MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Риос М. - Растительные галлюциногены

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Ритуал

В традиционных обществах употребление галлюциногенов, как правило, сопровождается ритуалом. Хотя наслаждение тоже весьма важно, сложные ритуалы и церемонии в подавляющем большинстве случаев занимают значительное место. В обществах, подобных тем, которые описаны в этой книге, использование человеком психотропных средств преследует специфические культурные цели. Придание своему поведению, связанному с таким использованием, характера ритуального действия является наиболее общим сходством, доступным антропологическому исследованию, как у древних охотников, собирателей, пастухов, земледельцев и представителей ранних цивилизаций, так и у субкультур внутри современных индустриальных обществ.

Характер и цели ритуалов различны. В одной из своих работ (Добкин де Риос и Смит 1977) я исследовала преемственность и изменчивость в предназначении и построении ритуалов на примере традиционных культур и современного американского общества. Моим соавтором был доктор Дэвид Смит, основатель клиники в Сан-Франциско. Суть нашей гипотезы, основанной на анализе Смита современного общества и моих собственных исследований традиционных культур, состоит в том, что ритуалы получают развитие при отсутствии официальных ограничений на применение психотропных средств. Преднамеренно иди случайно, но ритуалы стали служить для контроля за использованием галлюциногенов. Мы знаем, что система официальных ограничений на применение наркотиков, созданная во всех странах Запада, кроме несомненной пользы, имела ряд нежелательных, а в отдельных случаях, и весьма серьезных последствий. Ритуалы также могут иметь как благоприятные, так и негативные последствия, связанные с опасностью для здоровья и эффектами, вызванными употреблением галлюциногенов. Наиболее общий пример такого рода – это ритуальное введение дозы наркотика под кожу с помощью иглы, которое часто приводит к воспалению печени.

Сегодня государственная политика Соединенных Штатов направлена на криминализацию обычаев употребления психотропных средств с целью их полного искоренения. В то же время, опыт, который мы вынесли из ритуального использования таких средств в традиционных обществах, подсказывает, что мы должны пересмотреть наше отношение к контролю за определенными психотропными средствами и реабилитировать в общественном сознании некоторые специальные ритуалы. Ряд ученых (Форст 1972; Мейерхофф 1975, Зинберг, Джейкобсон и Хардинг 1975) показал, как различные типы наркотиков, такие как марихуана, растительные галлюциногены и опиаты, вошли в употребление (когда оно регулируется ритуалом) как современных спонтанно возникших субкультур, так и традиционных обществ.

Зинберг и Джейкобсон (1977) определили ритуал, о котором здесь идет речь, как «стилизованное предписанное поведение, сопровождающее использование наркотика; методы, с помощью которых добываются и распределяются наркотики; способы предупреждения нежелательных эффектов от их употребления». Они также относят сюда санкции общества, или нормы, определяющие, где и как должно быть использовано конкретное средство, включая «неформальные ценности и неписаные правила, которых придерживается данная группа».

Однако, исследователи традиционных обществ используют другие определения ритуала, на основе которых вот уже в течение нескольких последних десятилетий строится антропологическая теория. Этот взгляд на функцию ритуала в человеческом обществе, хотя и не охватывает весь круг явлений, все же может быть применен к употреблению галлюциногенов. С его помощью мы можем найти подход к объяснению преемственности и изменчивости в обычае использования психотропных средств человеческими существами на протяжении всей их истории. Специалисты, изучающие культурные аспекты употребления подобных средств, неоднократно говорили о ритуале как о способе употребления галлюциногенов в традиционных обществах, при котором его последствия для самого общества наименее пагубны.

Ритуальный тип поведения человека преследует множество целей как в индустриальном, так и в доиндустриальном обществе. Уэллейс (1966) определил ритуал как узаконенную или предписанную процедуру исполнения религиозных и иных формальных или церемониальных действий. Как известно, в традиционных обществах употребление галлюциногенов в большинстве случаев имеет религиозный характер. Несмотря на секуляризацию такого употребления в индустриальном обществе, тем не менее, это не означает, что здесь ритуал играет несущественную роль. В доиндустриальных обществах, благодаря психотропным средствам, люди познают «божественную» сущность, причем это происходит в привычной для них установленной форме. Если рассматривать ритуал с точки зрения обыденной жизни, то он может включать любые шаблоны поведения или повторяющиеся предписанные действия. Некоторые антропологи придерживаются мнения, что ритуал и вера идут рука об руку и, как правило, не могут быть отделены друг от друга. Вера нужна для того, чтобы объяснить ритуал, придавать ему рациональное начало и направлять его энергию. Лорд Рэглан видел предназначение ритуала в принесении пользы тому, ради кого он совершается, и отвращении несчастий от того, кто в этом нуждается (Уэллейс 1966). Сила ритуала заключается в психологическом эффекте, который оказывают на участников слова и действия, даже если они сами по себе не имеют истинно тайного смысла. По-видимому, заслуживает рассмотрения (но не в рамках этой книги) связь между объявлениями в процессе ритуала и гипнозом (см. Питере и Прайс-Уилльямс 1980).

Клакхон выделял в ритуале главным образом его психологическую функцию. Ритуал, по его мнению – это привычное, повторяющееся действие, которое символически представляет фундаментальные потребности общества: экономические, биологические, социальные или сексуальные (1942: 78-79). Уэллейс отмечает, что все ритуалы направлены на решение проблемы трансформации людей или окружающей их природы. Цель ритуала – достичь желаемого результата или предотвратить нежелательные изменения в происходящем. В то время как в процессе одних ритуалов вызывают сверхъестественных существ, другие связаны с неперсонифицированной силой или энергией. Спасение – другая цель ритуала, по мнению Уэллейса. Когда самосознание и самоуважение индивидуума находится на низком уровне, им овладевают страх, ярость, отчаяние и другие сильные эмоции. В таких ситуациях внутреннего кризиса спасительный ритуал помогает человеку восстановить чувстве собственного достоинства. В главе об использовании аяхуаска в Амазонии мы видели, как метисы с помощью галлюцинаторных ощущений стремились выявить людей, как они считали, виновных в их болезнях и несчастьях. Целители использовали ритуалы, чтобы отразить злую магию колдунов, причинивших вред их пациентам.

Тревога, связанная с внутренней неготовностью к употреблению галлюциногенов, может внешне проявляться в таких симптомах, как: морская болезнь, понос, судороги, тахикардия и повышенное кровяное давление. Эти элементы «дурного поведения» присутствуют во всех культурах, относительно которых у нас имеются соответствующие сведения. Всепроникающее присутствие музыки как неотъемлемой части галлюцинаторных ощущений лежит в основе наиболее сильных ритуалов, в которых социальное управляет измененными состояниями сознания индивидуума. Из таблицы 5 отчетливо видно, насколько часто музыка в Новом Свете используется в ритуалах, связанных с употреблением психотропных средств. Кроме того, эта таблица подтверждает решающую роль музыки в тех случаях, когда подобные средства открывают двери в иную реальность, существующую в сознании человека.

Участник ритуала воспринимает структуру мелодии совершенно иначе, чем он воспринимал бы ее при нормально функционирующем сознании. Естественно, мы с математической точностью можем описать структуру любого звука, в том числе и музыки, какую бы тональную систему или повторение фраз она не включала (см. Ломаке 1968; Худ 1971). В одной из своих работ автор этой книги и этнограф-музыковед Кац показали: когда биохимические эффекты галлюциногена изменяют восприятие человека, музыка действует на его сознание подобно стрелочкам детского «лабиринта» (Кац и Добкин де Риос 1971). Она дает индивидууму ряд шлагбаумов и указателей, благодаря которым он проходит свой путь. Здесь мы проводим аналогию с игровым полем, структуру которого образуют горизонтальные и вертикальные линии, изображенные на бумаге. Однако, если в игре ребенок, двигаясь вдоль этих линий, натыкается на тот или иной указатель в соответствии со случайным исходом бросания кубика, то музыкальное сопровождение в ходе ритуала – ближе к компьютерной программе, которая способна давать инструкции вычислительной машине: какие действия та должна выполнять. Копирование культуры в визуальных ощущениях позволяет предположить, что внутренняя структура музыки может служить для достижения специфических целей. Например, она дает возможность жителю Амазонии увидеть духа-стражника лозы аяхуаска или вступить в контакт с особой сверхъестественной силой. Таким образом, и детский «лабиринт», и музыка в ритуале, связанном с употреблением галлюциногена – жесткие системы. В одном случае ребенок ограничен в выборе своего пути рамками игрового поля, в другом – шаман посредством определенной мелодии управляет видениями своего подопечного.

Если мы посмотрим на таблицу 5, то увидим различия в используемой ритуальной музыке. Эта, в целом не изученная область антропологии заслуживает отдельного внимания. Вероятно, наиболее общей особенностью такой музыки являются звуки, представляющие собой треск, дробь или вибрации, которые всегда сопровождаются свистом или пением. Эти звуки вместе с человеческим голосом могут являться важной частью галлюцинаторных ощущений. Выстраивая, ломая и вновь восстанавливая структуры из кирпичиков сознания, они служат определенным культурным целям.

Если верить Людвигу (1969), синестезия – обычное явление, сопровождающее употребление галлюциногенов. Большинство традиционных обществ не просто знакомы с этим явлением, а специально учитывают его в ритуале так, чтобы максимально обострить все чувства. Данные, представленные в таблице, подтверждают, что зрение, обоняние, осязание, слух и вкусовое восприятие усиливаются при помощи музыки. Даже в амазонских целительских сессиях, отчасти лишенных внешнего драматического напряжения, нагрузка на органы чувств настолько сильна, что может породить яркую внутреннюю драму. В других регионах мира, в том числе и у амазонских охотников, внешние атрибуты – танцы, яркая раскраска тела, разноцветные перья и прочие – помогают в стимуляции чувств.

Хотя основное предназначение ритуала состоит в том, чтобы снять тревогу, связанную с употреблением галлюциногенов, не все ритуалы преследуют эту цель. Клакхон (1942) утверждает, что ритуалы становятся частью жизни общества в той мере, в какой они способствуют сплочению людей и восстановлению мира в случае ссор и конфликтов. Другое толкование ритуала дал Раппапорт (1971): он служит для обмена информацией – культурной, экологической и демографической – между различными местными племенами. Эта информация может использоваться ими для выработки краткосрочной экологической и социальной стратегии. Племена, обитающие на ограниченной территории, могут лучше взаимодействовать, если возникающие время от времени отношения между их членами будут строиться в соответствии с формальными правилами. Удачным примером в этом смысле являются австралийские аборигены: употребление numypu, облаченное в форму ритуала, способно было свести к минимуму разрушительные антисоциальные тенденции. Такие антропологи как Аберле (1966) и Фернандес (1972), обсуждая соответственно употребление пейота индейцами навахо и религиозное движение бвити, признают позитивную роль использования галлюциногенов у народов, столкнувшихся с разрушением их культуры.

Таблица 5. Музыка и измененные состояния сознания 

Общество 

Тип музыки 

Ритуал и (или) его предназначение 

Психотропноесредство 

Комментарии 

Исполнители 

Источник 

Индейцы тукано, Колумбия 

Свирели, трещотки из тыквы, большие деревянные барабаны, пение, танцы 

Изложение мифов; переход в другой социальный статус; пение; напоминание о возникновении мифа; подтверждение законов строгой экзогамии; посвящение; поддержание традиций; обучение религиозным знаниям; поддержка психологической устойчивости 

Пнптадения; ингалянт вило; яхе; banisleriopsis 

Миф излагается гипнотизирующим голосом, очень настойчиво и подробно; женщины наблюдают и поют; поклоны восходящему солнцу в ритуале перехода; раскраска всего тела в красный цвет, пение и танцы; использование в качестве украшения перьев характерные жесты и мимика; прыжки во время передвижения 

Шаман, взрослые мужчины и мальчики; шаман и посвящаемые 

РейчелДолматофф

1971:16.12829.131.133,

251; 1972:

88-90.97.101

Яномано, Венесувла 

Трещетки, пение, монотонное пение 

Вызов ритуальной смерти; встреча с духами-союзниками; вызов духа экура и приглашение ему посе литься в груди у мужчины; посвя щение, имеющее целью вступить в контакт с акура и подчинить его себе; исцеление и управление духами, вызывающими болезни 

Табак; вирола 

Тела некоторых участников украшены перьями; горделивое вьпрыгивание перед хижиной; танцы; возгласы с поднятым над головой оружием; иногда состязаются, ударяя друг друга в грудь и крича прямо в ухо; чтобы остановить неприятные ощущения используются сильные запахи 

Взрослые мужчины; шаманы 

Шапьон

1968:23-24,

90-91,109.

150-51;

Прайс 1970:64-68 

Ацтеки, Мексика 

Танцы, пение, плач 

Путешествие во времени, чтобы увидеть конец света; праздничные пиры; упрочение межгосударственных альянсов 

Грибы psilocybe, stropharia и conocybe, теонанакатл 

Празднование весь день и всю ночь с песнями и танцами; видения смерти, когда человека съедают дикие звери; человек видит, как он будет военнопленным, становится богатым, женится, достигает зрелости или подвергается казни; люди рассказывают и обсуждают свои видения 

Знать, званые гости 

Гуерра

1971:116;

Шультс 1972

14-15

Луиэеньо, Калифорния 

Танцы, дикие пронзительные крики 

Посвящение; юноши впадают в бешенство и входят в ступор, чтобы понять жизнь взрослых 

Дурман 

 

Молодые мужчины июноши 

Шультс 1972а:47 

Индейцы тенетехара, Бразилия 

Танцы, монотонное пение, трещотки, ритуальная музыка, свист, энергичная музыка и пение 

В ритуале исцеления вызов духа-помощника; обращение к Деве Марии,чтобы вступилась за больного 

Табак,конопля 

Опьянение от дыма; ритмические песни и танцы 

Шаман 

Уилберт

1972:56

Метисы, Перу 

Свист, песни, использование морских раковин 

Ночная церемония исцеления 

Кактус Сан-Педро; datura arborea, кондорильо; орнамо; табак 

Мольбы, заклинания и монотонное пение сопровождается ритмичными ударами и звуком традиционных трещеток; символический контакт; все чувства пациентов стимулируют ся; чтобы вылечить недуг, имеющий магическое происхождение; чтобы заколдовать врага; пациент употребляет душистый напиток 

Народный целитель; пациенты 

Шарон

1972а: 43.44;1972в:

128-129;

Добкин де Риос 1968а:

193-94; 1686: 42-43; 1973: 69-70.80

Индейцы навахо, Соединенные Штаты 

Бубны, пение, свист, трещотки 

Церемония исцеления; отвращение зла и поддержка добра; благодарение бога за совершенное благославление; общение со сверхъестественным 

Пейот 

Ритуал на протяжении всей ночи; мольбы, песни, бой в бубен, употребление пейота; окуривание дымом при сжигании кедра; ритуальное курение сигар; на рассвете все едят кукурузу и пьют воду; ритуал происходит при свете небольшого костра 

Мужчины вместе с женщинами 

Аберле 1966: 11.125-53 

Индейцы чама, Верхняя Амазония 

Песни, свистящие и гортанные звуки 

Целительские сессии; посвящение с целью овладеть сверхъестественной силой 

Аяхуаска, сок табака 

Ритуал проходит ночью в уединенном месте; видения меняются в зависимости от исполняемой песни; дух табака предстает перед вновь посвященным в шаманы и учит его своей песне 

Целитель, посвящаемый 

Кьюсл 1965: 62-65; 

Уилберт 1972: 14-17 

Индейцы Качинахуа, Перуанская Амазония 

Монотонное пение, пение 

Общая церемония проводится с целью получения знаний о вещах, удаленных во времени и пространстве; предсказания; исцеление недуга 

Аяхуаска 

Вечерний ритуал; сидит группа людей, которые раскачиваются в такт музыки; каждый поет свою песню, песни не связаны между собой 

Посвящаемые мужчины; шаман и другие участники 

Кенсинджер 1972:9-13, 14 

Меномини Висконсин 

Песни, удары в бубен 

Получение силы от великого духа, избавление от недуга 

Пейот 

Полная сильного напряжения церемония завершается эмоциональной разрядкой; пение молитв о помощи; просьбы о спасении и помощи в том, чтобы избавиться от сомнений, страха и чувства вины 

Члены религиозной общины 

Спиндлер 1955:433-44 

Уичол, Мексика 

Гитары, скрипки, трубы, рожки 

Поиски пейота; ритуал, который должен помочь найти пейот; пересказ старинных историй 

Пейот 

Пение и танцы во время употребления новичками пейота 

Мужчины, женщины и дети 

Форст 1972: 177-78.180-81 

Масатеки, Мексика 

Пение, барабанят по телу, хлопки в ладоши 

Церемония исцеления, выяснение причины болезни 

Грибы psilocybe, stropliaria и conocybe 

Полная темнота за исключением тлеющих углей; окуривание благовонием внутри маленькой хижины; песня целителя слышна за пределами хижины 

Целитель (мужчина или женщина), участники церемонии 

Вэссон 1972: 197-98; Мунн 1973: 88.90,91. 111 

Индейцы хиваро, Восточ-ный Эквадор 

Барабанят по пустотелому стволу дерева, пение и свист 

Овладение душой врага чтобы сделать его уязвимым для смерти; достижение транса с целью вступления в контакт со сверхъестественными силами; извлечение заколдованного предмета из тела пациента 

Banisteriopsis; сок табака; datura areborea; datura aauveolens 

Пьют настой; удары в бубен и повторение имени подразумеваемой жертвы; ритуальное пение; высасывание предмета и общение друг с другом в темноте 

Шаман и пациент 

Харнер 1973а: 141, 153-54.160-61; Харнер 19736:15.23 

Шаранахуа, Перуанская Амазония 

Песни, монотонное пение 

Церемония исцеления; добиваются видений, чтобы узнать причину болезни 

Аяхуаска 

Вечерние сессии; усиление общей сплоченности 

Шаман; взрослые мужчины 

Сискинд 1973:28, 31-38 

Кулина, Перуанская Амазония 

Пение 

Лечение болезней, имеющих магическое происхождение 

Аяхуаска 

 

Целитель 

Ривьере и Линдгрен 1972:102 

Индейцы амахуака, Верхняя Амазония 

Монотонное пение 

Целительские сессии, подтверждение общей солидарности; установление местонахождения животных и врагов 

Они кума 

Общее состояние транса, вызванное монотонным пением; лица раскрашены 

Взрослые мужчины 

Лэмби Кордова-Риос 1971: 26,37-39, 148,157, 165,167-68 

Кяманчи, айова. Соединенные Штаты 

Монотонное пение 

Исполнение молитв и медитация на протяжении всей ночи 

Пейот 

Отсутствие танцев; ритуал завершается общей трапезой 

Неизвестны 

Шультс 1972а: 14-15 

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru