MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Сборник рефератов - Болезни, вирусы, эпидемии

23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Чтобы преодолеть эти трудности применяется несколько подходов. Один состоит в получении моноклональных антител. Для этого нужно идентифицировать антитела, которые действительно связываются с ключевым участком вирусного белка, клонировать производящие их лимфоциты и выращивать эти клетки in vitro.

Второй подход использует антиидиотипические антитела, т. е. “антитела против идиотипа”; в данном случае это антитела против антител к CD4. Идея заключается в том, что молекула моноклонального тела против CD4 по структуре может имитировать участок связывания CD4 в молекуле gp 120, и поэтому антитело (антиидиотип) к этому участку должно связываться с gp 120.

Третий подход заключается в создании растворимой, т. е. не связанной с клетками формы CD4, которая способна взаимодействовать с HIV, занимая его участки связывания и тем самым препятствуя его связыванию с CD4 на поверхности Т4-хелперов. В настоящее время растворимый CD4 был получен методами генной инженерии. Этот препарат действительно блокирует участки связывания CD4 на оболочке HIV и подавляет заражение Т клеток. Вероятно, вирусу трудно будет измениться таким образом, чтобы потерять сродство к CD4, сохраняя при этом способность заражать другие клетки.

В будущем, возможно, удастся создать “химерные” молекулы, в которых объединятся участок молекулы CD4, взаимодействующий с HIV, и константная часть молекулы иммуноглобулина человека. Такие антитела “на заказ” должны обладать рядом преимуществ. Определенные участки тяжелых цепей иммуноглобулина способны активировать другие компоненты иммунной системы, приводя к разрушению вируса. Химерная молекула действовала бы подобно полицейскому с ищейкой: часть CD4 будет выслеживать вирус, а часть иммуноглобулина — вызывать подмогу для нападения. Кроме того, химерные молекулы могут дольше находиться в кровяном русле, чем просто растворимый CD4, потому что определенные иммуноглобулины обладают большим временем жизни в кровотоке.

В основе рассмотренных подходов лежит использование сложных биологических молекул, которые связываются с поверхностным гликопротеином вируса. Однако сходным образом могут действовать и другие молекулы. Было показано, что некоторые крупные отрицательно заряженные соединения, содержащие сульфатные группы, подавляют репликацию HIV. Прототипом может послужить декстрансульфат, молекулы которого с молекулярной массой в пределах 7000 – 8000 дальтон подавляют репликацию HIV in vitro. Один из механизмов действия декстрансульфата, вероятно, является подавление связывания вируса. Установлено также, что это соединение in vitro мешает образованию синцитиев, чего вполне можно ожидать для агента, блокирующего связывание вируса. Однако, токсичные и эффективные дозы этого препарата пока недостаточно изучены.

Когда HIV связался с клеткой, вирусная мембрана сливается с клеточной мембраной, и содержимое вириона попадает в цитоплазму. Здесь его сердцевинные белки частично удаляются, обнажая РНК. Антитела к gp 41 могли бы предотвращать проникновение вируса в клетку. Возможны также реагента, препятствующие процессу “раздевания” РНК.

Однако в качестве мишени для воздействия на вирус наибольшее внимание привлек к себе следующий этап жизненного цикла вируса — синтез вирусной ДНК обратной транскриптазой. Здесь видятся особые преимущества, поскольку этот этап характерен только для ретро вирусов и не имеет отношения к клетке-хозяину. В поисках средств против ретровирусов с самого начала уделялось первостепенное внимание этой задаче. В частности исследовались соединения, называемые дидезоксинуклеозидами, которые являются ингибиторами обратной транскриптазы. Это аналоги нуклеозидов, т. е. по структуре они очень близки к нуклеотидам, служащим мономерами ДНК и РНК.

Одно из таких соединений — 3`-азидо-2`,3`- дидезокситимидин, или азидотимидин. Он был синтезирован в 1964 г. и первоначально предназначался в качестве противоракового препарата. В 1985 г. было обнаружено, что он является мощным ингибитором размножения HIV в культуре Т-лимфоцитов в концентрациях 1 – 5 мкМ (0,25 – 1,25 мкг/мл). При этом не наблюдалось заметной токсичности азидотимидина при концентрациях 20 – 50 мкМ или менее. Вскоре было показано, что азидотимидин эффективно действует у больных СПИДом при концентрации в организме 1 – 5 мкМ, как и предсказывалось на основании исследования в культуре Т-клеток.

Каким образом это соединение защищает клетки от HIV? Суть состоит в том, что оно близко по структуре к нуклеозиду тимидину, входящему в состав ДНК. В клетке азидотимидин подвергается ферментативному фосфорилированию: к нему присоединяется цепочка из трех фосфатных групп. Азидотимидин трифосфат и есть активная форма препарата. (Вводить в организм непосредственно азидотимидинтрифосфат нельзя, так как клетки не способны его поглощать.) Азидотимидинтрифосфат является аналогом тимидинтрифосфата — одного из мономеров ДНК. По-видимому, механизм подавления синтеза вирусной ДНК двоякий: конкурентное ингибирование и терминация синтеза цепи ДНК.

Конкурентное ингибирование состоит в том, что азидотимидинтрифосфат связывается с обратной транскриптазой в том участке, который в норме связывает обычные нуклеозидтрифосфаты. При терминации синтеза цепи ДНК обратная транскриптаза ошибочно включает азидотимидинтрифосфат в растущую цепь вирусной ДНК вместо тимидинтрифосфата, но присоединение следующего нуклеотида невозможно, потому что в молекуле азидотимидинтрифосфата нет гидроксильной группы, которая необходима для образования связи со следующим нуклеотидом. Вирус не в состоянии исправить эту ошибку и синтез дек прекращается.

Другие дидезоксинуклеозиды, обладающие активностью против HIV, действуют, по- видимому, таким же образом. Все эти соединения оказались эффективными против ряда ретровирусов (собственно всех, которые изучались на этот предмет), но только в форме трифосфатов. Поэтому их эффективность как терапевтических средств определяется тем, насколько легко они проникают в клетки и фосфорилируются клеточными ферментами, называемыми киназами. Например, фосфорилирование одних дидезоксинуклеозидов происходит лучше, чем других. Так 2`,3` – дидезокситимидин, который отличается от азидотимидина тем, что вместо азидогруппы (N3) имеется атом водорода, в клетках человека плохо фосфорилируется и поэтому менее эффективен против HIV, чем азидотимидин. Кроме того, процесс фосфорилирования этих соединений различается у разных видов, так что модели на животных могут быть неадекватными для предсказания эффективности конкретного дидезоксинуклеотида в организме человека.

Очень важно, может ли обратная транскриптаза вируса измениться в результате мутаций таким образом, что больше не будет ингибироваться азидотимидином. Это вопрос вовсе не праздный. Азидотимидин эффективен постольку, поскольку обратная транскриптаза HIV предпочитает азидотимидинтрифосфат тимидинтрифосфату, связывает его и включает в ДНК, в то время как ДНК-полимеразы клеток млекопитающих не обладают таким сродством к азидотимидинтрифосфату, синтез клеточной ДНК не нарушается и клетка продолжает успешно функционировать. Не исключено, что обратная транскриптаза могла бы утратить предпочтение к азидотимидинтрифосфату.

После того как на вирусной РНК синтезировалась цепь ДНК, начинается вторая стадия процесса обратной транскрипции — синтез второй нити ДНК, комплементарной первой. На этом этапе также возможно действие лекарственных препаратов. Например, можно попытаться нарушить работу вирусного фермента РНКазы Н, являющегося частью обратной транскриптазы; РНКаза Н, после того как синтезирована первая нить ДНК, расщепляет вирусную РНК, освобождая тем самым место для образования второй нити. Возможно, удастся блокировать и другую часть фермента — интегразу, которая, как полагают, разрезает ДНК клетки-хозяина и вставляет в разрыв ДНК вируса.

Следующее потенциально уязвимое место в цикле HIV появляется несколько позже, когда активируется клетка-хозяин. Клетка может начать синтезировать новые белки а также делиться. Тот же процесс, который активирует клетку, может инициировать транскрипцию провируса и трансляцию с образованием вирусных белков. Существует возможность нарушить этот процесс, используя “антисмысловые олигонуклеотиды”. Суть этой идеи заключается в следующем. Нужно получить олигонуклеотиды (короткие последовательности нуклеотидов), комплементарные части вирусной мРНК; мРНК — это смысловая последовательность, поскольку она непосредственно кодирует белок, а олигонуклеотиды называются антисмысловыми, потому что они комплементарны мРНК. Эти нуклеотиды способны связываться с вирусной мРНК; происходят, как говорят, молекулярная гибридизация: образуется дуплекс, т. е. двухцепочечный участок молекулы, который, вероятно, препятствует движению рибосом клетки вдоль вирусных мРНК и тем самым блокирует синтез вирусных белков. Такой механизм называется гибридизационным блоком трансляции.

В качестве лекарства олигонуклеотиды плохи тем, что многие из них могут расщепляться в клетках под действием ферментов. Правда их можно сделать устойчивыми к ферментативному расщеплению, если модифицировать определенные фосфодиэфирные связи между нуклеотидами.

В принципе возможно предотвращать образование вирусных частиц, блокируя гены или белки, которые осуществляют регуляцию репликации HIV.

Кроме того, на репликацию HIV могут влиять белки самой клетки и даже вирусы, которые случайно заразили ту же клетку. Например, было показано, что клеточный белок NF-kB, который играет роль внутриклеточного сигнала активации в некоторых лимфоцитах, способен инициировать репликацию HIV. При заражении рядом герпесвирусов в клетке образуется белок, известный под названием ICPO, который также может быть инициатором репликации HIV. Поэтому у больных, зараженных одновременно и HIV и герпесвирусом, возможно, удастся задерживать развитие СПИДа, контролируя герпесную инфекцию, например, с помощью препарата ацикловира.

В настоящее время исследователям не стоит связывать свои надежды с каким-либо одним методом лечения или лекарственным препаратом — напротив, необходимо приложить все усилия, чтобы разработать множество различных агентов, способных атаковать HIV на различных этапах его жизненного цикла. Опыт изучения азидотимидина сослужит хорошую службу при “доведении” препаратов до стадии, когда их можно будет использовать для лечения больных. С того момента, как была обнаружена активность азидотимидина против HIV до утверждения препарата для применения в медицинской практике прошло около двух лет. Несомненно, столь быстрый прогресс объясняется тщательными, научно обоснованными клиническими испытаниями.. Трудно переоценить значение метода испытаний с контрольной группой — как для успеха будущих средств лечения СПИДа, так и для изучения этого заболевания в целом, без чего немыслима победа над ним.

Библиографический список

1. Уильям А. Хэзелтайн, Флосси Вонг-Стааль; Молекулярная биология вируса СПИДа.// В мире науки, №12, 1988.

2. Джонатан Н. Вебер, Робин А. Вейсс; Взаимодействие вируса СПИДа с клеткой.// В мире науки, №12, 1988.

3. Роберт Яркоан, Хироаки Мицуя, Самьэл Бродер; Средства лечения СПИДа.// В мире науки, №12, 1988.

4. Роберт К. Галло; Вирус синдрома приобретенного иммунного дефицита.// В мире науки, №3, 1987.

Вирусные заболевания

Брюшной тиф

Возбудитель — Salmonella typhi. Путь передачи — фек-ор. —Источник заражения — больной, бактерионоситель.

Патогенез. В тонком кишечнике сальмонеллы поражают пейеровы бляшки и солитарные фолликулы, выделяют 4 стадии, каждая из которых длится около недели:

- мозговидное набухание лимфатических тканей;

- некротизация лимфатических тканей;

- отторжение некротических язв;

- стадия чистых язв;

- реконвалесценция.

Язвы образуются на месте пейеровых бляшек, поэтому рубцов не оставляют, т. к. отторгается лимф тк. Незавершенный фагоцитоз — распространение в регл/узлы (мезентериальные) — кровоток. Способность к L-трансформации, поэтому возможны рецидивы, обострения.

Классификация:

- типичное течение (классическое или современное);

- атипичное течение (пневмотифные, нейротифные, абортивные формы и др.).

Инкубационный период — 9 – 14 дней.

Клиническая картина составляет 3 периода — начальный (около 1 недели), разгара (от 5 – 7 дней до недели), реконвалесценции.

Начальный период — мозговидное набухание.

С-м интоксикации, плавное повышение t° (на 0.5 – 1 °С в день), бледность.

Начало по типу распиратурно-вирусной инфекции.

Период разгара. С 5 – 7 дня увеличение печени, селезенки — бактериемия. С 8 – 9 дня — сыпь — экзантема (расширение капилляров, в котором сидят S) на брюшной стенке, н/3 груди, боковых поверхностях туловища. Сыпь необильная, розеолезная, при надавливании исчезает, с-м “подсыпания”. Пока есть сыпь, есть бактериемия. Особенность — выраженная головная боль, “загруженность” больных, неконтактность. Брадикардия, гипотония, “тифоидный” язык — увеличен, с отпечатками зубов по бокам, серый налет. Метеоризм, запоры. Анализ крови —  лейкопения.

При течении острое начало, t° повышается до максимума за 2 – 3 дня.

Осложнения:

1. Кровотечения из кишечника.

2. Перфорация кишки (боль и другие признаки перитонита).

3. Инфекционно-токсический шок.

4. Делирий.

5. Status typhosus.

Диагностика. Кровь — в начале — небольшой лейкоцитоз, повышение СОЭ, в разгаре — лейкопения или нормоцитоз со сдвигом влево.

Бактериальные исследования:

1. Гемокультура — эффективно с 1-го дня.

2. Копрокультура — со 2-й недели (некротиз, отторжение).

3. Розеолокультура — соскоб с розеол (не используется).

4. Миелокультура — оперативный, поэтому не используется широко.

5. Биликультура — период реконвалесценции.

6. Серология.

7. Реакция Видаля (не используется).

8. РНГА — вначале О-а/тела, затем Н-а/тела, диагн титр 1:160, если есть Vi-а/тела, то есть риск бактерионосительства.

9. ИФА.

Лечение:

1. Обязательная госпитализация.

2. Строгий постельный режим от 6-го дня до норм t° (для избежания кровотечения).

3. Гигиена полости рта, тела, профилактика пролежней.

4. Диета — исключает еду, повышающую моторику ЖКТ.

5. Антибиотикотерапия до 10-го дня норм t°. Левомицетин (0.5 4р в сутки). Ампициллин (0.5 4 – 6 р/сут). Фторхинолоны (0.5 2 р/сут). Цефтриаксон.

6. Дезинтоксикация.

7. Выписка не ранее 21 дня норм t°.

Паратиф А и В

Более легкое течение. Продолжительность 2 – 3 недели.

Острое развитие. Катаральные явления верхних дыхательных путей, гиперемия лица. Сыпь на 4 – 7 день, обильна, полиморфна. Лейкоцитоз. Реже рецидивы, риск развития осложнений. Паратиф А — гриппоподобный симптом, паратиф В — диарейный симптом. Ботулизм. Возбудитель — Clostridium botulinum. Путь передачи — пищевой.

Патогенез. Из инфицированных продуктов в желудок — ферменты повышают действие токсина — всасывание — парез гладких мышечных тканей, сужение сосудов с последующим парезом, выделения ацетилхолина — парезы мышц, поражение мотонейронов спинного и продолговатого мозга — парез дыхательных мышц — смерть.

Инкубационный период — от 2 – 12 час до 7 суток (в среднем — 18 – 24 час).

Клиническая картина. Начало острое — интоксикационный и гастроинтестинальный симптомы. t° — нормальная. Сухость во рту, офтальмоплегия, двоение, парез аккомодации, мидриаз, парез взора, косоглазие, птоз, нистагм. Бульбарный симптом — нарушение речи, глотания, поперхивание. Расстройства ССС. Метеоризм, запор, паралитическая непроходимость. Через 3 – 4 часа — симметричный паралич разных мышц, в т. ч. дыхательных.

Диагностика. Ботулотоксин и возбудитель в крови, кале, рвоте.

Лечение. Промывание желудка, сифонные клизмы. В 1 – 3 суток противоботулинические сыворотки, моновалентные или поливалентные (А-10000 МЕ, В-5000 МЕ, Е-15000 МЕ) по методу Безредки. Левомицетин и тетрациклины. Дезинтоксикационная терапия. Гипербарическая оксигенация (при гипоксии), трахеостомия, ИВЛ. Холера

Возбудитель — Vibrio cholerae. Путь передачи — фек-ор.

Патогенез. Возбудитель не обладает инвазивными свойствами. С помощью О-а/гена — адгезия к рецепторам тонкого кишечника, колонизация слизистой, выработка энтеротоксина — необратимая активация аденилатциклазы —  непрерывная секреция — дегидратация.

Инкубационный период — 2 – 3 дня (до 5 дней).

Клиническая картина. Бывает клинически манифестная форма, вибрионосительство.

Начало — диарея. За 1 дефекацию — 300 мл и более. Дегидратация 1 ст. Жажда, может быть однократная рвота, стул типа “рисовый отвар” (без каловых масс). Дегидратация 2 ст.

Бледность кожи, акроцианоз, сухость слизистых, стул 10 и более раз в день, рвота (может быть повторная), нестабильность АД, тахикардия, олигурия, могут быть кратковременные судороги. Дегидратация 3 ст.

Сухость кожи, слизистой, изменение голоса до афонии, цианоз, мраморность кожи, с-м “очков”, впалые глаза, АД до 70 мм рт. ст., ортостат. коллапсы, слабый пульс, анурия, неукротимая рвота (фонтаном), стул 20 раз в день, гемоконцентрация, гипокалиемия, гипохлоремия. Дегидратация 4 ст.

АД ниже 60 мм рт. ст., пульс на периферии не определяется, судороги (вплоть до диафрагмы), развитие острой почечной недостаточности. Это состояние обратимо!

Диагностика:

1. Кровь — эритроциты повышены, лейкоциты повышены до 20 тысяч — результат гемоконцентрации, СОЭ повышается.

2. Моча — плотность повышена.

3. Кал, рвота — бактериальный посев.

4. Серология не используется.

Лечение:

Обязательная госпитализация.

1. Антибиотики — тетрациклин, доксициклин в течение 5 дней по 3 – 4 р/сут, нитрофураны, фторхинолоны, интетрикс.

2. Регидратация. Проводится в 2 этапа — восполнение жидкости на момент осмотра (первичная регидрация), компенсаторное восполнение жидкости. Ооральная — специальные растворы с глк., пить со скоростью 1 л/час., инфузионная — при 3 – 4 ст.

Правила выписки. Через 24 – 36 часов после отмены антибиотиков — в течение 3 дней подряд исследование кала — если все 3 пробы отрицательные, исследуют желчь, если и она отрицательна, то выписывают (8 – 10 день).

Амебиаз

Возбудитель — Entamoeba histolytica. Бывает в виде цистита (в кале реконвалесцентов, ремиссия у хроников, носителей) и вегетативной форме — magna — у больных, фагоцитирует эритроциты, подвижна, minuta — у реконвалесцентов, хроников, носителей, малоподвижна, тканевая ф., — при остром амебиазе, инвазивные свойства, подвижна, предцистная ф., — у реконвалесцентов и носителей, малоподвижна.

Путь передачи — фек-ор.

Патогенез. Амебы выделяют протеолитические ферменты — инвазия —  цитолиз — глубокие язвы, дно гноится, на дне — амебы — гематогенная диссеминация — абсцессы в легких, мозге и др.

Классификация — кишечный амебиаз, внекишечный амебиаз, кожный амебиаз.

Клиническая картина. Кишечный амебиаз. Инкубационный период — от 1 – 2 недели до 3 месяцев. Интоксикация небольшая. Стул обильный, с прозрачной слизью, резким запахом, сначала каловый 4 – 6 р/сут, затем стекловидная слизь 10 – 20 р/сут, кровь — малиновое желе. Боли в животе, повышается при дефекации. Без лечения через 4 – 6 недели – хронизация, истощение. Осложнения – периколит, перфорация, гангрена, кровотечение, острый спец аппендицит, стриктуры, амебомы, выпадение прямой кишки и др.

Внекишечный амебиаз. Печень — острый амебный гепатит (увеличение печени, боли в прав подреберье, желтуха редко), абсцесс печени (увеличение печени, боли, t° повышается, интоксикация). Осложнения — гнойные перитонит, медиастинит и др. Легкие — плевропневмония или абсцесс легкого (с язвенным ларингитом и трахеитом). Мозг – абсцесс.

Амебиаз кожи — эрозии, язвы перианальной области, промежности. Язвы глубокие, малоболезненные, неприятный запах, почерневшие края.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru