MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Корпачев В. В. - Целебная Фауна

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Из 68 случаев применения препаратов, описанных к тому времени в различных зарубежных и отечественных журналах, положительный эффект наблюдался у 32 больных (47%). В конце своего сообщения доктор Богомолов сказал, что действующим началом в препаратах, приготовленных из тараканов, является органическая кислота.

Фармакологические свойства препарата, приготовленного из тараканов, описаны в 1882 г. в диссертации

Чернышева «Материалы для фармакологии действующего начала черных тараканов (Blatta orientalis)», представленной на соискание степени доктора медицины. Автор обратился к профессору фармации А. А. Лешу с просьбой выделить действующее начало из тараканов. Такой способ был разработан и описан в диссертации: порошок тараканов нагревался с 70%-ным спиртом, жидкость фильтровали и выпаривали досуха на водяной бане; остаток нагревали с разведенным аммиаком, раствор взбалтывали со свежепрокаленным животным углем ц осаждали раствором основной уксуснокислой свинцовой соли; осадок промывали водой, смешивали с 70%-ньщ спиртом и разлагали сероводородом; жидкость отфильтровывали от сернокислого свинца и выпаривали в водяной бане. Получались кристаллы кислоты светло-буроватого цвета. И. Чернышев предложил назвать ее Acidum Blat-ticum (тараканья кислота). Она обладала выраженной биологической активностью. Доза 0,1 г на килограмм массы вызывала смерть в течение нескольких минут у собак и лягушек. При дозе 0,08—0,06 г смерть наступала через 15—30 ч, меньшие дозы переносились животными без последствий.

В результате проведенных многочисленных опытов И. Чернышев в конце диссертации делает следующие выводы:

«1. Кислота производит резкие изменения в сердечной деятельности.

2. Изменения эти выражаются замедлением пульса от небольших доз и резким учащением, если доза велика.

3. Замедление зависит от раздражения всего задержи вающего аппарата сердца.

4. Учащение при больших дозах обусловливается па раличом задерживающего аппарата сердца.

5. Кислота понижает кровяное давление, понижение это зависит от угнетения деятельности сосудодвигатель ных центров, заложенных в продолговатом и спинном мозгу.

6. Смерть от кислоты наступает при явлениях пара лича сердечного мускула.

7. Кислота действует мочегонно, влияя возбуждаю щим образом на секретные элементы самой почки».

Несмотря па эффективность действующего начала препаратов из тараканов, химическая структура его до сих пор неизвестна.

Еще одно событие в истории медицины связано с та раканами. Группа американских исследователей во главе с Б. Шаррер обнаружила, что при удалении у тараканов двух желез внутренней секреции — прилежащих и карди-альиых тел — наблюдалось появление злокачественных новообразований. Наиболее часто поражался желудок, отделы передней кишки и слюнные железы насекомого. Можно было предположить, что причины возникновения рака связаны с удалением желез. Однако их пересадка не оказывала существенного влияния. Оказалось, что причина кроется в повреждении рекуррентного нерва, тесно связанного с железами. Рак возникал только в тех органах, которые были под контролем этого нерва. Эти опыты подтвердили значение нервной системы в возникновении онкологических заболеваний, помогли пополнить наши знания о механизме возникновения рака,

Нашли лечебное применение и назойливые Н. Мариковский пишет, что врач и натуралист И. рцц, келл, посетивший Америку в 1743 г., наблюдал успешное лечение местными жителями облысения порошком и н, стойкой мух (вероятно, это мухи-бекасницы, которые в изобилии водятся в сырых местах). Личинки синей па-дальной мухи до сих пор служат в Китае для лечения глубоких гнойных ран. Нанайцы припудривали веки глаз и небольшие гнойные раны порошком из сухих личинок мух.

Способность личинок мух улучшать течение раневого процесса позволила А. И. Эльяшеву в 1941 г. использовать их в хирургической практике. Личинки мух применялись для лечения инфицированных переломов, различных форм остеомиелита, туберкулезного поражения костей и инфицированных культей после повторных ампутаций. Инфицирование в этих случаях происходило преимущественно золотистым и гемолитическим стрептококком, белым стафилококком, синегнойпой и дифтерийной палочками. Для исследований применялись выведенные в условиях строгой асептики личинки Phormia regi-ria, Lu cilia sericata, Calliphora erythrocephala (сем. Muscidae), которых помещали в рану экспериментальных животных каждые 3 или 5 дней. Предварительно выполнялись все необходимые хирургические мероприятия и вводилась противостолбнячная сыворотка. В результате такого лечения раны очищались, освобождались от ин- фекции. Это происходило, по мнению исследователей, под влиянием бактериофага. Заживление заканчивалось в течение шести недель, в более тяжелых случаях оно продолжалось 3—6 мес. Однако терапевтический эффект не всегда был стойким.

Первоначально господствовало мнение, что личинки механически очищают рану, пожирая некротические ткани и гнойный экссудат. Однако применение экстракта из личинок, полученного с помощью солевого раствора, оказывало приблизительно такой же эффект. Согласно данным американского хирурга Ливингстона (1932— 1937 гг.), заживление гнойных поражений костей и мягких тканей у 1587 больных под влиянием живых личинок и экстракта из них наблюдалось в 60—100% случаев. Желаемый результат не был, однако, достигнут при хроническом гнойном остеомиелите с множественными очагами. При туберкулезных поражениях экстракт из ли чинок приводил к заживлению только в 5% случаев.

Каков же механизм действия описанного терапевти-еского эффекта? Различными исследователями было установлено, что личинки выделяют в рану протеолити-ческие ферменты и мочевину. Последняя, подобно экстракту из личинок мух, очищает рану, дезодорирует ее и «гнетает инфекцию. Мочевина обладает также способностью расплавлять некротические ткани и оказывать слабое антисептическое действие. Личинки выделяют также фермент уреазу, который расщепляет мочевину с образованием аммиака. Было высказано предположение, что личинки являются источником образования в ране солей аммония — карбоната и бикарбоната. Это подтверждалось увеличением щелочности раны после инокуляции в нее личинок. Некоторые авторы полагали, что положительное влияние личинок на ход заживления ран объясняется антисептическим действием аммонийных солей. Кроме того, при исследовании экстракта из личинок в нем были обнаружены аллантоин, кальцит и вещества, содержащие серу,— цистеин и глутатион.

Использование благоприятного влияния личинок на течение раневого процесса не получило широкого распространения из-за трудности их выращивания, опасности занесения инфекции в рану и неэстетичности самого метода. В то же время проведенные исследования послужили толчком для изучения ранозаживляющего эффекта химических веществ, которые были выделены из экстрактов личинок, в частности аллантоина. Это вещество впервые было выделено в 1912 г. из экстракта растения Sym-phytum officinale, которое являлось одним из старинных народных средств для лечения ран и язв. Ученые установили, что это вещество образуется из мочевой кислоты под влиянием фермента уриказы в организме млекопитающих (за исключением человека и человекообразных обезьян) и в некоторых растениях, особенно в их зародышах и почках. Свое название аллантоин получил от слова «аллантоис» — часть зародыша, в жидкости которого он был обнаружен.

После испытания в нескольких госпиталях его начали рекомендовать для лечения хронических варикозных язв, хронического остеомиелита, термических ожогов, гангрен 1 Других поражений. Было обнаружено сходство между Действием личинок мух и аллантоина. Учитывая, что аллантоин физиологически инертен, механизм его действия многие исследователи связывают с мочевиной, которая отЩепляется от молекулы в процессе метаболизма.

Аллантоин

Многие яды насекомых, несмотря на свою высокую активность, еще не нашли применения в биологии и медицине.

Более ста лет назад состоялась экспедиция известного английского путешественника, исследователя Африки Д. Ливингстона. Там же находился доктор А. Кирк. Ему принадлежит первенство в описании растения, активное начало которого — строфантин широко применяется в современной врачебной практике для лечения заболеваний сердца. Обнаружил особые свойства этого растения доктор Кирк абсолютно случайно. Он проявлял особый интерес к стрельным ядам и образцы их возил в своей сумке. Когда их собралось много, доктор освободил сумку, положив туда мелкие вещи, в том числе и зубную щетку. Однажды, после того как Кирк почистил зубной щеткой зубы, он ощутил заметное изменение пульса. Причиной этому были остатки стрельных ядов, попавших на щетку. Кирк вспомнил, что в сумке находились образцы, которые туземцы готовили из лианы строфанта. Если это открытие экспедиции Ливингстона служит сегодня людям, то другое не нашло применения во врачебной практике. Д. Ливингстон дал описание приготовления бушменами северной части Калагари другого стрельного яда — из личинок диамфидий, которых местные жители называли «нга». Яд приобрел известность под названием ', «калагарский стрельный». Бушмены смазывали наконеч- i ники стрел веществом, извлекаемым из высушенных личинок жука. Яд обладал свойством парализовать нервную систему животного. В зависимости от величины животного гибель наступала через несколько минут или несколько часов. При этом мясо оставалось съедобным, необходимо было лишь вырезать место вокруг раны. Удалось установить, что ядовита только личинка насекомого, которая живет па корнях одного из местных растений, в то время как взрослые особи токсичностью не обладают. Выкопанные и высушенные куколки измельчались, смешивались с соком акации и некоторых других растений, имя смазывали наконечники стрел, которые сохраняли ядовиость в течение года. Одной стрелы достаточно, чтобы гбнть жирафа массой 500 кг. Из яда удалось выделить токсическое вещество в виде порошка. Оно вызывало ги-бель кролика через 3 ч после введения 1,5—2,8 мг и действовало подобно кровяным ядам типа фенилгидразина пли пирогаллола, разрушая эритроциты. Животные, которым вводили калагарский стрельный яд, теряли способность < движению, нарушалась их координация, появлялись судороги, и наступала смерть при явлениях сердечно-сосудистой недостаточности. Яд не сходен с кураре, не теряет токсичности после кипячения и обработки абсолютным спиртом и представляет собой одиночную полипептидную цепь с молекулярной массой 60 000. Он является одним из сильнейших природных токсинов, минимальная смертельная доза его равна 25 пгг. Концентрация 5-10~" Мл вызывает гемолиз эритроцитов, что соответствует 65 молекулам на одну клетку. Можно ли его использовать в медицине и экспериментальной биологии — пока неизвестно.

Как уже отмечалось, химические и фармакологические свойства многих биологически активных веществ насекомых еще не исследованы, а описанные в литературе рекомендации по их применению не прошли научной проверки. Так, в сочинениях Диоскорида и Авиценны имеются сведения об использовании постельных клопов в качестве противомалярийного средства. Для лечения летаргии Квинт Серен Самоник рекомендовал:

«Странное средство одни — растерев семь клопов предлагают, В воду их всыпать затем и с клопами киаф опорожнить: Лучше такое лекарство,- они полагают, чем гибель».

Приведенные рекомендации лишены эстетичности и неприемлемы в наши дни. Однако они дают основание предполагать, что токсины постельных клопов обладают высокой биологической активностью. Было установлено, что вонючий секрет клопов является сильным контактным ядом. Согласно данным Я. Д. Киршенблата, их защитный секрет представляет собой смесь из нескольких ненасыщенных альдегидов и пара-тридекана. Он оказывает токсическое действие на других насекомых. С. В. Пи-гулевский цитирует описание исследований К. Кульвеца, который наблюдал смерть наездника (а также стрекозы), помещенного в пробирку с 20—30 клопами, закрытую ватой. Гибель наступала через четверть часа и ранее,

Согласно мнению восточных врачей, применение яйцевого кокона богомола улучшает деятельность половых желез и оказывает положительный эффект при болезнях почек. В восточной медицине кузнечиков применяют как средство, регулирующее работу кишечника, а цикад — для лечения лимфадентина и желтухи. В Китае и Японии жидкостью, которую выделяет кузнечик бородавчатый, выводили бородавки, а настойку кузнечиков назначали при геморрое.

Вошь, по данным В. Дерикера, знахари России рекомендовали при лихорадке и для ускорения выхода детского места при родах, а также при ночном недержании мочи у детей. «Дают в хлебе так, чтобы больной не знал». Мокрицы оказывали положительный эффект при водянке. После назначения этого средства, приготовленного особым способом, «казалось, что вода из всего тела обратилась на кишечный кал». Однако автор указывает, что назначение подобного средства оказывало временный эффект. В книге «Аптека или наука составлять разные лекарства» (1973) Ф. А. Шперет пишет: «Мокрицы, собранные под каменными стенами (но не под бревнами), имеют отворительное, пропустительное, разбивательное и мочегонное свойство».

По мнению восточных врачей, препараты, приготов-лен'ные из насекомых-медведок, оказывают выраженное мочегонное действие.

Укусы красной «медицинской» цикады вызывают возникновение на коже.волдырей. Этих цикад применяют в Китае при чесотке, нарывах и как средство от желтухи. В. Дерикер приводит сведения о применении знахарями светлячков: «В Польше давят десятка два этих насекомых руками, одетыми в перчатки, и эти перчатки около года сохраняют способность исцелять рожу одним приложением к страждущему месту. Таким же образом лечат зубную боль».

Имеются также сведения, что порошок из сушеных сверчков используют в китайской народной медицине в качестве дизурического средства. Вероятно, эти насекомые содержат также биологически активные соединения. Так, П. И. Мариковский указывает, что выделений африканских сверчков боятся местные жители, считая их ядовитыми.

В книге В. Дерикера «Сборник народноврачебньтх средств, знахарями в России употребляемых» находим следующие строки о применении сверчков: «Высушив,

«от в порошке с вином или квасом от грудной и брюш-*g водяной. В действительности сообщивший сам убе-в,лся На деле. Рвота, испражнение низом и мочой следу-'от тотчас за приемом непрерывно, в огромном количести этим путем иногда исцеляют больного. Сверчок ОСТЕ, з' самых сильных рвотных, слабительных и мочегонных (Даль). В Оренбургской губернии от чахотки посыпают на хлеб порошок сушеного сверчка. Для уничтожения домашних сверчков вешают в избе живого рака или пучок васильков».

Вряд ли описанные методы лечения приемлемы в наше время, когда имеются эффективные, хорошо зарекомендовавшие себя средства. А вот биологически активные вещества, вызывающие описанные выше эффекты, могут представлять интерес для химиков и фармакологов.

В восточной медицине нашла применение сколопендра — представитель класса многоножек. В Китае ее назначали как успокаивающее, спазмолитическое и антитоксическое средство, рекомендовали при туберкулезе лимфатических узлов у детей, ревматизме и почечно-ка-менной болезни. Ф. И. Ибрагимов и В. С. Ибрагимова указывают, что китайские врачи предупреждают больных о способности препаратов сколопендры препятствовать зачатию и наступлению беременности. Эта сторона действия яда сколопендры ждет своего детального исследования. Сколопендра также входит в состав мазей для лечения некоторых заболеваний кожи. Среди рецептов китайской медицины, приведенных Ф. И. Ибрагимовым и В. С. Ибрагимовой в книге «Основные лекарственные средства китайской медицины», есть пропись мази, содержащей яд сколопендры; мазь врачи рекомендовали для лечения колоидных рубцов: уксус черный, мед и галлы растения рус яванский.

Химическая природа яда сколопендр изучена недостаточно. В нем обнаружены ацетилхолин, гистамин, серото-нин и ряд ферментов.

Холоднокровные менее восприимчивы к яду сколопендры, чем теплокровные. Мышь через 7—8 мин поело Укуса начинала проявлять беспокойство, а через 2 ч ловилась на бок и не шевелилась. Иногда она погибала, иногда выздоравливала. У людей укус сколопендры вызы-вает резкую жгучую боль и воспаление. В отдельных описанных случаях, которые редки, происходила остановка сердечной деятельности и наступала смерть.

Оружие пауков и скорпионов

Пауки насчитывают около 30 тыс. видов и относятся к тому же типу членистоногих, что и насекомые, но объ, единены в отдельный класс паукообразных (Arachno. dea). Это название они получили по имени мифологической ткачихи Арахны из города Колофона, который нахо. дился в древней Лидии. Согласно легенде, она вызвала на соревнование богиню Афину и выткала ковер изуыц. тельной красоты. Афина не могла перенести поражение и в злобе разорвала ковер. Отчаявшись, Арахна хотела повеситься, но богиня превратила искусную ткачиху в паука, который вечно плетет кружево паутины.

Наиболее известные ядовитые пауки — тарантул п каракурт.

Самка каракурта черного бархатистого цвета, имеот на брюшке 13 точечных углублений. Наиболее обычным местом гнездования самки является открытая степь, где она готовит хорошо защищенные гнезда. По достижении половой активности она впадает в состояние резкого торможения, тогда как самцы в этот период ведут себя активно. После оплодотворения самка убивает самца, поэтому в некоторых странах самок каракурта называют «черная вдова».

Действующим началом яда каракурта является кислый белок ос-латротоксин с молекулярной массой около 130000. Он может находиться в растворе в виде различных пространственных конфигураций. Дозы цельного яда 0,005—0,01 г достаточно, чтобы убить белую мышь, По заключению специалистов, он опасен для всех животных. Двух миллилитров вытяжки от полутора пауков вполне достаточно, чтобы убить взрослого верблюда в течение 43—44 ч. В годы, когда вывод пауков был высок, наблюдалась значительная гибель животных. Существует гидовая чувствительность к яду каракурта. Весьма чувствительны грызуны, лошади, верблюды и крупный рогатый скот. Малочувствительны собаки, летучие мыши, амфибии, рептилии и ежи. Имеется сообщение, что в бывшей Самарской губернии из 173 укушенных верблюдов погибли 57, из 219 лошадей —36, из 116 коров — 14.

Согласно сведениям П. И. Мариковского, яд каракурта в 50 раз токсичнее яда тарантула и в 15 раз токсичнее яда гремучей змеи. Ядовитость его для человека была известна в глубокой древности. Ибн Сина в «Каноне вра-чэбной науки» указывал, что в Бухаре водится паук мур~

•яоя (каракурт), который причиняет человеку тяжелые страдания.

Исследования на животных, проведенные С. В. Пигу-ттевским, позволили заключить, что яд каракурта обладавыраженными симпатико-миметическими свойствами. Он вызывает резкое слюнотечение, подобно атропину и пилокарпину. Наблюдается острый спазм мышц, интернируемых грудным и поясничными нервными сплетения-ли. При отравлении людей происходил спазм сфинктеров мочевого пузыря и прямой кишки, что затрудняло и делало болезненным мочеиспускание. Наблюдались боли в пояснице, спазм периферических кровеносных сосудов и стойкий паралич сосудов брюшной и грудной полости, что приводило к нарушению кровяного давления и переполнению кровью внутренних органов.

Яд каракурта вызывает усиленное высвобождение ацетилхолина, дофамина, норадреналина и гамма-амино-масляной кислоты. Он обладает высоким сродством к нервной ткани. Установлено, что яд изменяет проницаемость мембраны нервных клеток для различных катионов, способен образовать новые каналы проводимости. Он обладает выраженным бактерицидным свойством. Если туранскую саранчу, укушенную каракуртом, положить рядом с таким же насекомым, убитым хлороформом, первая сохранит свежесть дольше второго. Поэтому объедки от обеда паука не гниют, но муравьи их не трогают. В медицине и биологических исследованиях яд каракурта широко не используется.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru