MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Хоментаускас Г. Т. - Семья глазами ребенка

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Стремление к значимости, которая осмысляется так: я буду любима и желанна, если во всем сравняюсь с мальчиком - ведет к принятию мужских форм поведения, усвоению мужских ценностей. В таких случаях развивается и острая конкуренция между сестрой и братом все более отдаляющая девочку от женских способов самовыражения. Почти в каждом дворе можно найти девочку, гоняющую вместе с мальчишками мяч, бегающую с ними наперегонки и даже одетую подобно мальчику. В сущности, эти девочки демонстрируют своеобразное приспособление к преобладающим ценностям в семье. Как правило, такое поведение не дает желаемого ощущения значимости - сколько ты ни старайся, все равно останешься девочкой. Даже несмотря на хорошо усвоенное мальчишество, они постоянно находятся под угрозой обострения внутреннего конфликта кто я?: я девочка - я мальчик.

Это противоречие дает о себе знать, как только расширяется привычное социальное окружение (новое место жительства, детский сад, школа и т. п.), когда их мальчишеское поведение вызывает недоумение и насмешку окружающих. Внутренний конфликт обостряется в пору полового созревания. Возникает ощущение неадекватности собственного поведения, мучительное переживание неполноценности. В то же время девочка начинает смотрень на мальчиков как на что-то иное, да и отношение мальчиков к ней окрашиваются тонами первой любви, ожиданием чего-то большего, чем от ого компаньона детских игр.

Все это ведет молодую девушку к кардинальной перестройке привычных способов поведения и осмысления мира, либо отгораживает ее от сверстников: я- ничто и ни с кем не могу сдружиться, либо девочка еще ярче проявляет свои мальчишеские черты, пытаясь не отстать и даже обогнать мальчишек в самых дерзких их затеях. В последнем случае развивается маскулинная личность женщины, которой наряду с сильным, решительным отношение к жизни приходится постоянно переживать ситуацию белой вороны как среди женщин, так и среди мужчин Част такая, внешне жесткая женщина прячет за подобным обликом высокую чувствительность, ранимость и чувство отчужденности.

Младший ребенок и средний ребенок

Развитие второго ребенка, как мы видим, во многом зависит от личности старшего и от отношения родителей к детям. Ориентируясь на эти два и другие обстоятельства, ребенок выбирает свой путь, который становится стержнем его личности. Второй или третий ребенок, в зависимости от дальнейшего развития семьи, может оказаться младшим ребенком или стать средним. В первом случае его первичные установки приобретают постоянство. Младший ребенок дольше, чем первый или средний ребенок, испытывает к себе снисходительное отношение взрослых и продолжительное время остается малышом. Ему не выдвигаются жесткие требования, ему больше помогают даже тогда, когда он может справиться с возникшими трудностями сам. Снисходительное отношение приводит к тому, что он мало включается в обычную жизнь семьи. Ты еще маленький погоди. Это еще тебе не по силам. Видя перед собой более умелых, взрослых старших братьев и сестер, он стремится их достичь, обогнать. Однако это сильное желание в то же время непоследовательно. Привыкнув к помощи окружающих и принимая ее как должное, встретившись с более серьезными препятствиями, он ожидает и требует их поддержки.

На личность младшего ребенка оказывает большое влияние и то обстоятельство, что отношение родителей к нему по сравнению с первенцем резко не менялось Не испытав, как старшие его братья или сестры. свержения с престола, он более уверен в постоянстве эмоционального отношения родителей к себе и растет более самоуверенным и оптимистичным.

В семьях с большим количеством второй (третий, четвертый и т. д.) ребенок сталкивается с изменением семейной структуры в связи с появлением малыша. Это накладывает определенный отпечаток на средних детей, суть которого попытаться проанализировать.

Средний ребенок никогда не имел привилегий старшего - самого первого продолжателя фамилии, который постоянно виделся им и родителями тоже как самый развитый, сильный, умный. Для большинства вторых детей он недосягаемый идеал. Второй ребенок часто находит себе место в семье, выбирая роль малыша. Понятно, что рождение еще одного малыша выбивает у него из-под ног начавшиеся формироваться жизненные установки. Поэтому второй ребенок ярко реагирует на появление конкурента. Часто он действует по принципу регресса, то есть как бы возвращается на более раннюю стадию развития. Продолжительное время он остается плаксивым, постоянно требует заботы просит соску и т. п. Такими своеобразными действиями он хочет возвратить себе позицию малыша. Посмотрите, я тоже такой же беспомощный, как младенец. Чего же вы прыгаете лишь вокруг него?

Смена позиций для среднего ребенка осложнена тем, что он как бы ограничен сверху первым ребенком - в семье уже есть сильный и способный. В то же время он чувствует, что не может конкурировать с малышом, так как не обладает его непосредственностью, очаровательностью. Оказавшись между этих двух позиций, средние дети чаще, чем другие, чувствуют несправедливость, считают себя обиженными, отвергнутыми. Такое внутреннее состояние вынуждает их добиваться доказательств, что родители их любят.

Они спрашивают об этом, им особенно хочется ласки, физического контакта с матерью или отцом. Это необходимо им для поддержания внутреннего равновесия, нахождения новых способов включения в жизнь семьи. Они бывают разными. Ребенок может стать по отношению к родителям очень покладистым, послушным, соблюдать везде порядок, оказывать родителям разные услуги, принять по отношению к младшему роль няни, проявить интерес к определенным сферам занятий или наукам и т. п. Если ему это не удается, он начинает воспринимать этот мир несправедливым, что вызывает у него агрессивные мысли и действия. Для того, чтобы конкурировать со старшим и младшим, он использует все возможные средства - интриги, ябедничество, средство физической борьбы. Родителям - это первый сигнал, что ребенок не находит себе места в новой структуре семьи и нуждается в помощи. Если он ее не получает, установка, что свой путь в этом ми ре можно пробить и удержать только локтями, закрепляется, становится его характерной чертой.

ЕДИНСТВЕННЫЙ РЕБЕНОК

Единственные дети с самого рождения развиваются в особенной атмосфере. Окруженные долгое время лишь взрослыми, они получают более ограниченный личностный опыт по сравнению с детьми, имеющими братьев и сестер. Психологи начала нашего века очень скептически относились к такой семейной структуре. Слова американского психолога С. Холла о том. что быть единственным ребенком - это уже иметь болезнь в себе, постоянно цитировались в специальной и популярной литературе. Однако такая однозначная оценка недостаточно обоснованна и в последнее время встречает все больше возражений. Но давайте разберемся по порядку.

Главное в развитии единственного ребенка заключается в том, что он длительное время близко общается лишь со взрослыми. Быть одному, маленькому в стране великанов не так легко и просто. Не имея возможности сравнивать себя в семейной обстановке с братьями и сестрами подобного возраста, а видя перед лишь недосягаемых, все умеющих и могущих взрослых, ребенок остро ощущает свою слабость, несовершенство. Так, опосредованно, самой ситуацией развития ребенок обескураживается и в итоге может потерять веру в свои силы.

Единственный ребенок всегда на глазах у родителей. Они бдительны, замечают, когда eму не удается, когда ему трудно, и спешат с помощью. Если в большой семье малыш никак не может застегнуть пуговицу и только после десятой неудачной попытки, разразившись плачем, получает помощь, то единственный ребенок часто делает лишь первую попытку, и то вполсилы. Единственным детям, как правило, слишком много помогают, и со временем малыш начинает осмыслять себя постоянно нуждающимся в помощи. Такую внутреннюю позицию иллюстирует рисунок семьи шестилетнего Ярика (рис. 8). В окружении мамы и папы он изобразил себя ничтожно маленьким, беспомощным. требующим заботы.

Развиваясь в атмосфере чрезмерной опеки, единственные дети не только теряют уверенность, но и привыкают воспринимать служение, помощь родителей как само собой разумеющееся, требуют ее, когда надо и не надо. Ребенок начинает чувствовать силу в своей слабости, злоупотребляет вниманием и заботой окружающих. Так родители зачастую просто попадают в сети маленького деспота: ему во всем необходима помощь, ему ни в чем нельзя отказать. Иначе - истерика, слезы, злоба или очередная демонстрация слабости. Ребенок иногда использует и менее привычные способы манипулирования поведением родителей. Например. демонстрирует ночные страхи, соматические расстройства (головные боли, боли в животе и т. п.) для того, чтобы удерживать родителей в постоянной заботе о нем, чтобы настоять на том. чтобы было так, как она) хочет. Дети становятся маленькими тиранами, причем родители, хотя и чувствуют себя из-за этого изможденными, не понимают, что творится: думают. что ребенок просто чрезмерно чуток или болен.

В одной семье из трех, человек сложилась структура отношений, которая стала серьезной проблемой для родителей. Восьмилетняя девочка стала бояться оставаться дома oднa, ложилась спать только тогда, когда рядом спала ее мать. Maть должна была организовать свою работу так, чтобы постоянно быть с девочкой тогда, когда она была дома. В эти периоды она даже не могла пойти в магазин - девочка жалобно просила остаться, так как ей страшно. Начали ухудшаться и супружеские отношения, так как жена всю энергию вечером тратила на укладывание девочки спать, к тому же девочка постоянно лежала рядом с супругами.

Тщательный психологический анализ отношений в семье показал, что девочка просто использует свои страхи, свою слабость для получения собственных выгод. Каждому ребенку неуютно оставаться в квартире одному, одному спать в своей комнате. Однако для большинства детей преодоление себя, своих страхов служит средством достичь самоуважения, признания себя со стороны родителей. В описанной нами семье девочка основывает поведение на неполезной ей самой позиции: Я добиваюсь и делаю то, что хочу, только тогда, когда я слаба.

Ее можно понять - такая установка сложилась на основе повседневного опыта. Однако ее будущая судьба и жизнь в семье целиком зависят от того, попадет ли она в положения, в которых увидит прок не от своего бессилия, а от силы, преодоления себя самой. Если это произойдет, а помочь ей в этом могут родители или кто-то со стороны, то девочке не придется в будущем лечиться от настоящего невроза.

Другая характерная особенность развития единственных детей - они не имеют возможности близко общаться с другими детьми своего возраста (братьями, сестрами) что чаще всего приводит к неверной самооценке. Единственные дети склонны считать ее уникальными, ценными, ставить себя выше других они попадают в ситуацию сравнения с другими которая часто раскрывает их завышенное самомнение, они изо всех сил борются за то, чтобы поддержать фиктивный образ себя. Чтобы достичь этого они часто шалят и проказничают.

Отсутствие возможности близко общаться с братьями и сестрами приводит и к тому, что единственным детям труднее общаться со сверстниками. Во-первых, они не имеют опыта, как приспосабливаться к нуждам других детей, не учитывают их интересов. Единственный ребенок от остальных часто отличается и лексиконом. В его речи много терминов, не понятных ему самому и окружающим детям, взрослых выражений, ему нелегко понимать детские шутки.

Все это приводит к тому, что единственные дети менее популярны в среде сверстников, что, в свою очередь, влияет на развитие личности ребенка. Испытывая недостаток близкого общения с другими детьми, единственные дети уже в дошкольном возрасте начинают активно искать такие контакты. Они просят родителей, чтобы им купили братика или сестричку, в других случаях страстно хотят иметь собаку или кошку Потребность постоянного спутника в играх, друга с которым можно было бы общаться на равных, отражается и в их рисунках семьи. Как Рамуне, девочка 5.5 лет, они очень часто включают в состав семьи двоюрдных сестер (рис. 9. На нем в порядке очереди изображены две двоюродные сестры, отец, мать, она дополняют семью разными живыми существами, собаками, птицами и т.п. (см. рис. 10, мальчик дополнил семью реально отсутствующими собакой и котом, или рис. 11 в котором девочка в качестве своей подруги изобразила черепаху).

Однако в ситуации развития единственных детей есть свои положительные стороны. Во-первых, они получают больше внимания и любви родителей. Только в тех случаях, когда родители перегибают, не оставляют места для инициативы ребенка, не дают возможности ему самому испробовать свои силы, преодолевать препятствия, вреда бывает больше, чем пользы. К сожалению, тенденция именно такова: ведь у родителей он единственный. Однако есть родители, которые пересиливают эту свою слабинку и создают ребенку нормальную обстановку развития.

Во-вторых, родители единственного ребенка имеют больше возможностей развить его способности, быть внимательными к его внутреннему миру, его переживаниям. Будучи ближе к ребенку, родители больше влияют на развитие его личности, чем в других семьях. Таким образом, можно заключить, что как плохие, так и хорошие аспекты родительского отношения в семьях с одним ребенком оставляют более яркий след в его личности. В социальном плане единственные дети также имеют определенные преимущества над другими. На их обучение тратится больше времени, привлекаются различные репетиторы, дети устраиваются в разнообразные кружки и т. п. Позже, в юности, единственные дети лучше обеспечиваются материально, что важно для начала самостоятельной жизни. Kаждый ребенок в семье развивается в несколько различных условиях. Со временем вы сами меняетесь, поэтому первый, второй и т. д. ребенок, придя в этот мир, встречается с вами, но уже несколько другими. Более того, сама семья в которую приходят дети, для каждого иная. Первый ребенок встречается только с вами, а второй общается и с вами, и со старшей сестрой или братом; строить свое поведение, ориентируясь не только на вас, но и на личность старшего. Отличается и опыт, приобретаемый в семье. Старший вначале был единственным ребенком, центром жизни семьи, но впоследствии был свергнут с престола приходом малыша. Это не пережили младшие дети, долгое время находившиеся в роли малыша

Средние дети живут в еще более сложном мире семьи: сверху ограничены старшим, снизу - младшим ребенком. Своеобразное семейное положение складывается у единственных детей. , постоянно находящихся под пристальным взглядом и опекой взрослых. Каждое из этих положений вынуждает детей искать свой способ приспособления, свое место под солнцем, что способствует развитию такой личности, которая отличается от личности других детей в той же семье

Какое положение ребенка в семье являетется самым благополучным? Однозначного ответа нет. Положение первого, второго и последующи х детей имеет и свои преимущества, и свои сложности. Кроме того, каждый ребенок активен и сам формирует свое отношение к происходящему, выбирает свой путь. Главное, чтобы дети выбрали такие средства самоутверждения, и такие способы получения родительского внимания любви, которые были бы им полезны с точки зрения развития их личности, приспособления к более широкой социальной среде, такие способы, которые повышали бы их веру в свои силы. Родители могут им в этом помочь, во-первых, понимая сложности, которые возникают перед детьми и тактично направляя их на более правильный путь, во-вторых, более терпимо относясь к индивидуальным проявлениям их личности, к их проблемам и ошибкам, в-третьих, поднимая их уверенность в себе, побуждая к поиску.

Ребенок осмысляет отношение родителей к себе.

Удивительно часто мы, взрослые, уходим от ответственности и понимания психического состояния детей. Притом делаем это умело, пуская себе и другим в глаза дым мифа о счастливом детстве. Что под ним имеется в виду? Наша забота о детях? Далеко не всегда. При виде заплаканных глаз полуторагодовалого ребенка в яслях миф приобретает другое значение - дети счастливы, так как целыми днями могут играть, забавляться. А что слезы - это ничего, ребенок через минуту будет смеяться... В другом случае счастье детства в том, что малыши отгорожены от забот, от неприятных сторон жизни; в том, что дети оптимисты; в том, что их любят родители, и т.д. и т.п. Тот факт, что мы так привыкли к этому мифу и не замечаем несправедливости большинства аргументов, показывает, что он просто нам удобен. При его помощи мы избавляемся от нужды глубже разобраться в переживаниях ребенка, в его горечах и заботах. Ведь если детство прекрасно, стоит ли в нем выкапывать какие-то проблемы... У меня, например, проблемы о-го-го. А у ребенка?! Какие заботы могут быть у него? Удобная позиция, не правда ли?

Миф благополучия детей, по-моему, просто вреден, как любая неправда. Несмотря не это. он постоянно атакует родителей со страниц детских книжек с изображением однообразно улыбающихся детей, создается впечатление, что художники все время общались с психическими больными в состоянии эйфории, а не с реальными людьми. Никогда в жизни человек не проливает столько слез, как в детстве, и они не менее характерны для жизни детей, чем широкая улыбка или смех. Дети интенсивно переживают всю гамму человеческих эмоций. Понять своих детей можно, только с уважением и объективно относясь к их переживаниям.

Давайте вместе рассмотрим, какой чувственный опыт ребенок получает в семье. Это далеко не простая задача.

Для душевного состояния детей чрезвычайно важно, чувствуют ли они в семье, что их любят, значимы ли они для родителей или нет, как они сами относятся к родителям. Осмысление себя в семье хотя и не полностью осознается ребенком, но оно определяет его реакции на происходящее и, более того, представляет собой фундамент для существующих и будущих отношений с людьми. Это своеобразные сценарии, на основе которых ребенок предвосхищает, как окружающие будут поступать с ним, интерпретирует. что чувствуют другие люди по отношению к нему. Сценарии очень стабильны, часто человек несет их с собой на протяжении всей жизни. Те, кто имеет опыт общения и с так называемыми трудными подростками, знают, как нелегко поколебать их веру в то, что никому до них нет дела, что взрослые желают им лишь плохого. Да и взрослые люди, кажется, имеющие все - и уважение на роботе, и любящего супруга, детей, - часто грустят: Никто меня не любит! Никому я не нужен! Все это не только реакция на происходящее, но и отголоски детских установок на жизнь.

На основе своего жизненного опыта и обобщения его доступными интеллектуальными стедствами ребенок может прийти к разным внутренним позициям. Они в общей форме отражают, как ребенок воспринимает отношение родителей к себе и как он сам относится к себе. Можно выделить по крайней мере четыре обобщенные установки по отношению к родителям и к себе:

1. Я нужен и любим, и я люблю вас тоже.

2. Я нужен и любим, а вы существуете ради меня.

3. Я нелюбим, но я от всей души желаю приблизиться к вам

4. Я не нужен и нелюбим. Оставьте меня в покое.

Я нужет и любим, и я люблю вас тоже.

Эта установка выгодно выделяет детей с высокой самооценкой и доверием к окружающим его людям. Возникновению такой позиции способствует обобщенный положительный опыт отношений с людьми, особенно с отцом и матерью. Она может формироваться в семье, в которой ребенок постоянно чувствует собственную близость с родителям, в которой дети и родители часто включены в общую деятельность и вместе с родителями испытывают радость. Внешне родительским отношениям, с ребенком, как правило, характерны такие три особенности: а) внешний положительный эмоциональный фон взаимодействия; б) призвание автономности, своеобразности личности ребенка, его права на выбор: в) признавая права ребенка, родители в то же время не забывают о своих желаниях и устремлениях, стремятся реализовать собственные жизненные планы.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru