MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Риос М. - Растительные галлюциногены

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Африканские фанги

В северо-западной части экваториальной Африки, на территории Заира, покрытой густыми лесами, с жарким и влажным климатом и сильными ливнями, обитают племена фангов. Живя в удаленных друг от друга деревнях, фанги выращивают кукурузу, арахис, маниоку и бананы. Эти люди, круг занятий которых ограничивался сельским хозяйством и торговлей, в последние столетия испытали шок европейского колониализма. С приходом французов, многие из традиционных устоев их жизни претерпели изменения. Фактически, им насильно была навязана новая культура. Некоторые антропологи, например Жорж Баландье (1963), предполагают, что два фактора – приход колониальной денежной экономики и отчуждение крестьян от земли – привели в результате к социальному дисбалансу.

Фанги используют галлюциногенное растение tabernanthe iboga (рис.28) в нескольких очень интересных целях. В прежние, доколониальные времена, растение употреблялось для того, чтобы преодолеть усталость и обеспечить успех на охоте. Однако, в наше время применение этого галлюциногена получило мощное развитие, ставшее ответом на те негативные изменения, которые явились следствием противоборства культур. В частности, кустарник tabernanthe iboga был включен в религиозное движение возрождения – бвити, начало которого может быть отнесено в концу прошлого века. В полную силу это движений вошло где-то в годы Первой Мировой Войны (Фернандес 1972). Сведения о возникновении бвити возвращают нас к тайным обществам Французской Западной Африки, которые возникли еще в 1865 году (Де Векиана 1958).

Рис.28. Tabernanthe iboga.

Еще до включения в культ бвити, растение приобрело репутацию в Европе как сильное стимулирующее и возбуждающее средство, даже превосходящее уже известное своим благотворным влиянием на сексуальные способности растение yohimbine (Поуп 1969). Отсутствуют фармакологические доказательства того, что алкалоид ибогаин непосредственно стимулирует сексуальные функции. Тем не менее, отдельные авторы утверждают, что он вселяет уверенность и снимает усталость – именно это может объяснять его известность в качестве стимулятора. В разных источниках появилось несколько сообщений об использовании ибога воинами и охотниками. Они нашли это растение отличным средством, сохраняющим бодрость во время ночных дозоров и охоты на дичь.

В химическом составе растения среди двенадцати алкалоидов три основных стоят особняком. Их можно было бы сравнить с кокаином, если бы они не обладали определенными галлюциногенными свойствами. Эти алкалоиды – табернантеин, ибогамин и иболютеин – были описаны в 1953 году Гутарелем и Яно (Баландье 1965). Хотя в культовом действии используется еще три растительных галлюциногена, ибога – наиболее важный из всех (Фернандес 1972). Tabernanthe iboga является членом семейства аросупасеа и произрастает, главным образом, в Габоне и Конго, хотя его можно обнаружить и в прилегающих районах Заира и Анголы, а также севернее – в Камеруне. Это дикорастущий кустарник высотой около метра. Местные жители выращивают его около своих хижин. Употребление большой его дозы вызывает фантастические видения, конвульсии и паралич и может даже оказаться смертельным. Подобные эффекты были описаны бельгийцем Гиеном, наблюдавшим его использование в Заире. Передавая свое восприятие посвящаемого в ритуале бвити, Гиен писал: «Вскоре все его мускулы невероятно напряглись. У него начался эпилептический припадок, в процессе которого он бессознательно изрекал слова, имевшие для посвящаемого пророческий смысл и означавшие, что идол вошел в него».

В Габоне местные жители рассказывали ботаникам, изучавшим растение, что оно по своему действию похоже на алкоголь, только не нарушает мыслительный процесс. В небольших дозах ибога вызывает побочные галлюцинаторные эффекты, возможно – грезы или блуждания (Поуп 1969).

Лишь десять процентов фангов участвуют в движении под названием бвити. Неудачи колониальной политики, по мнению Баландье, явились катализатором, благодаря которому бвити стал чем-то наподобие культа пейота у североамериканских индейцев. Вероятно, культ бвити возник среди племен мициго и апинджи в Центральном Габоне, где ибога имеется в изобилии. Были взяты и включены в культ многие ритуалы и верования соседнего народа банту. В 20-х годах нашего столетия многие населяющие этот регион племена, включая балоумбо, баяка, иссога и ашанго, применяли растение в религиозных действиях. В 1924 году Данай опубликовал статью о коренных народах Габона, в которой он подчеркнул роль бвити как посредника между человеком и бессмертным богом Мванга (Де Векиана 1958). В последние десятилетия два антрополога Бадандье (1957, 1963) и Фернандес (1965, 1972, 1982) занимались изучением употребления ибога фангами.

Одно сообщение, датируемое 1897 годом, утверждает что галлюциногенные свойства растения были раскрыты перед племенами Габона пигмеями (Фернандес 1972, Поуп 1969). Последние выяснили: если жевать ибогу, можно не спать несколько дней и ночей подряд, а также видеть невероятно ужасные и удивительные картины. Некоторые сообщения приписывают употребление растения кабанам, дикобразам и гориллам. В частности, считалось, что кабаны выкапывают и едят корни растения только для того, чтобы впасть в дикое бешенство, прыгая в страхе от своих видений (Поуп 1969).

Посвящение в ритуале бвити происходит в тот момент, когда, поев ибога, посвящаемый увидит Бвити. «Бвити» одновременно означает и могущественное божество, которое открывается посвящаемому, и культовый столб иди идол, являющийся основным религиозным символом. Кроме того, этот термин употребляется по отношению к предкам и душам умерших, а также святым христианской иерархии (Фернандес 1972). Растение является отличительной меткой участников движения и занимает в нем важное место. Мужчины пьют сок, приготовленный путем растирания ибога, а иногда просто едят растение (Поуп 1969).

Участниками движения бвити в основном являются мужчины, хотя монашеская секта мбири включает и женщин (Фернандес 1971). Движение сильно разрослось с 1920 по 1950 годы, захватив Камерун и регион Амбана. Существовало противодействие этому движению со стороны французских колониальных властей и миссионеров. В 1931 году было разрушено несколько храмов, и религиозная деятельность племен стада тайной. В результате, после Второй Мировой Войны деревни, где культивировался бвити, сконцентрировались в периферийных районах. Баландье (1963) увидел этот культ как синкретический по своей природе, представляющий собой смесь элементов традиционных верований фангов и христианской символики. В наше время культ связан с почитанием предков, ритуалами плодородия и воспитанием чувства сплоченности и солидарности. В деревнях, где культивируется бвити, храмы стоят в самых привилегированных местах, обычно недалеко от главной улицы. Рядом живут и члены религиозной общины (Баландье 1963). В прежние времена, чтобы основать новый храм, необходимо было совершить человеческое жертвоприношение. Однако, в наши дни место человека заняла курица. Жертвоприношение символизирует разрыв межличностных связей до установления новых связей внутри секты.

В центре каждого храма расположен столб с вырезанными на нем фигурами и символами, которые передают персонифицированные изображения (если так можно это назвать) различных родов или кланов. Баландье выделил три типа символов, изображаемых на культовом столбе. Первый из них – рудиментарный – передает мотивы, связанные с женскими половыми признаками. Второй тип включает более сложные скульптурные изображения женщин с тщательно вылепленными грудями и гениталиями. Баландье утверждает, что этот второй тип резных изображений представляет главную богиню – Первую Женщину, в чьей власти находится связь между землей и небом. И, наконец, третий тип включает богатый и сложный символизм, передающий различные христианские образы. Доля иконографии третьего типа возрастает от менее цивилизованных деревень к более цивилизованным, где западная культура и христианская религия имеют более крепкие корни. Храмы тяготеют к тому, чтобы выглядеть большими и впечатляющими. Символические изображения включают птицу смерти, поющую только ночью, чтобы отвести смерть от человека, слышащего ее песню. Они включают также символ грома, различных животных и тому подобное. Что касается интерьера храмов, то здесь можно обнаружить символы жизни, земли, звезд, дня и ночи, а также «окна в мир» и другие символы. По сторонам представлены изображения питонов, символизирующих радугу, которая играет важную роль в движении бвити. Всегда присутствуют символы, защищающие от зла, направленного против общины, исповедующей бвити. По мнению Баландье, культ вводит своих приверженцев в мир религиозных представлений, сосредоточенных на идее смерти и плодородия. Кроме того, он защищает их от колдовства, которое приобрело огромный размах в последние десятилетия из-за социального хаоса. В связи с конфликтами и соперничеством людей, сопровождающими ломку социальных отношений, участники движения бвити считают эту защиту очень важной.

В центре храма находится священная лампада. Арфа и импровизированный барабан обеспечивают музыкальное и ритмическое сопровождение. Как пишет Фернандес (1972), музыка играет важную роль в культе бвити. Баландье подчеркивает значение дуализма, характерное для этого культа, проявляющееся в противопоставлении женского и мужского начал, ночи и дня, неба и земли, рождения и смерти, добра и зла. Как это уже отмечалось при описании майя, подобные представления могут быть связаны с полярными чувствами – страданием и эйфорией, возникающими под воздействием галлюциногенов. Хотя в целом, дуализм является частью большинства религий.

Приверженцы движения бвити первый раз употребляют ибога при их посвящении. Перед этим они раскрашивают свои тела в белый и красный цвета, символизирующие добро и зло. В качестве украшения также используются перья попугая. В некоторых регионах посвящаемые во время употребления растения одевают тигровые шкуры, являющиеся частью традиционного облачения воина. На их тела и лица накладывается орнаментальный рисунок, а на волосы надевается головной убор из перьев. Находясь под влиянием снадобья, они с глубоким трепетом относятся к своему великолепному наряду, который, вероятно, призван стимулировать возникающие у них необычные ощущения. Считается, что растение дает просветление и силу новому участнику движения. Включение новичка в круг членов секты, или акум, зависит исключительно от содержания его видений. Кандидат в круг посвященных в течение нескольких дней находится наедине со своими галлюцинациями. Фанги высоко ценят знание, открывающееся в процессе просветления. Они воспринимают это как иную реальность, отличную от повседневной жизни. Лишь сокровенное знание определяет готовность индивидуума и дает пропуск для вхождения в культ – посвящаемый должен в себе увидеть бога Бвити. Баландье назвал это видение, имеющее культурную значимость, «стереотипным». Природа этого субъективного галлюцинаторного ощущения заключена в ожидании увидеть именно Бвити. И большинство кандидатов, если не все, утверждают, что видят эту силу в прямом или переносном смысле. Помимо Бвити кандидаты непосредственно общаются с духами умерших предков.

Одно описание видения Бвити представляет его маленьким огненным человечком, который предстает перед глазами члена акума в невообразимом танце. Баландье считает, что символизация Бвити может быть связана с культом огня. Выпив снадобье, посвящаемый входит в ступор и падает наземь. Считается, что во время летаргии Бвити открывается ему в самых невероятных и ужасных формах. Спящий увидит призрака, который возьмет его за руку и будет долго водить кругами и окольными путями, пока не подведет к месту, где стоит один дом и в нем есть одна дверь. Этот проводник-призрак откроет дверь, и тогда посвящаемый увидит длинную процессию скелетов и мертвецов. Бледные и жестикулирующие, они пройдут перед его глазами, издавая нестерпимый запах. Хозяин этого «города мертвых», еще более омерзительный, чем остальные, спросит кандидата: «Что ты здесь делаешь?» Он ответит: «Я пришел увидеть Бвити». Видение произнесет: «Это я» – и исчезнет. Во время этого необычного сна человек иногда кричит в страхе или проговаривает непонятные слова. В этот момент все остальные уверены, что он разговаривает с Бвити. Когда кандидат приходит в себя, его начинают допрашивать посвященные, пытаясь определить достаточно ли соответствует видение тому, чтобы принять его в члены секты. Обычно вопрос решается положительно. Как прокомментировал один очевидец, если бы человек не видел Бвити, ему бы давали повторную дозу снадобья, пока эта процедура не убила бы его самого и его сомнения (Баландье 1963). Фернандес пишет о нескольких случаях за последние сорок лет, когда посвящаемые умерли от передозировки (1972). Телесный дискомфорт передается непосредственно в галлюцинаторных ощущениях и может вызвать видения, как часто описывают, в форме мертвецов, скелетов и забавных созданий с длинными костлявыми ногами. Подобные визуальные ощущения высоко ценятся фангами, чья культура традиционно связана с почитанием предков. Последние играют важную роль, направляя жизнь тех, кто еще остался на земле.

В своих полевых исследованиях Фернандес получил описания стереотипных видений под действием галлюциногена. При опросе пятидесяти человек, 40 процентов видели умерших знакомых, убеждавших их есть ибога, еще 24 процентам советовали употреблять растение, чтобы вылечить болезнь. Одно важное стереотипное видение представляет посвящаемого идущим по длинной разноцветной дороге или по реке к своим предкам, которые приводят его к великим богам. Фернандес видит в этом образе то первостепенное значение, которое фанги придают своей генеалогии, восстанавливающей связь человека с его умершими предками. В этом смысле, по мнению исследователя, необходимо толковать и колонну мертвецов, возникающую в видениях. Она представляет собой символическую генеалогическую цепь. Как утверждает Фернандес, фанги употребляют ибога потому, что хотят увидеть и узнать скрытые в нем великие силы и затем вступить с ними в контакт. Они открывают для себя эти силы посредством растения.

По мнению Баландье, движение бвити показывает нам со всей очевидностью, что традиционные религиозные представления фангов не изменились, несмотря на длительный период христианизации. Бвити – это живая религия, отвечающая законам их жизни, в то время как христианство лишь принято и усвоено ими, но не воспринято чувствами в исступленном порыве откровения. Однако, во многих мифах бвити явно прослеживается влияние христианства. Так, например, Первая Женщина приравнена Деве Марии, а в ритуалах посвящения библейские имена совпадают с именем животного-защитника каждого из участников.

Одна из основных целей участников движения – после ритуала, в процессе которого они всю ночь принимали ибога, достигнуть состояния всеобщей гармонии. Ритуал, повторяющийся несколько раз в месяц, рассчитан на умеренное употребление растения, достаточное для достижения состояния экстаза. Фернандес отвечает, что приверженцы Бвити неодобрительно смотрят на чрезмерное увлечение ибога участниками движения. Это не относится лишь к церемонии посвящения, когда новичок добивается близкого контакта с богом. Местные жители рассказывали исследователю, что растение употребляют, чтобы сделать тело легким, а душу способной летать. Танцы до полуночи призваны прославлять созидание, рождение и восхождение из страны мертвых. Ночные пляски, напротив, символизируют смерть и возвращение в подземный мир. От христианства фанги получили идею о наказании после смерти за земные грехи. В соответствии с ней они изменили традиционные африканские представления о том, что их умершие предки могут вступаться за живущих на земле.

Свидерски (1965) так описал один из ритуалов посвящения: «В день посвящения кандидаты идут в храм общины в шесть часов утра в сопровождении своих отцов и дядек со стороны матери. Там им дают две неглубокие корзины около девяти дюймов диаметром, наполненные протертыми корнями ибога. Священник встает перед подростками и говорит: «Посмотри на это снадобье, что у твоих ног. Оно должно быть приятно тебе, даже если противно на вкус как густое масло. Если я дам тебе его, примешь ли ты его?» Подросток отвечает: «Дай, и я с охотой приму его». Священник изрекает в ответ: «Тогда возьми его, но ртом, а не руками».

Священник и члены семьи наблюдают за подростками, жадно поглощающими горькое, отвратительное на вкус снадобье. В течение всего дня они непрерывно едят ибога, пока не съедят столько, сколько необходимо, чтобы увидеть Бвити. Вечерняя церемония начинается с танца, в котором участвуют все члены секты. Когда заканчивается танец, подростки удаляются в специально подготовленную хижину. Там они продолжают есть растение и затем снова начинают танцевать, но уже более энергично. Наступление сумерек знаменует начало ломбы – центральной части церемонии. Колдун пляшет около двух часов и вызывает прародителей участников действа. Следующий этап – пляска при свете факелов, во время которой воздействие ибога на участников, по-видимому, достигает своего пика. Раздаются звуки священной арфы и все замолкают. Кроме музыки слышен лишь тихий шелест – это кандидаты шепчутся друг с другом о приближающейся встрече с Бвити. Видения продолжаются несколько часов, после чего посвящаемые впадают в глубокий сон, который может продолжаться от пяти до семи дней. Если верить Фернандесу (1965), нарисованная выше картина может иметь варианты. Например, у племени асумеге энинг (посвящаемый) иногда, после того, как поест ибога, уходит на несколько дней в лес. Некоторые племена добавляют в снадобье еще и другие растения, в частности, возбуждающие сексуальные желания. Иногда смесь содержит до десяти компонентов.

В течение своей жизни член секты несколько раз использует священное растение ибога. Колдуны пьют снадобье перед тем, как получить информацию от духов. Предводители секты целый день едят ибога перед тем, как попросить у предков совета. Во многом, бвити сохранился как часть культурного наследия фангов. Как и приверженцы культа пейота в Америке, участники движения бвити впитали в себя исконные черты местной культуры. Сплоченность секты усиливается чувствами ее членов, отражающими их уверенность в том, что они обладают высшим знанием. Посвященному говорят, что он удостаивается великой чести, приобщаясь к знанию о земных истинах. Он связан священными законами, нарушение которых наказывается смертью. Став членом секты, человек несет на себе определенный отпечаток таинственности. Периодически совершаются жертвоприношения, и все члены принимают участие в связанных с ними церемониях. Большинство празднеств по поводу ритуала посвящения занимают центральное место в жизни деревни или даже целой местности. В прошлом противодействие миссионеров и колониальных управляющих способствовало сплочению движения. Бвити – это религия, которая обращается не только к предкам непосредственных членов клана, но и ко всем предкам общины. Существует иерархия между различными религиозными центрами, и определены зоны их влияния. Эти центры отстаивают единство символики, мифов, ритуалов и танцев. Они поддерживают авторитет священника, который опекает новичков и выполняет роль проводника в период сессии. В определенной степени движение способствует сглаживанию этнических и межродовых конфликтов.

Баландье (1963) видит это движение как основу определенного порядка в обществе, где традиционные системы власти подверглись разрушению, а колониальный режим сделал его более бесчеловечным. Была насущная необходимость вновь объединить людей, которые в течение длительного периода были оторваны от своих родовых корней. Разделение и обособление людей, так свойственное наступающему индустриальному обществу, не оставляют коренным племенам никакой почвы под ногами. Бвити же освящает родовые узы посредством использования растения, ценность которого состоит в том, что оно позволяет людям вступать в непосредственный контакт с почитаемыми духами прошлого. Благом является сила духа, приобретаемая индивидуумом при помощи растения, и его уверенность в пользе, которую дает ему членство в религиозной общине. Кроме того, местные жители говорили Баландье об их желании получить знание об истинах другого мира, доступного для них благодаря ибога. Участники движения видят в растении возможность компенсировать их собственное чувство неполноценности перед лицом европейцев, навязывающих их обществу культ силы и материального богатства. Таким образом, галлюциногенное средство помогает фангам перейти от состояния социальной нестабильности к состоянию всеобщего благополучия. Знание, полученное в галлюцинаторных ощущениях, дает им направление и точку опоры в их поиске безопасного существования.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru