MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Хотько Н.И., Дмитриев А.П. - Водный фактор в передаче инфекций

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Ramos et al. (1970) указывает, что наводнения способствуют оживлению старых очагов в Бразилии. Связано это с тем, что наводнение приводит к распространению моллюсков и смыву нечистот. Один из районов г.Сан-Жозе-Сантус во время наводнения был отрезан водой и его жителям приходилось переходить вброд поток глубиной 30-40 см.

Одним из факторов загрязнения поверхностных водоемов микрофло­рой, в том числе в некоторых случаях патогенной, является купание людей. С этой точки зрения представляет интерес экспериментальная работа Т.А.Соловьевой (1953). Автор установила, что после одного 10-минутного купания в ванне человека без мыла и мочалки микробное число возросло от 70-862 до 3500-29800, а коли-титр снижается с 300 до 2-0,01. Даже если в ванне купался в течение 10 минут человек, предварительно мывшийся в бане, то микробное число составляло 52-794, а коли-титр колебался от 10 до 200. По подсчетам автора с одно­го купающегося в ванну поступает 3339000000 микробов, в том числе от 20000 до 100000 кишечных палочек. После купания человека, пред­варительно вымывшегося в бане, соответственные величины составляли 36643000 и около 20000. Коли-титр банных вод колебался от 0,00001 до 0,1; микробное число от 100000 до 3000000. Помимо кишечной па­лочки в банных водах обнаруживались В.соli citrovoruis, B.coli anaerogenes, пигментообразующие палочки.

Об эпидемиологическом значении купания людей в естественных пресноводных водоемах - реках и озерах, трудно сказать что-либо оп­ределенное. Исследовательских работ по этому вопросу немного. Rosebery (1964) брал пробы в разных местах лесного озера (США) пло­щадью 280 га, используемого для купания (и прочих форм отдыха на воде) населением г.Кирксвилл (более 13 тыс.жителей). Наибольшая бак­териальная зараженность воды отмечена летом в наиболее посещаемой части озера: среднее число колиформных бактерий в 100 мл воды на поверхности и на глубине 0,3 и 6 м составило соответственно 193; 294;499. Среднее число энтерококков - 68, 227, 229. В центральной части озера бактерий было мало. Автор делает вывод о сравнительно незна­чительном влиянии использования населением озера для массового от­дыха на бактериальную зараженность воды. Видимо, влияние купания людей в реках на их бактериальную зараженность еще меньше, учиты­вая движение воды в этих водоемах. G.S.-Неndry, А.Foth (1982) изучали связь заболеваемости с купанием в озерах. Отмечено 57 заболевших болезнями органов слуха среди купавшихся в озерах на юге Канады.

Вместе с тем значение купания людей как эпидемиологического фактора заражения водоемов в настоящее время никак нельзя считать ничтожным, учитывая все расширяющуюся сеть плавательных бассей­нов, где в небольшом объеме воды одновременно купается значитель­ное число лиц. В целом качество воды в бассейнах (и, следовательно, соответствующих сточных вод) определяется тремя факторами (Фридман К.Б. 1987): 1 - качеством подаваемой воды; 2 - нагрузкой на единицу объема бассейна (уровень вносимых загрязнений); 3 - кратностью меняемой воды (уровень разбавления).

Опубликован ряд исследований, посвященных изучению микробной флоры плавательных бассейнов. Так Меllmann (1962) исследовав­ший 277 проб воды из 14 плавательных бассейнов, только в двух нашел бактерии кишечной группы, но кокки были найдены в 33 пробах, 43 выделенных штаммов кокков относились к Staphylococcus, 27% к Streptococcus, 15% к Silvarius, 10% к Streptfaecalis. Принятие посетителями душа перед купанием в бассейне не исключало заражение ими воды бассейна кокковой флорой. В принципе аналогичные результаты дали исследования Favero et al. (1964), Robinton et al. (1966), Grum et al. (1972,1974): основной микрофлорой плавательных бассейнов была кокковая; количество кишечных палочек было значительно меньшим; в воде встречались и патогенные стафилококки. Fentsch und and (1980) выделили из воды плавательных бассейнов 14 различ­ных микроорганизмов, относящихся к 4 родам: бациллы, стафилокок­ки, псевдомонады, флавобактерии. Хлорирование не обеспечивало освобождение воды от микрофлоры. Авторы считают, что в качестве санитарно-показательного микроба в отношении воды плавательных бассей­нов могут быть использованы псевдомонады. В горячих купальных бас­сейнах и горячих вихревых бассейнах с температурой воды 37-40°С также нередко выделялись различные микроорганизмы: Е.соli было контаминировано 25% проб, протеем и различными другими колиформными бактериями - 37,3%, псевдомонадами - 26,3%, золотистым стафилококком - 26,3%, энтерококком - 42,3%. Сandida albicans содержа­ли 3,6% проб; грибы - 83% (Ехnег М. und and , 1981). Согласно данным этого исследования чаще всего в воде находились энтерококки. Это положение противоречит исследованиям других немецких авторов - Р.Gamper, F.Fiefenbrunner (1986): энтерококки в воде бассейнов были в очень незначительной концентрации, в воде бассейнов энтерококки не размножались. Параллельные исследования воды бассейнов на титры кишечной палочки и золотистого стафилококка не всегда совпадали. Золотистый стафилококк обнаруживался тогда, когда были нарушения качества хлорирования воды, плохой контроль выявления гнойных заболеваний у посетителей (М.С.Жарикова с соавт, 1981). По данным R.Z.Muller, V.Volkammer (1983) важным источником заражения воды в бассейнах являются волосы головы, число внесенных микроорганизмов колебалось от 6х106 до 3х10 микробов и зависело от длины волос. Исследова­ния касались Е.соli и S.aureus. По данным Р.Сamper, F.Fiefenbrunner в саунах нередко обнаруживаются различные виды псевдомонад чаще всего на полу и решетках.

Ряд сообщений (B.H.Keswick еt аl., 1981; К.Ф.Бирк с соавт. 1988) посвящен выявлению в плавательных бассейнах вирусов - энтеровирусов, аденовирусов. В.Н.Кeswick еt а1., выделяли из воды бассейнов виру­сы Коксаки и полиовирусы. Авторы считают, что использование плава­тельных бассейнов может способствовать распространению энтеровирусных заболеваний.

Возможность контаминации вод плавательных бассейнов грибами и , в частности, патогенными  дрожжевыми грибами изучалась многими исследователями (R.Аhо  еt а1, 1981; F.Fiefenbrunner und and, 1981; F.Staib, G.Gresse 1983; М.Simordova, 1984; G.Vooriova, 1982; G.Yvoccova, A.Косkova-Кгаtochvilova, 1986). М.Simordova в частности находил в воде плавательных бассейнов 35 видов микромицетов и 12 видов дрожжевых и дрожжеподобных грибов.

Vlekova et al. (1978) придают воде плавательных бассейнов серь­езное значение в распространении гельминтозов. Они находили в этой воде яйца анкилостом, аскарид, остриц. Доказана возможность развития в воде плавательного бассейна яиц Ancylostoma duodenalis.

Наконец вода плавательных бассейнов может быть фактором рас­пространения патогенных амеб (R.Michel, Н.Scheider, 1980). Ниже будет приведена эпидемиологическая характеристика заболеваний, связан­ных с заражениями от воды плавательных бассейнов.

Помимо купания, инфицирование водоемов может быть обусловлено и некоторыми другими формами жизнедеятельности человека, связан­ных с водой, например: стиркой белья (общеизвестная вспышка дизен­терии в Омута заражение воды яйцами гельминтов, на что указывают С.М.Вишневская с соавт. ,1956).

Определенное эпидемиологическое значение может иметь заражение поверхностных пресноводных водоемов животными, как сельскохозяй­ственными, так и дикими, что может происходить при водопое, купа­нии животных. При этом в воду попадают экскременты животных, смывы с поверхности их наружных покровов. В принципе таким пу­тем в воду могут попадать возбудители всех зоонозных инфекций, которыми поражаются сельскохозяйственные живот­ные и птицы - туберкулеза, сальмонеллезов, бруцеллеза, сибирской яз­вы, лептоспироза, сапа, ящура и др. Однако, практически приходится счи­таться с возможностью заражения человека от воды, инфицированной животными двумя, из этих инфекций - сальмонеллезом и лептоспирозом. Например, Н.М.Благовешенская и К.Ф.Гончарова (1963) описывают 3 вспышки лептоспироза (возбудитель L.роmona) связанных с водои­сточниками зараженными свиньями. Nelson et al. )1973) наблюдали вспышку лептоспироза той же этиологии среди подростков, купавших­ся в канале, загрязнявшимся крупным рогатым скотом.

Воndего et al, (1977) изучавшие присутствие сальмонелл в ряде поверхностных водоемов штата Нью-Йорка, пришли к заключению, что одним из возможных путей заражения вод были фекалии домашних животных. Многие авторы указывают на домашнюю водоплавающую птицу, как на источник заражения различных поверхностных водоемов, в частности прудов.

При этих инфекциях (т.е. сальмонеллезе и лептоспирозе) есть данные о возможности заражения водоемов и дикими птицами (Раgon et al., 1974). В этом же исследовании как возможный источник инфекции при заражении воды Боденского озера сальмонеллами упоми­наются черепахи. Н.Reisinger und and (1984) указывают на возможность заражения водоемов Саmpylobacter, которым заражено 28% диких птиц.

Smith et al. (1975) обнаружившие Сl.botulinum в ряде водоемов в районе Лондона, полагают, что источником инфекции могли быть во­доплавающие птицы. Таким образом, это исследование совпадает с данными американских авторов, о которых упоминалось выше.

Еще при одной зоонозной инфекции заражение поверхностных пресноводных водоемов, несомненно, может быть связано с дикими животными - в первую очередь с грызунами. Речь идет о туляремии. По этому вопросу опубликовано много данных. Здесь мы ограничимся ссылкой на два сообщения. В.С.Сильчинко (1957) описал водопровод­ную вспышку этой инфекции в одном поселке. Причиной ее было то, что к сосуну водокачки притянуло труп водяной крысы, погибшей от туляремии. Вблизи было найдено еще 2 трупа водяных крыс. В Кемеровской области 98% заражений людей туляремией (Д.И.Кузина, 1959) произошло через воду открытых водоемов, которая в свою очередь заражается грызунами.

Наконец, одним из возможных, но слабо изученных факторов заражения воды микрофлорой могут быть рыбы и другие гидробионты. В обзоре Geldreich (1975) содержится ссылка на исследования Frust и Вагtlett о том, что воды рыбопитомников и бассейнов с декоративны­ми рыбами содержат значительное число бактерий, в том числе пато­генных. В 100 мл воды из рыбных цистерн содержалось до 109 аэроб­ных микробов и 10 5 фекальных колиформ.

Несомненно, что одним из факторов микробного заражения воды судоходных рек и озер могут быть курсирующие по ним суда, особен­но в тех случаях, когда они не снабжены приемниками для сбора сточных вод. Имеется ряд исследований, посвященных этому вопросу (Гурвич Л.И, 1983). Материалы, относящиеся к морским судам, будут приведены в соответствующем разделе. Емкости для воды могут быть заражены условно патогенными и патогенными микробами, руками людей и утварью (Еl.Аttar Z. et al ., 1982).

Для каждого конкретного водоема имеется комплекс факторов обуславливающих его микробное заражение. Роль отдельных факторов при заражении тех или иных водоемов может меняться в зависимости от характера исследования этого водоема. Например, по данным Г.И.Овсянникова (1973) основными факторами заражения вод Каракумского канала являются водопои и стоянки скота, купание людей, рабо­та земснарядов.

Микрофлора открытых пресноводных водоемов

В основе классификации микрофлоры водоемов лежат биохимические свойства микроорганизмов - способность ассимилировать соединения азота и углерода в аэробных и анаэробных условиях. В кругово­роте азота принимают участие протеолиты, аммонификаторы, нитрофикаторы, денитрофикаторы, азотофиксирующие микробы. Протеолиты являются показателями органического загрязнения водоемов. Наличие аммонофикаторов и нитрофикаторов свидетельствует о процессах разложения и минерализации азотосодержащих веществ. Завершают процесс минерализации азотосодержащих веществ денитрофикаторы и азотофикаторы.

К микроорганизмам участвующим в круговороте углерода относят­ся группы кислотообразователей, щелочеобразователей и нейтральная группа.

С экологической точки зрения микрофлору водоемов принято де­лить на аутохтонную и аллахтонную.

Аутохтонная микрофлора - естественная постоянная микрофлора дан­ного водоема. Огромное большинство видов, сюда относящихся, мезофилы-оптимум их роста при температуре 18-20°С. В водоеме с низкой температурой развиваются психорофильные микробы, в горячих водо­источниках - термофильные. В целом аутохтонная микрофлора спо­собствует самоочищению водоемов.

Аллохтонная микрофлора поступает в водоемы извне - со стоками, смывами. Эта микрофлора в воде обычно длительно не сохраня­ется, так как водная среда, куда она попадает, по своему химическо­му составу, температуре, концентрации водородных ионов, как прави­ло, не соответствует оптимальным условиям существования данных ви­дов. Более длительному сохранению в водоемах аллохтонной микро­флоры может способствовать одновременное поступление в эти же во­доемы субстратов, в которых находилась эта микрофлора (например - фекалий, мокроты).

Патогенная микрофлора относится к аллохтонной. Вопрос о том, могут ли обладать патогенностью для человека отдельные представите­ли аутохтонной микрофлоры, обсуждался в начале главы.

По Л.В.Григорьевой (1975) формирование микрофлоры водоемов за­висит от следующих факторов:

  1. обилия и постоянства источников загрязнения; 

  2. близости и величины населенных пунктов, расположенных по бе­регам водоемов; 

3. сезонных и метеорологических факторов;

4. физико-химических особенностей водоема;

5. глубины водоема и характера донных отложений;

6. видового состава и количества гидробионтов;

7. широты местности.

Весь комплекс особенностей водоема, определяемый составом и количеством микроорганизмов в воде, содержащей органические и неорганические вещества в определенных концентрациях, обозначается термином сапробности (Sapros (греч.) - гнилой). Различают три зоны сапробности. Полисапробные зоны-зоны сильного загрязнения. В воде много органических веществ, мало кислорода. Микробный биоценоз обилен, но видовой состав ограничен анаэробными бактериями, грибами, акциномицетами, т.е. микроорганизмами, вызывающими гниение и брожение. Количество бактерий в 1 мл воды достигает миллиона и более. Мезасапробные зоны умеренного загрязнения с интенсивным процессом минерализации. Преобладают окислительные и нитрификационные процессы. Качественный состав микробиоциноза разнообразен. В основном это нитрифицирующие, облигатно аэробные бактерии, также виды Pseudomonas, Mycobacterium, Clostridium, Candida, Streptomyces, Flavobacterium и др. В 1 мл воды сотни тысяч микроорганизмов. Олигосапробные зоны -  чистой воды. Процесс самоочищения закончен, возможно небольшое количество органических соединений. Количество бактерий от десятка до тысячи в 1 мл.

Следует отметить, что патогенные микроорганизмы, попадающие в водоемы, достаточно обильны в полисапробных зонах, постепенно отмирают в мезосапробных и практически не обнаруживаются в олигосапробных зонах.

Исходя из вышеприведенных соображений, присутствие тех или иных патогенных микроорганизмов в открытых пресноводных водоемах не является закономерным явлением. Еще в меньшей степени можно говорить о каком-то стабильном уровне содержания патогенных возбу­дителей. Целым комплексом условий, перечисленных выше, определя­ется присутствие патогенной микрофлоры в данном водоеме вообще, ее видовой и количественный состав. Непостоянство результатов обследо­вания тех или иных водоисточников на патогенную микрофлору, по­мимо факторов которые действительно влияют на ее существование, определяется также совершенством методик, применяемых для ее обна­ружения. Это последнее обстоятельство имеет немаловажное практичес­кое значение.

Ниже приводятся материалы о патогенной микрофлоре открытых пресноводных водоемов по материалам работ последних десятилетий.

Гельминты. На большинстве территорий СНГ в воде чаще других обнаруживаются яйца аскарид. Так, по данным Н.Н.Еремеева (1953) яй­ца паразитов обнаруженных в воде рек и каналов по видовому составу распре­делялись следующим образом: яйца аскарид -78,2%, широкого лентеца - 18,2%, власоглава - 2%, остриц - 1,6%.

Зараженность воды гельминатами на разных территориях колеблет­ся в широких масштабах. Так, на Украине она составляла, в районе Харькова, в среднем 2,4 яйца на 1 литр (С.М. Вишневская с соавт, 1956), в районе Львова на р. Полтаве от 0,3 до 9,5 на 1 литр (В.Ф.Малашенко, 1957). Значительно выше эти показатели в каналах, проходящих через территорию г.Ташкента (Е.А.Баннова, 1959). Здесь яйца гельминтов обнаружены в 5,5-19% проб. Повсеместно отмечается, что чем ближе от места выпуска сточных вод отбираются пробы, тем чаще обнаружи­ваются в них яйца гельминтов. Инфестированность водоемов зависит и от времени года. Яйца гельминтов находят не только в воде, но и в донных отложениях.

Санитарно-показательная и условно-патогенная кишечная микро­флора. Санитарно-показательные микроорганизмы, о которых  идет речь в этом разделе, не имеют самостоятельного патологического значения, но могут быть использованы как показатели микробного и, в частно­сти, фекально-микробного загрязнения воды. В первую очередь исполь­зуется общее микробное число (в 1 мл воды) и число Е.соli (коли-индекс, коли-титр). Многие исследователи считают, что в качестве санитарно-показательных микроорганизмов могут быть использованы и энтерококки. По мнению Г.П.Калины (1976) в известной степени санитарно-показательными микроорганизмами являются некоторые виды протея. В частности концентрация M.morganii коррелировала с чис­ленностью сальмонелл. Proteus Mirabilis и Р.vulgaris являются индикаторами биологического загрязнения и осуществляют протеолитические процес­сы в водах богатых белками животного происхождения. Другую оцен­ку находят микроорганизмы родов Наfnia и особенно Аегоmonas. По мнению специалистов (Schubert, 1963, 1967; Т.З.Артемова, 1971) они не должны рассматриваться как показатели фекального за­грязнения водоисточников. Аэромонад часто выделяют из вод дренажных коллекторов и мелиоративных систем. Возбудитель проникает через поврежденную кожу и вызывает раневые инфекции. Реже наблюдают гастроэнтериты при употреблении загрязненной воды. К часто на­ходимым обитателям водоемов относятся также Кlebsiella. По данным Тhomas et al. (1959) изучивших 645 образцов воды из сельских во­доисточников в Великобритании 50% штаммов выделенных при темпе­ратуре 30°С составляли клебсиеллы, тогда как среди штаммов выде­ленных при 37°С  57% составляли Е.соli. О присутствии К1еbsiellа в воде упоминают также Кarlsson и Sparell (1965,1974).

Из обитателей кишечника человека и теплокровных в открытых водоемах нередко находят энтерококки. Так по данным Муха и Даубнер (1961) в различных створах Дуная на территории Чехословакии в 1мл воды находилось от 4 до 18 энтерококков. Nair et al. (1972) при исследовании проб воды из открытых водоисточников Индии устано­вил в 13,3% сильное загрязнение фекальным стрептококком. Н.А.Богатырева (1976) находила энтерококки в 95% проб ила и 80% проб песчаного грунта Воткинского водохранилища. Среди энтерококков 59% составляли E.faecium, 35% -E.faecalis и 9% - E.durans.

По данным Муха и Даубнер (1961) в воде Дуная на территории Чехословакии закономерно (хотя и в небольших концентрациях - от 3 до 10 на 50 мл воды) присутствие Сl.регfringens. По данным этих же исследователей число колоний гетеротроф­ных бактерий в 1 мл колебалось от 3600 до 67000, индекс Escherihieae из бродильной среды (43°С) от 88000 до 205000, число колоний подсемейства Escherihia  из 1 мл воды на мембранном фильтре - от 395 до 920.

Интересные данные о санитарно-показательной микрофлоре ряда водохранилищ канала им.Москвы приводит Л.Е.Корш (1957). В Акуловском водохранилище, находящимся в зоне строгого режима общее микробное число в разные времена колебалось от 18 до 60; а коли-ин­декс от 9 до 200; в Клязьменском водохранилище, находящемся в зо­не охраны II пояса, соответствующие показатели были от 47 до 370 и от 23 до 6000; и, наконец, в Химкинском водохранилище, расположен­ном вне зон санитарной охраны, где имеется речной порт и пляжи общее микробное число колебалось от 300 до 1800, а коли-индекс от 9 (зимой) до 22000 (осенью). Эти данные убедительно показывают за­висимость аллохтонной микрофлоры от санитарного состояния окру­жающей водоем территории и особенностей использования самого во­доема.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru