MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Хоментаускас Г. Т. - Семья глазами ребенка

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

При таких, относительно постоянных, условиях жизни в семье ребенок постепенно постигает, находит жизненные истины, способствующие полноценному развитию его личности. Эти сознательные и несознательные обобщения можно записать понятным для взрослых языком так:

1. Я испытываю удовольствие, когда нахожусь рядом с близкими мне людьми.

2. Моя близость с родителями не ущемляет моей свободы. От меня не требуют постоянно действовать так, а не иначе.

3. Окружающие доверяют мне, и я ощущаю свою силу, зная, что сам смогу преодолеть препятствие, различить добро и зло.

4. Я, как и все люди, могу ошибаться, но это не означает моей плохости, глупости. Я могу учиться на ошибках и действовать все увереннее.

5. Когда я слаб, я могу попросить помощи и это не унижает меня.

6. Другие люди, в том числе и мои родители, часто иначе, чем я, относятся к окружающему миру, и они имеют не это право. Я уважаю их выбор, хотя не всегда его понимаю. Я доверяю им.

7. Когда родители меня наказывают, это не означает, что они перестают меня любить. Это значит, что мы не поняли друг друга или действовали в ущерб друг другу. Мы сможем поправить это, если захотим.

8. Мои родители, и другие люди тоже, часто хотят того, чего я не хочу. Если я с ними, я должен не только смотреть на то, что нравится мне, но и учитывать то, чего хотят они. Иначе вместе нам будет тягостно и неприятно.

Такие базисные установки являются большим достижением всего дошкольного детства. Их можно вычленить из высказываний детей в возрасте шести-семи лет. Чрезвычайно важно то, что эти рано формирующиеся установки сохраняют свое относительное постоянство на протяжении всей жизни человека, становятся красной нитью сценариев, на основе которых человек строит свои отношения с другими людьми. Как упоминали выше, эти позиции в фазе становления являются подсознательными обобщениями и такими остаются позже, лишь изредка становясь объектом сознательного анализа.

Тем не менее они постоянно дают о себе знать в отношениях с людьми, в их рациональной и эмоциональной оценке, способе решения конфликтных ситуаций, то есть во всем разнообразии проявлений человека. Сформированы они у ребенка или нет, можно узнать, более пристально взглянув на объяснение ребенком своего поведения, на основу выбора им одного или другого способа действия, его эмоций. Приведем пример.

Шестилетний мальчик, взбудораженный полчаса продлившимся спором отца с матерью о том, как провести свободный день, неожиданно вступает в разговор: Как это вы все не можете договориться? Делайте как мы с Паулюсом (это друг по двору). Когда он хочет делать одно, а я -другое, мы сперва делаем, что хочет он или я, а потом - наоборот. Вот и все....

Предлагаемый ребенком демократический способ решения конфликта через компромисс говорит о существующем уважении себя и другого вне зависимости от высказываемых мнений, признании равноправия людей, о доверии к себе и другому, о возможности уступить, не испытывая унижения, о готовности испытать то, что предлагает другой.

Другой пример.

Пятилетняя девочка плачет потому, что у нее не получается правильно написать буквы: Мне никогда не удастся красиво написать. Я не пойду в школу.... Семилетний брат утешает ее: Я тоже не умею играть на пианино, но я учусь. И писать раньше не умел. И мама раньше ничего не умела, И папа. Когда не умеешь что-то делать, это не значит, что не научишься.

В этом примере мы наблюдаем не только возросшие интеллектуальные возможности семилетнего ребенка - он способен правильно систематизировать, обобщить свой опыт и наблюдения, возвратиться как к аргументу к своему прошлому, но и другое. Он может реально относиться к человеку, чего-то не умеющему, находящемуся на более низкой стадии развития, как к равноценному человеку. Он не сопоставляет неумение, неуспех другого человека (значит, собственный тоже) с малостью, незначительностью, а видит другого и себя как растущего, развивающегося и, следовательно, в каждый момент постоянно чего-то не умеющего делать.

По этой причине дети с такой позицией имеют смелость пробовать, рисковать, склонны целеустремленно чему-либо учиться. Все эти особенности уже нельзя считать прямыми следствиями интеллектуального развития. Они выражают первичные, основные установки на жизнь, результат сложной эмоционально-познавательной деятельности ребенка. Это опорные точки, дающие ребенку смелость и ориентирующие его в сложном мире человеческих отношений. Поэтому мне представляется, что сформированные установки могут служить в качестве критериев желательного развития личности на ранних этапах ее становления. Воспитательная работа должна быть направлена на создание такой семейной среды, которая способствовала бы формированию доброжелательного, доверчивого отношения к людям и к себе, а не каких-то поверхностных черт личности ребенка.

Я нужен и любим, а вы существуете ради меня

Такая внутренняя позиция чаще возникает в семьях с преобладающим культом ребенка, в которых все дела и заботы сосредоточены вокруг маленького идола. В подобных семьях ребенок рано начинает понимать, как значим он для родителей, как они любят его. Это повышает его самооценку, создает чувство безопасности, однако поведение ребенка уже в дошкольном возрасте часто переходит нормы принятого социального поведения: он не считается с окружающими, действует наперекор их желаниям и требованиям - пятилетняя девочка то, скажем, грубо отбирает понравившуюся ей куклу у маленькой подруги, то устраивает сцену родителям в Детском мире., когда ей отказывают купить желаемую игрушку.

Часто окружающие и сами родители видят в этом невоспитанность ребенка, начинают объяснять ребенку, почему так нельзя себя вести. Но крайне редко такие мероприятия приводят к ожидаемому результату. Дело в том, что ребенок не видит, не чувствует, почему ему надо поступать иначе, а именно - что существуют интересы других людей, которые не всегда совпадают с его собственными, и что, более того, другие люди имеют не менее прав для защиты своих интересов, что они не менее ценны, чем он.

Эти истины дети могут постигнуть в процессе роста, но при условии существования соответствующего жизненного опыта. В семье с культом ребенка малыш только изредка сталкивается с обстоятельствами, дающими ему такой опыт. Ребенок просто не видит, что родители имеют что-либо важнее, чем он, что имеют другие жизненные цели, кроме как служить ему, иначе говоря, он не встречается с необходимостью считаться с другими. Поэтому восприятие ребенком себя как центра семьи даже логично, ведь родители все время служат прихотям ребенка, жертвуя своими интересами, временем и материальными ресурсами.

Раз возникнув, позиция я - все, вы - ничто- укореняется, так как ребенок начинает защищать очень настойчиво, свое привилегированное положение. И родителям не так уж легко это изменить. Даже тогда, когда ребенок явно ведет себя не так, как положено, родители боятся пресечь такое поведение, предвидя истерику. Если бы они внимательнее к ней прислушались, то в ней могли бы услышать: Вы что! Как вы смеете! И тогда в родителях заиграли бы обида, чувство унижения и они бы действовали но принцип час мы покажем тебе, кто тут родитель, а кто ребенок!

И думаю, что в описываемой ситуации ,это пошло бы ребенку на пользу, хотя, возможно, родители выберут для доказательства того, что они тоже существуют не самые подходящие меры. Однако в подобных семьях этот подтекст истерии не воспринимается. Родители отступают, сдаются ради святого спокойствия. И их отступление, часто с привкусом самоуничтожения, идет рядом с мазохистким возвышением ребенка: Какой он все-таки сильный, незаурядный мальчик, он всегда добьется своего!

Не будем спорить. Такое возможно, но при условии, что вокруг него все время будут находиться такие же преданные ему служители, какими были родители. Так как это маловероятно, в реальности такой ребенок сталкивается с большими проблемами в отношениях со сверстниками, с другими взрослыми людьми. Суть будущих конфликтов может быть в том, что ребенок привык ожидать от других восторга и восхищения, часто не имея для этого никакого основаиия. Сам же относится к окружающим пренебрежительно. Естественно что ожидания такого мальчика или девочки, что все будут восхищаться ими не оправдываются - мальчик или девочка испытывают недоумение, интенсивные отрицательные эмоции, которые вынуждают действовать агрессивно и вторично еще больше разрушают межличностные связи: Как эти все ничтожества не понимают, с кем они имеют дело?!

Подобные проблемы могут глубоко повлиять на жизненный путь человека и в конечном счете привести к трагическому концу одинокого, озлобленного на всех человека. Коррекция возвышающей себя позиции ребенка необходима. Однако при этом надо иметь в виду, что коррекции требует не высокая самооценка ребенка, как иногда считается, а несоответствующее реальности понимание других людей как менее ценных, как существующих ради него. В какой-то момент ребенок должен остаться один на один с противоречиями, порожденными неправильным пониманием мира межличностных отношений, и он сам сможет заново осмыслить свое отношение. И чем раньше это произойдет, тем больше шансов на успех.

Какие же обобщения управляют поведением и оценочным отношением к миру у подобного ребенка? Можно предполагать существование таких внутренних установок:

Родители существуют ради меня.

Мои желания и стремления - самые важные. Я должен их осуществить во что бы то ни стало.

Окружающие, даже если не говорят этого восхищаются мною.

Люди, которые не видят моего превосходства, просто глупые. Я не хочу иметь с ними дела.

Если другие люди думают и действуют не так, как я, они ошибаются или поступают так на зло мне.

Мои родителю любят меня. Но как у меня, такого славного, умного, красивого оказались такие серые отец и мать?

Содержание внутренней позиции такого ребенка хорошо иллюстрируют рисунки семьи двух детей. На одном рисунке девочка изобразила себя в прекрасном платье, с букетом цветов в руках, а другие члены семьи - лишь фон, не слишком удачная декорация. На другом рисунке мальчик изобразил себя детально, живо, украсил свою одежду цветными кармашками, изобразил выразительные глаза. Родители же - просто одноцветный безжизненный контур. В обоих рисунках непосредственно проявляется отношение ребенка к себе, как к кому-то важному, уникальному, а к другим как менее привлекательным, менее существенным: живут, мол, такие люди рядом, ну и ладно...

Почему в некоторых семьях создается межличностная ситуация, позволяющая ребенку занять положение сверху? Ведь по сути дела в этом есть что-то неестественное - дошкольник еще во многих случаях зависит от взрослого. Возможно ли, что такой ребенок может подчинить себе взрослого? Да. И это не такое уж редкое явление, так же как и в семьях, в которых отсутствует культ ребенка. Однако дать однозначный ответ на вопрос, почему так происходит, вряд ли возможно. Все же такие семьи часто имеют своеобразный облик, которому характерно измененное отношение самих родителей к окружающему миру, своеобразный отказ от попытки реализовать себя в нем. Знакомые, сотрудники, друзья воспринимаются ими отчужденными, недоброжелательными. Работа да и жизнь вообще ничего хорошего не сулят им, простым людям. Из-за возникшего чувства неполноценности родители расценивают себя как неудачников. Потеря веры родителей в жизнь, отсутствие надежды осуществить какие-то свои планы приводят к замыканию в себе, в кругу близких.

Для родителей в подобной жизненной ситуации ребенок становится и средством поддержания контактов с миром, и средством, с помощью которого можно реализовать свои надежды, мечты. В поведении и высказываниях отца или матери можно услышать: Жизнь жестока, и она нам часто подставляла ногу. Ничего. Наш ребенок покажет, каким мог (могла) бы я быть, если мне никто бы не мешал. Иначе говоря, ребенок родителями как бы вплетается в сценарий сведения счетов с миром и отведена ему роль либо демонстратора того, как мир ошибся, не заметив таких незаурядных людей (то есть родителей), либо мстителя, который действует по принципу бери все. что тебе хочется, делай все. что хочешь. - весь мир для тебя.

При таких установках. хотят родители этого или нет. они ставящееся во второстепенную позицию по отношению к ребенку - ребенок подсознательно рассматривается как более сильный, так как ему предназначено сделать то, чего не смогли сделать самим родители. Именно самоунижение родителей формирует из ребенка маленького королька, хотя еще и не вступившего на трон. Ребенок очень рано начинает чувствовать неуверенность родителей и в то же время их восхищенне им. Ребенок постепенно все больше пользуется своим привилегированным положением и часто ставят свох родителей в тупик. Наряду с открытым или скрытым восхищением силой, мудростью, нахальностью наследника они начинают чувствовать и неудовлетворение из-за пренебрежительного отношения ребенка к ним самим, игнорирования их интересов, иногда просто детской диктатуры, разыгравшейся дома. Тогда родители пытаются изменить отношения, но. как правило, это нерешительно и непоследовательно, что существо отношений не меняет. Это понятно: стержнем поведения ребенка служит сформированное я многократно подтвержденное его представление о других людях и о себе, и отдельные нравоучения не способны поколебать концепцию самовозвышения.

Выделяется и другой тип семенных обстоятельств, способствующих восприятию ребенком себя как центра мира. В одних случаях это семьи, в которых из-за разных причин долгое время не мог родиться ребенок хотя родители желали этого. Если родившийся первый ребенок наверняка и последний, родители испытывают большую долю неуверенности в отношениях с ним. В одних случаях это выражается в том. что родители склонны отгородить ребенка от всех реальных и иллюзорных опасностей и пытаются выращивать его в условиях теплицы с постоянным контролем. В других случаях родители не уверены в том. чьи желания и устремления важней - их или долгожданного ребенка и своим попустительством помогают ребенку захватить власть в семье.

Положение ребенка в качестве маленького королька может возникнуть также в неполных семьях, в которых мать намерена посвятить себя воспитанию единственного ребенка, и при других обстоятельствах. Мы не ставим себе цели все их обрисовать, но при помощи описанной структуры сложившихся семейных отношений хотим еще раз показать, что принятие ребенком определенной внутренней позиции теснейшим образом связано с тонкими особенностями межличностных отношений в семье. Притом эти нюансы, на основе которых ребенок принимает такую позицию, часто остаются не осознанными самими родителями.

Я нелюбим, но я от всей души желаю приблизиться к вам

Позиция я нелюбим, но я от всей души желаю приблизиться к вам часто встречается среди так называемых проблемных детей. Почти каждый несчастливый ребенок ощущает, что родители недостаточно его любят. Мы уже говорили, что восприятие любви и внимания родителей - важнейшее условие полноценного развития личности, оно дает ощущение собственной значимости в семье. Надо помнить, что дети более склонны воспринимать себя нужными и любимыми в семье и этим очень смягчают влияние эпизодов, когда родители сердятся на них. Это хорошо, что дети склонны видеть то, что хотят! Все же большое количество детей остро испытывают нехватку родительского тепла.

Семьи, в которых ребенок может ощущать свою нелюбимость, внешне очень разнообразные. В одних семьях детям уделяется очень много внимания, а в других дети явно педагогически запущены. Это говорит о том, что самочувствие ребенка в среде близких ему людей зависит не от видимых особенностей жизни семьи, а более глубоких, психологических ее особенностей. Выделить их очень сложная задача, требующая учета самых разнообразных факторов. Здесь мы попытаемся взглянуть пристальнее на некоторые, по нашему мнению, недооцениваемые обстоятельства.

Отсутствие ребенка в жизненных планах родителя (ей). Не всегда дети появляются на свет тогда когда ждут и не все дети рождаются когда они вообще нужны. Сам факт, что ребенок чаще всего зачинается случайно, непреднамеренно, существенно влияет на будущее отношение матери к малышу. Забеременев, молодая женщина может чувствовать, что ее обманула судьба (черт бы побрал эту мою женскую природу, что она попала в ловушку и т. п.

Если женщина имела далеко идущие жизненные планы или установку на свободную жизнь, беременность воспринимается как существенное препятствие, как камень преткновения и тем самым вызывает сложный внутренний конфликт, сопровождаемый негативными эмоциями и требующий либо принятия новой жизненной позиции, либо отстаивания старой структуры отношений с миром.

Женщина оказывается перед выбором: отказаться от прежних планов на жизнь, прервать беременность либо найти компромисс - отложить на время то, к чему раньше стремилась. Это достаточно сложный и долговременный период принятия решения, от которого во многом зависит эмоциональное состояние женщины и ее будущее отношение к ребенку.

Было бы наивно утверждать при этом, что сознательное решение женщины оставить ребенка разрешает все проблемы. Не всегда решение иметь ребенка означает, что она изменила отношение к прежним планам, нашла в них место ребенку. Дело в том, что мать может испытывать большое внешнее давление со стороны родителей, мужа и других людей или же переживать сильные внутренние моральные возражения - прерывание беременности, в оценках нашего обыденного сознания, связывается с чем-то непристойным, грязным и т.п. В итоге женщина решается иметь ребенка, хотя внутренне желает обратного. Нерешенный внутренний конфликт после рождения ребенка решается внешними средствами, то есть через отношения с малышом. В глубине души мать не радуется его рождению, а сожалеет о случившемся, подсознательно продолжает воспринимать младенца как препятствие. Это признак, что внутренний конфликт не решен. В таком случае матери следовало бы пересмотреть и переосмыслить отношение к себе, ребенку, жизни.

Часто матери говорят о том. что нежелание иметь ребенка заменилось привязанностью после она в первый раз увидела малыша. Это понятно: где-то в недрах женской природы запрограммирована ее материнская любовь, которая иногда неожиданно для самой женщины пробуждается и долгие годы руководит отношениями матери с ребенком. Однако не всегда идущее от природы материнское чувство выигрывает поединок с ностальгией по неудовлетворенным жизненным устремлениям и девическими грезами. В таких случаях общение матери с ребенком по ей самой непонятным причинам обозначено знаком неудовлетворенности, раздражения, напряжения. Эти отрицательные эмоциональные переживания периодически всплывают на поверхность в самых различных формах: авторитарности, чрезмерной требовательности или чрезмерной близости с целью постоянно контролировать ребенка, вмешиваться в мир его личных переживаний или же отвержения ребенка, отгорожения от него.

Недовольство ребенком таки, каков он есть. Нередко родители, строя свои жизненные платны представляют себе достаточно конкретный образ, каким должен быть ребенок: мальчик или девочка, послушный или предприимчивый, спокойный или активный и т.д. В общем, целенаправленное отношение к будущему ребенку не плохой факт, так как создает возможность последовательно воспитывать подрастающее поколение. Однако недовольство ребенком таким, каков он есть, вызывает у него ощущение, что он не ценен, нелюбим.

Особенно пагубны последствия, если родители направляют всю свою активность на искоренение неискоренимого. Скажем, нежданная в семье девочка может постоянно слышать упреки за свою женственность, что она недостаточно смелая и храбрая, что, вместо того, чтобы играть с конструктором, постоянно возится с куклами.

Иногда родителей раздражают какие-то природные особенности детей. Чрезмерно подвижный ребенок, если родители считают это дурным качеством, постоянно чувствует раздражение родителей из-за того, что он таков... Или же медлительный ребенок, флегматик часто подталкивается родителями: быстрее, быстрее. В обоих случаях родители имеют много общего. Во-первых, они нетерпимы и нетерпеливы. Во-вторых, они относятся к ребенку как к куску глины, из которой можно вылепить что угодно. В-третьих, они любят не своего ребенка, а свой вымышленный образ. Как раз это обстоятельство со временем начинает восприниматься детьми: Я недостоин любви родителей. Я никуда не гожусь. В подобное безвыходное положение попадают и дети, у которых один из родителей хочет искоренить унаследованные ребенком черты нелюбимого супруга. Но об этом несколько позже.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru