнейших аспектов современной научной революции.

Глава 18 Одно из двух

Стратегии будущего

Для тех, кто усвоил первые уроки научного познания любви (scientification of love),Сноска и для тех, кто научился мыслить в понятиях цивилизации, основы стратегии будущего очевидны. Цель – сделать так, чтобы как можно больше женщин рожало детей черезестественные родовые пути благодаря беспрепятственному излиянию гормонов любви.

Однако ставить первоочередной задачей снижение числа кесаревых сечений было бы опасно: первым шагом должна быть попытка содействовать более глубокому пониманию физиологии родов, в частности, пониманию ключевых потребностей женщины в родах. В больницах, где единственным приоритетом становится сокращение числа кесаревых сечений, первым отчетливым результатом обычно бывает увеличение количества тяжелых вагинальных родов и опасных экстренных операций кесарева сечения по жизненным показаниям. Это как раз то, чего в эпоху безопасного кесарева сечения нам следует избегать. За последнее время я много раз слышал о родах, во время которых команда медиков-акушеров испробовала «все возможное», чтобы избежать кесарева сечения: капельное вливание синтетического окситоцина, эпидуральную анестезию, наконец, либо щипцы и эпизиотомию, либо даже кесарево сечение после попытки наложения щипцов. Акушерским щипцам место в музее. В последний раз я пользовался ими в феврале 1965 года.

Мы уже упоминали о многих причинах, по которым следует насколько это возможно избегать плановых кесаревых сечений. Когда кесарево сечение назначается до наступления родов, нет никакой гарантии, что младенец (в частности, его легкие) созрел в достаточной степени. Окончательному созреванию легких способствуют гормоны, отвечающие за течение родов, которые выделяют как материнский организм, так и организм плода. То, что при этом повышается риск возникновения дыхательных нарушений – факт, вполне доказанный наукой. Как правило, появление на свет ребенка в результате планового кесарева сечения до начала родов означает, что плод не участвовал в инициировании родов. Это означает также, что ему не дали возможности пустить в ход собственную систему гормонов стресса. Возникновение проблем с грудным вскармливанием в этом случае более вероятно, чем после кесарева сечения во время начавшихся родов. К тому же операция, произведенная в процессе родов, судя по всему, повышает шансы благополучных вагинальных родов после кесарева сечения в будущем.

Итак, мы должны готовиться к осуществлению стратегии двух возможностей по двум основным сценариям. В первом случае роды проходят благополучно через естественные родовые пути. Несмотря на то что несколько поколений появилось на свет при вмешательстве медицины, этот вариант когда-нибудь получит более широкое распространение. Это произойдет, когда мы вновь осознаем, как важно создать обстановку уединения и покоя для роженицы и как важна роль акушерки в исконном, традиционном смысле.

Во втором случае процесс родов протекает патологически. Вот тогда следует прибегать к неэкстренному кесареву сечению в процессе родов. Трудность заключается в том, чтобы вовремя на первом этапе родов принять решение о целесообразности операции. Нам нужны новые тесты, которые помогали бы действовать в согласии со стратегиями XXI века. В последнее время были разработаны шкалы риска, учитывающие множество критериев; их цель – как можно раньше в процессе начавшихся родов выявить женщин, которым показано кесарево сечение.1

Бассейн-тест

Тест с погружением в бассейн – прекрасный пример метода, который можно применять в контексте стратегий будущего. В его основе лежит очень простое явление. Когда женщина в периоде частых и интенсивных схваток погружается в бассейн с температурой воды, равной температуре тела, в течение первых одного – двух часов раскрытие шейки матки обычно происходит заметно активнее. Если же раскрытие шло нормально, а потом прекратилось, несмотря на погружение в воду, интимную обстановку (никаких камер!) и приглушенный свет, то, значит, велика вероятность какого-то серьезного препятствия для родов. Здесь медлить неразумно, и лучше сразу прибегнуть к неэкстренному кесареву сечению в процессе родов.

До середины 1970-х годов я применял во вполне определенных обстоятельствах метод, который я назвал «люмбальной (или поясничной) рефлексотерапией». Я пользовался им как тестом, призванным как можно раньше выявить необходимость кесарева сечения. Техника проста. Женщине делались одна-две «внутрикожных» инъекции стерильной воды в область спины по обе стороны от позвоночника на уровне углубления, образуемого мышцами чуть ниже последней пары ребер. Нужно, чтобы образовались два маленьких волдыря, как от ожога крапивой.2 Такая рефлексотерапия помогает очень быстро, если раскрытие шейки матки достигло примерно 5 сантиметров, а схватки сопровождаются болью в пояснице. Когда поясничные боли проходят, то остается лишь дискомфорт в зоне над лобком, в то время как раскрытие шейки продолжается. Если же дальнейшее раскрытие не происходит, это свидетельствует о серьезном механическом препятствии.

С тех пор как в конце 1970-х годов мы стали применять в нашем родильном отделении бассейн для рожениц, про люмбальную рефлексотерапию я вспоминал все реже. В начале 1980-х я уже писал в одном из авторитетных медицинских журналов3, по какой причине мы в госпитале Питивье стали использовать бассейн для родов. Там же я описал наиболее типичный сценарий:

«Мы обычно используем бассейн в родах, когда схватки особенно болезненны (в особенности, это касается поясничных болей), и когда раскрытие не идет дальше 5 см. В такой ситуации роженицы обычно настойчиво требуют применения обезболивающих препаратов. В большинстве случаев в течение одного – двух часов пребывания в воде шейка матки полностью раскрывается…».

В то время я мог ссылаться лишь на большинство случаев. Впоследствии я проанализировал результаты тех редких родов, когда час или два, проведенные в бассейне, не способствовали дальнейшему раскрытию. Я понял, что, в конечном итоге во всех случаях было необходимо кесарево сечение, и чаще всего после затяжного и трудного протекания первой и второй стадий родов. Вот так я потихоньку стал принимать во внимание то, что тогда еще не получило названия «теста с погружением в бассейн».

Позже мне случилось упомянуть о бассейн-тесте во время ознакомительных занятий для доул. В ответ из рассказов слушательниц я узнал, как проходят роды в лондонских больницах, и это заставило меня по-новому взглянуть на этот вопрос. Мне стало ясно, что многих трудных и затяжных родов с обычным арсеналом медикаментов и вмешательств и последующим экстренным кесаревым сечением можно было бы избежать, если бы учитывались результаты бассейн-теста. Одна из тех историй особенно примечательна. Женщина в активных схватках в сопровождении своей доулы поступила в родильное отделение, когда раскрытие шейки было уже довольно большим. Вскоре после прибытия она вошла в бассейн. Прошло больше часа, а дальнейшего раскрытия не происходило. Доула знала о бассейн-тесте и была абсолютно уверена в том, что эта женщина не сможет благополучно родить естественным путем, поэтому стала убеждать в этом акушерку. Наконец, та позвала опытного доктора, который поставил диагноз: лобное предлежание. Этот вид предлежания, очень трудно выявляемый на раннем этапе схваток, несовместим с вагинальными родами. Доула знала, что понадобится кесарево сечение, хотя и не могла объяснить, почему.

Непосредственно перед погружением в бассейн должно быть проведено влагалищное исследование, чтобы при необходимости через час – два можно было отметить изменения. Это необходимое условие и важный практический момент: об этом нужно помнить акушеркам, привыкшим не вмешиваться в роды и не руководить. Поддерживая обстановку тишины, приглушенного света и интимности, они часто умеют следить за развитием процесса родов, не делая постоянных влагалищных осмотров и полагаясь на другие признаки.

Возможное объяснение

При погружении в воду температуры тела сокращения матки становятся более эффективными, но лишь на короткий период времени. Сегодня мы можем предложить объяснение этого явления с точки зрения физиологии. Когда женщина оказывается в бассейне в фазе активных схваток, у нее сразу же облегчаются боли, а значит, в крови немедленно снижается уровень гормонов стресса. Так как гормоны стресса и окситоцин – антагонисты, главной кратковременной ответной реакцией организма обычно бывает пик выброса окситоцина и, как следствие, заметный прогресс в раскрытии шейки.

Затем следует продолжительная сложная реакция, заключающаяся в перераспределении объема циркулирующей крови. Это – стандартная реакция на любое погружение в воду: кровь приливает к грудной клетке4. При увеличении объема крови в области груди определенный вид специализированных клеток (расположенных, в частности, в предсердиях), начинает выделять гормон, называемый ANP (предсердный натрийуретический пептид, или фактор), который тормозит активность задней доли гипофиза.5 Нам всем знаком этот эффект снижения гипофизарной активности: после принятия ванны увеличивается выделение мочи. Значит, снижается уровень вазопрессина, гормона, способствующего задержке воды в организме. Современной наукой эта цепочка взаимодействия пока не вполне объяснена.6 Не так давно было обнаружено, что окситоцин – гормон любви – имеет соответствующие рецепторы в сердце (!) и к тому же принимает участие в регулировании уровня натрийуретического гормона ANP.7 С практической точки зрения нам достаточно иметь в виду, что при погружении в теплую воду за немедленной прямой реакцией выброса окситоцина следует обратная – его спад, в результате чего эффективность сокращений матки через 1-2 часа ослабевает.

Несколько простых советов

В сущности, все рекомендации относительно применения бассейна в родах основаны на описанной выше двухфазной реакции на погружение в воду.

Первая практическая рекомендация – придавать большое значение выбору правильного момента, когда роженице следует входить в воду. В идеале этого не следует делать ранее раскрытия шейки матки на 5 см. У опытных акушерок есть множество хитростей, чтобы помочь женщине потерпеть. Чтобы выиграть время, можно, например, предложить ей принять душ. К тому же душевая кабина или ванная комната – «укромное» место для женщины в родах. Обзор, результаты которого опубликованы в British Medical Journal, показал, что многие женщины находятся в воде слишком долго. Одна из причин в том, что многие погружаются в воду задолго до раскрытия на 5 см.8 Вторая рекомендация – не планировать рождение ребенка в воду. Когда женщина решила рожать в воду, она рискует стать заложницей своего решения и остаться в воде, даже когда сокращения ослабевают. Тогда может затянуться потужной период, не исключены затруднения при рождении последа. Другое дело – когда роды в воду происходят в результате кратковременной серии непреодолимых потуг. Вообще, стоит избегать создания подробного, заранее прописанного сценария рождения ребенка.

Здесь хотелось бы дать еще одну простую рекомендацию относительно температуры воды. Нетрудно сделать так, чтобы она никогда не превышала 37° С (то есть температуры тела матери). Есть сведения о двух случаях смерти новорожденных, когда роженицы долго находились в слишком горячей воде (39,7° С в одном из случаев).9 Одним из объяснений было то, что у плода поднималась температура (она всегда на градус выше, чем у матери), и он не смог удовлетворить возросшую потребность в кислороде. Плоду трудно отводить избыточное тепло.

На пороге новой эпохи в истории деторождения можно ожидать, что при соблюдении нескольких простых рекомендаций погружение в воду – в случае трудных родов – может составить серьезную альтернативу медикаментозным средствам, в частности, эпидуральной анестезии и синтетическому окситоцину. Тогда умение помочь женщине потерпеть и войти в воду в правильный момент станет новой гранью акушерского мастерства, и еще одним шагом к тому, чтобы все больше женщин давали жизнь своему ребенку, обильно источая гормоны любви.

Рассказ в антракте

Мы решили проиллюстрировать эту будущую стратегию двух возможностей, поместив рядом на соседних страницах картину «Рычащая львица» и рисунок, который должен ассоциативно напомнить кесарево сечение.

Пэм Инглэнд – автор нашумевшей в Соединенных Штатах книги «Роды: взгляд изнутри» (Pam England, «Birth from within»). Неделю спустя после того как у себя дома, в Нью-Мексико, Пэм произвела на свет сына Люка, она написала картину «Рычащая Львица в родах». Пэм захотелось выразить всю животную силу родов.

Своего первого ребенка она родила кесаревым сечением. В 1984 году, после этой операции, она приезжала во Францию и была у меня в Питивье. Вот что она недавно поведала о нашем разговоре и о рождении своих детей:

«…Те несколько часов, что я провела в Питивье в октябре 1984 года, навсегда изменили мою жизнь. Прошли годы, а я помню тот простой и гениальный совет, который вы дали мне, когда я вынашивала своего „львенка“. Рассказав вам историю своих первых родов кесаревым сечением, я тогда спросила вашего совета, как мне родить нормально во второй раз. Вы задумались на мгновение и сказали: „Запритесь в ванной и не пускайте туда никого, даже акушерку. Все будет хорошо“. И это было все, что вы мне сказали. Я тогда подумала: „Вот как! И это ваш совет? Ведь я рассказала вам историю родов, которые были для меня такой травмой, а вы просто отшучиваетесь?“ Но я поверила вам. Я послушалась вашего совета. Я заперлась в ванной комнате, замкнулась в кокон своей потаенной женской сущности (эти темные краски там, в нижней части картины). Акушерка делала именно то, о чем я ее попросила: она не делала ничего. Меня никто не тревожил и не вмешивался, я пошла своим путем и не думала о том, как все должно быть… Я словно бродила с завязанными глазами по лабиринту, где потеряться нельзя: нужно лишь почувствовать свою дорогу и исполниться решимости попасть в центр.

Подобно очень многим женщинам, в первый раз я была напичкана знаниями о родах и при этом к ним не готова. Кесарево сечение, конечно, стало великим уроком для меня, но я знала, что он еще не пройден до конца. Когда я забеременела во второй раз, я очень серьезно отнеслась к тому, чему вы учите женщин: я забыла все, что знала о родах. Я обратилась к своей женской сущности, ни на кого не надеялась и не сдерживала себя (на картине первобытная жизненная сила, прорывающаяся сквозь меня, изображена белым зигзагом). Рожая на свет Люка, я изгибала спину и «рычала». Я почувствовала, что воплощаю в себе всю дикую природу рычащего льва. Через несколько минут родился Люк. Нормальные домашние роды были для меня завершением того урока, ради которого я и решилась рожать. И я уже никогда не была прежней…» Или… Или…

Глава 19 Ведение беременности, порождающее страх сноска

Представим себе, что с точки зрения общественного здоровья одна из главных наших забот – добиться, чтобы как можно больше женщин могли рожать естественным путем благодаря беспрепятственному току гормонов любви. Представим также, что мы достигли более основательного понимания физиологии родов и потому решили следовать стратегии выбора «одного из двух».

Тогда нам нужно прежде всего подумать о задачах на ближайшее будущее и задаться вопросом, какие преобразования можно было бы сделать незамедлительно.

Хорошо известно, что минимальный уровень тревожности – залог благополучного течения родов. Иными словами, чем больше беременная подвергается факторам, вызывающим тревогу, тем труднее будут роды. Минимальный уровень тревожности также необходим для нормального роста и развития малыша в утробе. Итак, предварительный круг практических вопросов должен касаться того, что может влиять на эмоциональное состояние женщины, ждущей ребенка.

Очень многие женщины возвращаются из женской консультации, встревоженные и напуганные. Совершенно ясно, что если постоянно заставлять беременную думать о возможных проблемах, то это неизбежно вызовет так называемый эффект ноцебо (от лат. nocebo «нанесу вред», как антоним placebo «принесу пользу, понравлюсь». – Прим. перев.). Он выражается в отрицательном влиянии на эмоциональное состояние будущей матери и, опосредованно, ее семьи. Эффект ноцебо возникает всякий раз, когда работник здравоохранения вторгается в сферу воображения, фантазии, убеждений пациента или беременной женщины, принося при этом больше вреда, чем пользы.1,2,3

В идеале

Оберегать эмоциональное состояние беременной – вот что в идеале должно было бы стать главной заботой докторов и других специалистов, оказывающих помощь женщине до родов.

Специалистам, стремящимся к профессиональному росту, не должно потребоваться много времени и труда, чтобы научиться позитивному мышлению и изменить нынешнее положение вещей. Беременная женщина в наши дни не может быть безмятежно счастлива. У каждой найдется хотя бы один повод для беспокойства: «у вас повышенное (пониженное) давление», «вы слишком быстро (медленно) набираете вес», «у вас низкий гемоглобин», «у вас маловато тромбоцитов – не исключены кровотечения», «у вас низкое расположение плаценты», «ваш ребенок слишком большой (маленький)», «у вас многоводие (маловодие)», «у вас гестационный диабет», «вам всего восемнадцать лет – беременность в таком возрасте связана со специфическим риском», «в ваши 39 лет беременность имеет свои сложности», «ваш малыш никак не повернется головкой вниз», «он лежит спинкой вправо – как бы это не осложнило роды», «судя по анализу крови, не исключено, что у вашего ребенка синдром Дауна», «вы не принимали вовремя фолиевую кислоту, так что есть опасность незаращения спинномозгового канала», «у вас нет прививки от токсоплазмоза и краснухи», «у вас отрицательный резус-фактор», «если схватки не начнутся к среде, придется подумать о родовозбуждении», и так далее, и так далее… Да возможно ли еще быть «нормальной» беременной женщиной?

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru