MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Хотько Н.И., Дмитриев А.П. - Водный фактор в передаче инфекций

9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Санитарно-химические методы, хотя могут рассматриваться лишь как косвенные показатели заражения воды патогенными микробами, тем не менее, имеют определенное значение в изучении рассматривае­мых вопросов. Их достоинство - относительная простота выполнения.

Питьевая вода по химическим показателям должна отвечать следу­ющим требованиям:

- сухой остаток не должен превышать 1000 мг/л;

- хлориды, которые рассматриваются как косвенный индикатор бы­тового загрязнения, не должны превышать 350мг/л, считая по хлор-ио­ну,

- сульфаты не должны превышать 500мг/л;

- железо не должно содержаться в концентрации более 0,3мг/л;

- марганец не должен содержаться в концентрации более 0,1мг/л;

- медь не должна содержаться в концентрации более 1,0мг/л;

- цинк не должен содержаться в концентрации более 5.0мг/л;

- алюминий не должен содержаться в концентрации более 0,5мг/л;

- полифосфаты не должны содержаться в концентрации более 5,0мг/л;

- нормативом жесткости питьевой воды является 7-10мг - экв/г. Очень важным показателем доброкачественности воды, которая обеззараживается методом хлорирования, считается концентрация оста­точного свободного хлора, которая не должна быть меньше 0,3мг/л и не больше 0,5мг/л при контакте не менее 30 минут. Концентрация связанного хлора должна быть не менее 0,8 мг/л и не более 1,2 мг/л при обеспечении не менее 1 часового контакта в сборных резервуарах.

Если вода подвергается озонированию, то остаточное содержание озона должно быть 0,1-0,3 мг/л Согласно существующим у нас нормативам на сельских водопроводах, обслуживающих население до 15000 человек лабораторный контроль питьевой воды одновременно с определением остаточного хлора должен проводиться не реже одного раза в неделю, а также при изменении качества воды; в городских и поселковых во­допроводах, забирающих воду из поверхностных водоисточников, лабо­раторное исследование воды проводится не реже одного раза в сутки, а остаточный хлор определяется каждый час; в городских, поселковых водопроводах, берущих воду из подземных водоисточников, нормативы частоты исследования воды следующие: 1) если вода подается без обез­зараживания, при численности населения снабжаемого этой водой до 20000 человек не менее 1 раза в месяц; при численности населения до 50000 - 2 раза в месяц; более 50000 - 4 раза в месяц; 2) если вода подвер­гается обеззараживанию при численности населения до 20000 - не ме­нее одного раза в неделю, до 50000 не менее 3 раз в неделю, более 50000 - ежедневно. Остаточный хлор исследуется каждый час. Очень важным является контроль воды на разводящей сети. Отсутствие остаточного хлора следует рассматривать как сигнальный признак недоброкаче­ственности воды.

Одним из общепринятых косвенных показателей загрязненности во­ды являются БПК - биохимическое потребление кислорода и ХПК -химическое потребление кислорода. Frankland показал, что количество кислорода, поглощенного при хранении пробы воды, содержащей орга­нические вещества, зависит от времени хранения. Таким образом, в тесте БПК учитывается как количество использованного кислорода, так и скорость, с которой он используется. Обычно определяют БПК5  - потребление кислорода в течение 5 суток. Может определяться и БПК20 - 20-ти суточное БПК.

Помимо общепризнанных косвенных химических тестов характери­зующих качество воды, предложены и другие показатели. Так В. Н. Кононов (1951) указывает, что удельная окисляемость (окисляемость, отнесенная к 1° цветности) является показателем наличия в воде орга­нических веществ животного происхождения, за исключением присутствия в воде закисного железа, гидрата окиси железа и воды с вы­раженным гуминовым составом (в перечисленных случаях удельная окисляемость не является санитарным показателем). Благополучной, в санитарном отношении, следует считать воду с удельной окисляемостью ниже 0,30. Kupehik a Edwards (1992) рекомендуют определение мочевой кислоты, как показатель загрязнения воды. Содержание моче­вой кислоты в воде определяется при помощи спектрофотометра Бекмана. Существует зависимость между концентрацией мочевой кислоты и содержанием кишечной палочки.

Dutka et al. (1974) предложили в качестве показателя фекального загрязнения воды определять содержание в ней фекальных стероидов человека и высших животных - копростерина и холестерина. Нахожде­ние следов холестерина в воде можно рассматривать как показатель сравнительно свежего фекального загрязнения, а следы более устойчи­вого копростерина - указывают на удаленное во времени или расстоя­нии загрязнение. Зависимость между плотностью бактериальных популяций и фекальными стероидами не установлена. Предельные уровни содержания фекальных стероидов в природе, по мнению авторов, со­ставляют для копростерина 0,5 ррв, для холестерина 0,75 ррв.

В обзоре Geldreich (1975) указывается (с ссылкой на Matonickin и Pavletic) на важность проведения параллельного анализа биологических и химических показателей. Albrigth и Wentworth установили определенную корреляцию между активностью гетеротрофных микроорганиз­мов и содержанием в воде углерода и азота (но не с БПК). Согласно данным Bollady при неблагоприятных для роста микробов условиях наблюдается ингибирование активности нитритредуцирующих фермен­тов, что приводит к накоплению нитритов в водной среде, в то время как восстановление нитратов протекает нормально. Е.П. Сергеев и Е.А Можаев (1979) в качестве метода санитарного контроля воды, рекомен­дуют определение содержания в ней поверхностно активных веществ, поскольку эти вещества сейчас очень широко используются в быту. Концентрация ПАВ 1-4 мг/л обычно соответствует коли-индексу 1000000 и БПК - 10-20 мг/л. Нахождение ПАВ в воде указывает на выраженное загрязнение ее стоками. Определение ПАВ не представля­ет трудности.

Наконец, для экспрессного определения загрязненности морской воды рекомендуется реакция пенообразования (Daranyi, 1925).

Микробиологические методы. При расшифровке водных эпидемий санитарно-химические  методы,  даже самые усовершенствованные, имеют лишь косвенное значение - они указывают лишь, притом кос­венно, на фекальное загрязнение воды. При эпидемиологическом об­следовании вспышек различных инфекционных заболеваний, очень важное значение имеет обнаружение возбудителя в воде, предполагае­мой как фактор передачи инфекции. Если такой поиск увенчается успехом, т.е. найден соответствующий возбудитель в воде, это как бы завершает данные эпидемиологического обследования, смыкая аргу­менты в пользу водной передачи инфекции в единую цепь. Поэтому нет ничего удивительного в том, что с момента возникновения меди­цинской микробиологии начинаются попытки выявления патогенных микроорганизмов в воде. Известно какое значение имело выделение холерного вибриона из воды Р. Кохом в 80-х годах прошлого века - эти находки были одним из важных поводов, обосновывавших роль воды в распространении холеры, в также других кишечных инфекций. Исследование воды на наличие возбудителей инфекционных заболева­ний (“исследования воды на патогенность” - как их часто называют специалисты) проводятся главным образом при расшифровке природы вспышек различных инфекций, которые могут передаться через воду. Реже эти исследования проводятся с профилактической целью, если имеются основания ожидать наличие возбудителей в воде, даже в тех случаях, когда отсутствуют заболевания соответствующими инфекция­ми.

Для оценки санитарно-эпидемического состояния внешней среды в целом и воды в частности используются базовые методические приемы, которые направлены на определение общей микробной обсемененности - общее микробное число (ОМЧ), определение и титрование санитарно-показательных микроорганизмов (СПМ), выявление патогенных микроорганизмов и их метаболитов, определения степени недоброкачественности.

В любом случае при изучении биоценозов, в которых существуют патогенные для человека микроорганизмы на результаты анализов могут влиять различные, в том числе рассматриваемые нами, факторы. Поэтому при осуществлении лабораторных исследований следует руководствоваться следующими основными принципами:

-Соблюдение определенных правил забора проб и транспортировки. Технически эти правила для различных исследуемых объектов отличаются, оставаясь едиными по следующим параметрам - скорости проведения анализов (чем быстрее он(и) тем лучше); обеспечения стерильности; хранения при температуре около 4о С не дольше 7 час.

-Исследование усредненных проб с учетом кратности забора.

-Использование унифицированных методических приемов регламентируемых нормативными документами.

-Применение комплекса методов для получения исчерпывающей информации.

-Заключение осуществлять на основании совокупности санитарно-микробиологических и гигиенических показателей (В.И. Покровский, О.К. Поздеев, 1998).

Говоря о результатах проводимых исследований, надо сказать, что они далеко не всегда оправдывают возлагаемые надежды. Нередко бы­вает так, что эпидемиологические данные убедительно говорят о вод­ном генезе возникших заболеваний, об этом же свидетельствуют и косвенные данные санитарного, санитарно-химического характера, а возбудителя в воде прямым методом обнаружить не удается. Причин этого несколько.

Во-первых, патогенные возбудители в воде, как правило, находятся в низкой концентрации, что, естественно, затрудняет их обнаружение. При этом они распределяются в воде неравномерно, что делает необходимым проведение серийных исследований в динамике определенного периода.

Во-вторых, находящиеся в воде возбудители, нередко подвергаются явлениям изменчивости, поскольку вода в целом является средой неб­лагоприятной для существования патогенных микроорганизмов. Неред­ко из воды выделяют атипичные штаммы и требуется большое искус­ство микробиолога для их идентификации.

В-третьих, выявление какого-либо возбудителя не всегда документирует причинно-следственные связи, так как могут в это же время другие виды патогенов, в том числе условно-патогенные микроорганизмы, способные вызвать эпидемические вспышки заболеваний.

В-четвертых, известные проблемы возникают при проведении лабораторных исследований (антагонизм выращиваемых микроорганизмов, недостаточная элективность питательных сред, изменчивость патогенов в искусственных условиях и др.)

Пятой, самой простой и вместе с тем, видимо, очень важной причиной редкости обнаружения возбудителя в воде, является то об­стоятельство, что забор проб воды происходит не тогда, когда там на­ходится возбудитель, вызвавший заболевания, а значительно позже. Действительно, исследование на патогенность, как правило, назначают по поводу уже возникших заболеваний. Следовательно, заражение прои­зошло ранее (длительность инкубационного периода + время необхо­димое для постановки клинического диагноза + время затраченное на эпидемиологическое обследование, позволившее предположить водный характер заражения). Если поступление возбудителя в воду было крат­ковременным, то к моменту забора проб возбудитель в воде может уже отсутствовать. О том, что высказанные соображения имеют опре­деленное значение, свидетельствует и то, что при инфекциях с корот­кой инкубацией (дизентерия, холера) возбудитель в воде удается найти все же чаще, чем при заболеваниях с длительной инкубацией (брюшной тиф, паратифы).

Во всяком случае, чем бы ни была обусловлена редкость нахожде­ния возбудителя в воде, этот факт нуждается в соответствующей оценке, которая может быть сформулирована следующим образом: об­наружение возбудителя в воде должно рассматриваться как веский до­вод в пользу водного распространения инфекции, тогда как отрицательный результат исследования воды, не исключает водного характера распространения инфекции, если эпидемиологические данные и кос­венные лабораторные тесты говорят в пользу такого распространения заболевания.

Низкая высеваемость патогенных возбудителей из воды, стимулиру­ет попытки усовершенствования методов бактериологического исследо­вания. В частности, широко применяют среды обогащения, элективные среды. Так, при исследовании на сальмонеллы, широко применяются селенитовые среды (Ю.Г.Талаева с соавт., 1969, Ю.Г.Талаева, 1973, Г.А.Багдасарьян с соавт., 1974, Reasoner et al., 1975 и др.), магниевые среды (М.А.Жарихина с соавт., 1972, А.Г.Пензина, 1973, В.И.Немыря, 1973, Г.А.Багдасарьян с соавт., 1974, Kruger et al.,1976 и др.).

Г.А.Багдасарьян, Ю.Г.Талаева, Е.Л.Ловцевич (1974) в частности ука­зывают, что применение таких сред как селенитовый бульон, среда с хлористым магнием, среда с тетратионатом калия, среда с охмеленным суслом позволяет выделить сальмонеллы и в тех случаях, когда в 1 литре воды, содержатся единичные микробные клетки.

Указанными средами не исчерпываются модификации бактериоло­гической диагностики. Так, для выделения и подсчета сальмонелл предлагается среда Вильсон-Блера (Pohl ,1957; Brison et Boudon, 1984 и др.) плотные среды, содержащие бриллиантовую зелень (Moats et Kinner по Reasoner et al., 1975).

По мнению некоторых исследователей (Bucci et al., 1973 и др.) высеваемость сальмонелл из воды может быть увеличена инкубацией посевов не при 37°С, как это делается обычно, а при 43°С.

По общепринятому мнению существенного увеличения высеваемости из воды патогенных микроорганизмов можно достигнуть применением мембранных фильтров (Zen-Yoji et al. 1969, Deak 1973, Ю.Г.Талаева, 1973, К.М.Клименкова, 1975, Е.К.Гипп с соавт, 1976, Preshell et al., 1976 и др.). Возможно сочетание метода мембранных фильтров со сре­дами обогащения (Deak, 1973). Суть метода мембранных фильтров сво­дится к концентрации микроорганизмов на фильтрах, через которые пропускается большое количество воды. Для концентрации микроорга­низмов, находящихся в исследуемой жидкости, может быть использо­ван и метод марлевых тампонов, предложенный еще в 1948г. Moor. Этот метод чаще применяется при исследовании сильно загрязненной жидкости. Предложен ряд методов (Macloy, модификация Chehg, Boyle, модификация Boring et al., метод Grunnet, метод Г.П.Калины) для количественного учета микроорганизмов, в первую очередь саль­монелл, в воде (Ю.Г.Талаева, с соавт. 1979).

С целью повышения высеваемости разрабатываются не только чисто бактериологические аспекты проблемы, но и методы забора проб. Можно сослаться на работу Witzehausen (1972), показавшего, что ре­зультат бактериологического исследования в определенной степени за­висит от глубины, с которой отобрана проба воды. По данным автора из шахтных колодцев, водохранилищ, озер и плавательных бассейнов пробы воды должны отбираться с глубины 30 см от поверхности. В.А. Рудейко (1955) изучал вопрос о целесообразности посева проб воды непосредственно у водоисточника. Установлено, что такой метод посе­ва имел преимущества перед посевом проб после доставки их в лабо­раторию.

По G.R.Brennimaneteal (1981) при исследовании реакционных вод необходимо учитывать время в течение дня и день недели, когда про­водится исследование проб.

То обстоятельство, что водным путем могут распространяться и некоторые вирусные инфекции, делает актуальным вопрос о разработ­ке методов вирусологического исследования воды. При этом, как и при бактериологических исследованиях, актуальным является концен­трация вирусов, так как содержание их в воде, как правило, незначи­тельно. По Л.В.Григорьевой и Г.И.Корчак (1976) с данной целью могут быть использованы разные методы:

а) концентрация вирусов на природных и синтетических (ионитах) полимерах; б) концентрация вирусов путем их осаждения рядом химических веществ (фосфатом калия, солями алюминия и кальция, гидратом окиси алюминия, окисью железа и рядом других веществ); в) концентрация на активированном угле; г) физические методы - ультрацентрифугирование, фильтрации, вы­паривание и замораживание, адсорбция на марлевых тампонах; д) биологические методы - адсорбция на дрожжах, в организме моллюсков.

Возможно использование комбинации различных методов. По дан­ным В.И.Зотовой, Л.А.Мышляевой (1976), Г.И.Сидорснко с соавт. (1977) Для исследования водопроводной воды наиболее приемлем метод сорбции на ионообменных смолах. По материалам Г.И.Сидоренко с соавт. метод осаждения сернокислым алюминием и полиакриламидом целесообразно использовать для исследования вод открытых водоемов. Перспективным также является метод сорбции на асканите. З.С.Николаевская к М.С.Айзен (1974) получили хорошие результаты при поль­зовании метода ультрафильтрации. Berg (1975) наибольшее значение из методов концентрации и выделения вирусов придает методу мембран­ной сорбции, которая может быть усилена добавлением солей (AlCl3). Стекловолокнистые фильтры превосходят текстильные (из орлона, полиэстера). Положительный результат (в смысле увеличения выделяемости вирусов) имела обработка катионовой смолой. По В.Fattal эффективность различных методов выделения вирусов из воды варьирует в зависимости от химического состава используемых адсорбентов и от вида вирусов. Block et al. (1978) получили хорошие результаты выделения энтеровирусов из поверхностных вод при применении метода адсорбции-элюции на стеклянном микроволокне.

Несмотря на несомненные успехи в усовершенствовании методов выделения патогенных возбудителей из воды, полностью эту задачу еще далеко нельзя считать решенной, о чем говорит в общем-то, низ­кая частота положительных исследований воды по эпидемичес­ким показаниям. Такое состояние вопроса стимулирует разработку не­которых косвенных методов, направленных на установлении присут­ствия в воде тех или иных патогенных возбудителей,

Одним из таких методов является выявление в исследуемой воде бактериофагов к тем или иным патогенным микроорганизмам. Предполагается, что присутствие такого "свободного" фага является косвенным признаком наличия и самого возбудителя, Приведем данные не­которых исследовании по проверке ценности этого метода. В.А. Извозчикова (1952) указывает, что в местностях, где регистрировались заболевания брюшным тифом, брюшнотифозный бактериофаг в открытых водоемах обнаруживался в 7 раз чаще, чем в водоемах благополучных местностей. Чаще всего фаг определялся в воде в осенне-зимний пери­од, что соответствовало динамике заболеваемости. Вместе с тем, в отдельных случаях брюшнотифозный фаг обнаруживается и в тех местах, где брюшной тиф не регистрировался. Т.С.Фейгин (1963) проводил параллельные исследования 224 проб воды из р.Ока на присутствие шигелл и свободного дизентерийного фага. Выделена 51 культура (из них 32 атипичных). Дизентерийные фаги найдены в 219 пробах. Наиболее высокие титры дизентерийных фагов обнаруживались в мае - когда начинался рост заболеваемости и чаще всего выделялись культуры. Однако затем указанный параллелизм нарушался - заболеваемость продолжала нарастать, а высеваемость шигелл из воды и титры фага снижались. Ю.К.Чернус (1967) также считает, что наличие в воде дизентерийных фагов, является свидетельством зараженности воды шигеллами. Аналогичное заключение в отношении брюшнотифозных Vi - фагов делают Cornelson et al. (1957). Y.Borrego et al. (1987) выявили высокую корреляцию между количеством колифагов и кишечных палочек (коэффициент корреляции 0,6-0,8; р>0.001). Отмечена линейная зависимость между па­тогенными энтеробактериями и колифагами (коэффициент корреляции 0,6-0,9). Причем, колифаги оказались более чувствительными индикато­рами наличия сальмонелл по сравнению с фекальными колиформами и стрептококками. Наконец, имеются указания, что присутствие в воде холерных фагов говорит о зараженности воды вибрионами (Т.А.Кудрякова с соавт. 1990).

Вместе с тем ряд исследователей (А.П.Вдовенко и А.А.Марго, 1941, Ziemenska 1958, К.Б.Хайт, 1960, Coctzee 1962, В.Р.Мартинец, 1957) отри­цает связь между присутствием фагов и соответствующих возбудителей в воде.

Несколько большее распространение, чем методика обнаружения свободного фага получила так называемая реакция нарастания титра фага (РНТФ). Метод основан на том, что в случае присутствия в воде патогенного микроба титр соответствующего фага нарастает, так как фаг размножается в присутствии возбудителя. В 50-60 годы по этому вопросу было опубликовано довольно много работ, дававших методу положительную оценку, с точки зрения его чувствительности и спе­цифичности. (Д.М.Гольфарб и З.С.Островская, 1957, Д.М.Гольдфарб, 1957, Е.Н.Миляева, 1959, 1963, Ф.Н.Поддубный, 1962, Б.П.Богомолов с соавт, 1962 и др.). Например, Е.Н.Миляева (1963) при исследовании 408 проб воды из различных водоисточников выделила тифо-паратифозные и дизентерийные культуры из 3,4% проб. Положительная РНТФ на возбудителей тифо-паратифозных заболеваний была в 5,6 раза чаще, а шигеллы в 1,7 раза чаще, чем бактериологическое исследование. Часто также обнаруживались свободные фаги. Несмотря на указания об эффективности метода, распространилось мнение о его недостаточной специфичности, поэтому сейчас к показа­ниям РНТФ относятся в известной мере скептически.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru