MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Сборник рефератов - Болезни, вирусы, эпидемии

12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Этиология. Возбудитель (Balantidium coli) относится к типу простейших (Protozoa), подтипу Ciliophora, классу Ciliata. Эту инфузорию впервые описал шведский ученый Malmsten в 1857 г. Способность ее вызывать заболевание человека доказал Н. С. Соловьев в 1901 г. Возбудитель является самым крупным среди патогенных кишечных простейших. Размеры вегетативной формы 50 – 80 мкм в длину и 35 – 60 мкм в ширину, диаметр цисты около 50 мкм, поверхность вегетативной формы покрыта ресничками, с помощью которых осуществляется движение. Во внешней среде цисты сохраняют жизнеспособность в течение 3 – 4 нед. Считается, что у человека и свиньи паразитирует один вид балантидий.

Эпидемиология. Заболевание выявляется относительно редко. Однако инфицированность населения может быть довольно высокой. Так, в сельских районах инвазировано балантидиями 4 – 5% населения. Особенно часто инфицируются лица, контактирующие со свиньями, являющимися естественными носителями балантидий. В очагах заражение может происходить при контакте с больными балантидиазом. Заболевания встречаются, как правило, в виде спорадических случаев.

Патогенез. Заражение человека происходит при попадании балантидий, чаще цист, в пищеварительный тракт. Возбудитель может длительно существовать в кишечнике человека, не проявляя патогенного действия. Обитает обычно в нижних отделах тонких кишок. Причины внедрения балантидий в ткани кишечника, что наблюдается лишь у небольшой части инвазированных, остаются неизученными. Поражения, вызываемые балантидиями, локализуются преимущественно в слепой, сигмовидной и прямой кишках. Вначале на складках слизистой оболочки появляются участки отека и гиперемии, затем образуются эрозии, балантидии проникают в толщу тканей, вызывая очаги кровоизлияний и некроза. После отторжения некротических масс остается полость, сообщающаяся с просветом кишки. Язвы имеют неправильные очертания, края изрезанные и утолщенные, дно неровное, покрыто кровянисто-гнойным налетом. Может произойти прободение язв с развитием разлитого перитонита.

Симптомы и течение. Инкубационный период чаще длится 10 – 15 дней (от 5 до 30). Клинически балантидиаз может протекать в острой и хронической формах. Выделяют также латентный балантидиаз (носительство) и сочетанные формы балантидиаза (с амебиазом, шигеллезом и др.). По тяжести течения преобладают среднетяжелые и тяжелые формы. Острые формы балантидиаза напоминают по своим проявлениям энтероколит или колит. Появляются симптомы общей интоксикации: слабость, головная боль, понижение аппетита, у половины больных умеренная лихорадка, иногда с ознобом. Одновременно наблюдаются признаки поражения кишечника: боли в животе, понос, метеоризм, при вовлечении в процесс прямой кишки возможны тенезмы. В кале могут быть примеси слизи и крови. Нередко отмечают сухой обложенный язык, спазм и болезненность толстой кишки, печень увеличена и болезненна. При ректороманоскопии выявляют очаговый инфильтративно-язвенный процесс. При исследовании крови — умеренная анемия, эозинофилия, снижение общего количества белка и альбуминов, СОЭ умеренно увеличена. При тяжелом течении острого балантидиаза отмечается высокая лихорадка, симптомы интоксикации выражены резко (озноб, тошнота, рвота, головная боль). Стул до 20 раз в сутки с примесью слизи и крови, с гнилостным запахом. Больные быстро худеют, уже через неделю может развиться кахексия. Могут быть признаки раздражения брюшины. При ректороманоскопии выявляются обширные язвенные изменения. В крови гипохромная анемия, нейтрофильный лейкоцитоз.

При хроническом балантидиазе симптомы интоксикации выражены слабо, температура тела обычно нормальная, стул 2 – 3 раза в сутки, жидкий, с примесью слизи, редко — крови. При объективном обследовании отмечается вздутие живота, болезненность слепой и восходящей кишок. При ректороманоскопии могут выявляться типичные язвенные изменения. Обострения сменяются ремиссиями, во время которых больные чувствуют себя хорошо, объективно особых изменений выявить не удается.

Осложнения. Перфорация кишки, разлитой перитонит.

Диагноз и дифференциальный диагноз. Распознавание балантидиаза основывается на данных анамнеза, эпидемиологических предпосылок, характера клинических проявлений. В диагностике имеют значение результаты ректороманоскопии. Обнаружение паразитов в кале подтверждает диагноз. Исследовать испражнения нужно не позже 20 мин после дефекации. Чаще балантидии удается обнаружить в мазках, приготовленных с соскоба пораженных участков кишечника (материал берут при ректороманоскопии). Дифференцировать нужно от амебиаза, неспецифического язвенного колита, новообразований кишечника.

Бартонеллёз

Бартонеллезы (от англ. bartonellosis) объединяют группу заболеваний человека, вызываемых грамотрицательными аэробными, факультативно внутриклеточными бактериями, нуждающимися для своего роста в гемине или продуктах расщепления эритроцитов.

С 1993 года бартонеллы классифицированы в a-2 подгруппе протеобактерий семейства Bartonellaceae, филогенетически наиболее родственной роду Brucella, что частично объясняет полиморфизм клинической картины вызываемых ими заболеваний. Для человека патогенны 5 самостоятельных видов бартонелл различной степени вирулентности.

В природе бартонеллы циркулируют среди мышевидных грызунов, крыс, представителей семейства кошачьих (кошки, пумы) и собак, вызывая у них персистентную инфекцию с бессимптомным течением и длительной многомесячной бактериемией. У людей эти бактерии вызывают полиморфные по клинической картине острые (волынская или окопная лихорадка, болезнь Карриона — лихорадка Оройя), подострые (болезнь кошачьих царапин) и хронические (бациллярный ангиоматоз, перуанская бородавка, пурпурный гепатит, эндокардиты, длительное лихорадочное состояние с бактериемией) заболевания. История

Хронологически заболевания, вызываемые бартонеллами, были известны значительно раньше открытия и выделения самих возбудителей. Возбудители же бартонеллезов открыты, выделены и идентифицированы на протяжении ХХ века, начиная с 1916 г. Морфология, идентификация, культивирование бартонелл

Виды бартонелл (до 1993 г. — Rochalimaea sp. и др.) микроскопически представлены преимущественно короткими палочками, размером 0,3 – 0,5, 1,0 – 3,0 мм. В срезах из инфицированных тканей они могут быть изогнутыми, плеоморфными, сгруппированы в компактные скопления (кластеры). Округлые формы достигают 1,5 мм в диаметре, окрашиваются по Романовскому – Гимзе; в биоптатах из тканей — красителем с применением серебра по Warthing Starry; воспринимают также акридиноранжевый краситель, что используется в иммунохимических исследованиях. Для B. bacilliformis характерны 1 – 4 жгутика, расположенных на одном из полюсов клетки, поэтому она подвижна; для B. henselae наблюдали один монополюсный жгутик. Бактерии имеют четко структурированную трехслойную оболочку, последняя из которых содержит до 12 протеинов с молекулярной массой от 174 до 28 кДа. Размер генома относительно невелик (в пределах 1700 – 2174 в р), соотношение гуанина и цитозина — 38,5 – 41,0 мол. %. Размножение бартонелл происходит простым поперечным делением.

В организме чувствительных хозяев бартонеллы растут на поверхности клеток, а также внедряются и заселяют эритроциты и эндотелиальные клетки сосудистой системы и эндокарда. Биологической особенностью бартонелл является их уникальная способность стимулировать пролиферацию клеток эндотелия и рост мелких сосудов в их капиллярной части, что приводит к ангиоматозу.

По характеру питания бартонеллы являются аэробными гематотрофами, требовательными к составу питательных сред. Вне организма человека и грызунов их культивирование может осуществляться в платяных вшах (B. quintana), кошачьих блохах (B. henselae), а также на твердых и полужидких питательных средах, обогащенных 5 – 10 % крови человека или животных.

При первичном выделении бартонелл из биологических образцов (крови, биоптатов лимфатических узлов, патологических разрастаний на клапанах сердца, папул и других затронутых болезнью органов) больного человека требуется длительное, до 15 – 45 суток и более, выдерживание засеянных чашек с агаром в оптимальных условиях роста.

Выделение бартонелл из крови больных, например, в связи с эндокардитом при отрицательных результатах высева на другие бактерии или лимфаденопатией после оцарапывания котенком или его укуса, значительно облегчается, если использовать линии эндотелиальных клеток других животных, а также такой простой прием, как центрифугирование крови с одновременным разрушением эритроцитов.

Этиология

Этиология бартонелл изучена недостаточно. Беспорно установлена эндемичность возбудителя болезни Карриона — B. bacilliformis. Она распространена только на северо западе Южной Америки в горных районах Анд, защищенных от тихоокеанских ветров, на высотах 600 – 2500 м над уровнем моря, территориально привязанных к Перу, частично к Колумбии и Эквадору. Жизненный цикл данных бартонелл связан с южно-американской разновидностью москитов-флеботомусов, а именно, Lutzomia noguchi, L. verrucarum и другими, а также местными мышевидными грызунами.

Наиболее распространенными, по-видимому, являются возбудители болезни кошачьих царапин (англ. cat scratch disease) и траншейной лихорадки, переносчиками которых являются, соответственно, кошачьи блохи и платяные вши человека. Последние являются почти убиквитарными насекомыми, их причастность к трансмиссии бартонелл квинтана и Хенсели в организм человека доказана, и, очевидно, бартенеллезы, обусловленные этими двумя видами микроорганизмов, распространены по всему земному шару в пределах мест постоянного обитания людей. В частности установлена высокая (до 68,1 %) бактериемия среди кошек и котят, связанная с B. henselae в некоторых штатах США, а также в Германии, особенно среди животных (до 89 %) из тех семей, в которых дети или сами владельцы кошек перенесли болезнь кошачьих царапин.

Широкий поиск бартонелл в природной популяции грызунов в различных странах (США, Боливии, Парагвае, Британской Колумбии (Канада), Польше и других) выявил высокую распространенность бартонелл в природной популяции грызунов, представителей кошачьих (пумы) и собачьих (койоты). Изучение этиологии и эпидемиологии бартонелл продолжается.

Относительно наиболее патогенных для человека B. bacilliformis и B. quintana предполагается, что значимым резервуаром данных возбудителей является человек, поскольку зарегистрированы бессимптомные и мягкие формы инфекции, сопровождающиеся длительным бактерионосительством. Естественным резервуаром для B. elizabethae также, по-видимому, являются мелкие дикие млекопитающие.

Эпидемиология

Обязательной регистрации бартонеллезов не существует. Известно, что в годы Первой мировой войны разразилась эпидемия окопной лихорадки на театре военных действий в Европе, затронувшая не менее 1 млн. солдат. Во время Второй мировой войны она возродилась в эпидемической форме, но в значительно меньшем масштабе. Переболело примерно 80 тыс. человек. С окончанием Второй мировой войны вспышки траншейной лихорадки прекратились.

Сообщения о возрасте инфекции, связанной с B. quintana, появились в начале 1990-х годов, когда возбудитель был выявлен как причина оппортунистической инфекции у ВИЧ инфицированных лиц. Серологические и молекулярно-генетические исследования в разных странах, в том числе и в России выявили скрытую циркуляцию возбудителя среди населения и его наличие в популяции вшей. У населения Украины специфические антитела к бартонеллам квинтана выявлены во всех возрастных группах в диапазоне 1,48 – 2,48 %, во Франции — у 0, 6 % обследованных, а эндокардиты, обусловленные данным видом бартонелл, подтверждены у 76,4 % в группе больных с неустановленной этиологией страдания (1995 – 1998 гг.).

Эпидемия окопной лихорадки связана с платяными вшами человека при эпидемическом сыпном тифе; он обусловлен механическим втиранием инфицированных фекалий в расчесы кожи. В фекалиях вшей бартонеллы квинтана сохраняют свою жизнеспособность исключительно долго — до 1312 суток. Природный резервуар бартонелл квинтана до настоящего времени не установлен, единственным источником инфекции считается человек. В отличие от сыпнотифозного риккетсиоза бартонеллез протекает бессимптомно, микроорганизм сохраняется пожизненно (до 30 – 45 суток), трансовариальная передача отсутствует. У человека, помимо остро протекающего лихорадочного заболевания, возможно длительное (до 2 – 5 лет) скрытое бессимптомное носительство или же в сочетании с хронически протекающими лимфаденопатией и эндокардитом.

Блохи Cfenocephalides felis так же, как и платяные вши, в отличие от клещей в течение своего жизненного цикла многократно питаются, но при этом не слишком неразборчивы в отношении своих хозяев. Вследствие этого они, поочередно присасываясь к кошкам или грызунам, в своем окружении легко заражаются бартонеллами. В их организме бартонеллы Хенсели сохраняются более года без влияния на поведение и образ жизни. В поисках пропитания насекомые нападают и на человека.

Истинное число болеющих бартонелллезом, обусловленным бартонеллой Хенсели, остается неясным. Но известно, что в США, например, в начале 1990-х годов наиболее распространенный в этой стране риккетсиоз — пятнистая лихорадка Скалистых гор — регистрировалась на уровне, превышающем 1000 случаев ежегодно, тогда как заболеваемость болезнью кошачьих царапин оценивалась в 22000 случаев, из которых 2000 — заканчивались госпитализацией.

Заболевания людей острой формой болезни Карриона, известной как лихорадка Оройя, связывают с укусами нескольких видов москитов. При укусе москита бартонеллы вместе со слюной насекомого непосредственно проникают в кровяное русло, атакуют и внедряются в эритроциты и распространяются гематогенным путем с последующим заселением клеток эндотелия сосудистой системы, лимфатических узлов, селезенки и других органов. При этом до 90 % эритроцитов гемолизируется, что обусловливает резкую анемию и клиническую картину заболевания.

Болезни, передающиеся половым путем (бппп), и инфекционные болезни половых органов

Инфекционные заболевания, распространяющиеся в результате половых контактов, называют болезнями, передающимися половым путем (БППП).

К БППП относят болезни, которые раньше называли венерическими (т. е. почти всегда передающиеся половым путем), а также ряд болезней, иногда передающихся и не половым путем. Помимо того, что термин БППП охватывает более широкий круг заболеваний, он не несет пока того позорного клейма, с которым связано название "венерические болезни". Ниже будут описаны симптомы, диагностика и методы лечения ВППП и нескольких других инфекционных болезней половых органов. Психосоциальные аспекты БППП

В 1980-е гг. общественность США с напряжением следила за разворотом событий, связанных с БППП. Вначале все внимание было направлено на еще продолжающуюся эпидемию генитального герпеса. Первое время горячее обсуждение этой проблемы в средствах массовой информации приносило немало пользы, однако постепенно эмоциональность прессы стала приобретать оттенок истерии. Такая реакция, наверное, достигла бы пика в середине 1982 г., но к началу 1983 г. отчаянные страхи по поводу генитального герпеса были полностью вытеснены сообщениями о СПИДе.

Возрастающая озабоченность проблемой СПИДа отвлекла внимание от миллионов больных генитальным герпесом, но одновременно создала вокруг СПИДа атмосферу страха, сгущавшуюся по мере того, как становилось все яснее, что вирус, вызывающий СПИД, может передаваться и при гетеросексуальных контактах.

Страх, определяющий реакции многих людей на эпидемию СПИДа, в некоторых отношениях сходен со страхом, испытываемым человеком, когда он обнаруживает у себя симптомы, которые возможно указывают на наличие у него какой-то БППП. Страх и невозможность поверить в то, что он мог заразиться БППП, нередко заставляют человека оттягивать посещение врача, подспудно надеясь, что если отрицать наличие болезни, то она как бы исчезнет сама собой.

Это один из примеров действия механизма психологической защиты, называемого отрицанием, при котором человек просто отказывается признавать реальность той или иной стрессовой или опасной ситуации. Отрицание — один из основных способов, к которым прибегают люди, желая справиться с ситуациями, вызывающими тревогу.

В случае БППП отрицание, к сожалению, часто подкрепляется тем, что симптомы большинства этих болезней исчезают, спустя несколько недель после заражения. А тем временем инфицированные люди продолжают оставаться носителями инфекции и подвергают своих половых партнеров риску заражения.

Действие механизма отрицания и его осознанного аналога — избегания — иллюстрирует следующий пример. По данным обследования, из 100 студентов колледжа, впервые обратившихся в поликлинику, чтобы проверить, не заражены ли они БППП, только 20 записались на прием в течение первых 3 дней с момента появления симптомов. Более половины студентов обратились к врачу спустя, по крайней мере, две недели. Поскольку у 30 % всех обратившихся не было обнаружено никакой БППП, они совершенно понапрасну терзались тревогами, оттягивая посещение врача. А те 40 % студентов, которые прошли проверку лишь спустя две недели, не только беспокоились в течение этого времени о самих себе, но и действительно подвергали опасности собственное здоровье и здоровье своих сексуальных партнеров своим длительным отрицанием или избеганием.

К страху и отрицанию, заставляющих людей откладывать посещение врача или поликлиники, чтобы обследоваться по поводу возможной БППП, добавляется еще один обычный механизм психологической защиты — рационализация.

Рационализацией называют поиск оправданий своему поведению вместо признания его истинной причины. Ярким примером рационализации служит высказывание одного из студентов (упоминавшихся в предыдущем абзаце): "У меня в самом деле не было времени прийти сюда раньше. Я работал над курсовой работой, и мне предстоял серьезный экзамен, а кроме того, мне казалось, что я заболеваю гриппом. Помимо всего, у меня однажды уже появлялись такие выделения, и все обошлось". То обстоятельство, что у подруги этого студента также были симптомы БППП, по-видимому, не поколебали его защитные механизмы. Это тоже вполне типично: здравый смысл отступает перед принятым с самого начала нежеланием признать, что произошло нечто неприятное.

Многие, обнаружив у себя симптомы возможной БППП, неохотно идут к врачу еще и потому, что боятся нотаций или не уверены в том, что им будет обеспечена достаточная конфиденциальность. Хотя закон обязывает врачей сохранять в тайне сведения о своих пациентах, в некоторых обстоятельствах они вынуждены поступать иначе. Например, в ряде штатов суд может затребовать у врача историю болезни. Повсеместно врач обязан сообщать о случаях определенных инфекционных заболеваний в отделы здравоохранения штата. Имеющиеся у врачей сведения часто становятся известны страховым компаниям: пациенты соглашаются на это, когда это необходимо для получения страховки или заключения новых договоров по страхованию здоровья или жизни. Поэтому всем, кого особенно беспокоят подобные ситуации, следует обсудить со своим врачом пределы, до которых возможна полная конфиденциальность в их конкретном случае.

Всего несколько лет назад пациенты приходили в смятение, если им приходилось выслушивать от своего врача целую лекцию о традиционных сексуальных ценностях и о риске, которому они подвергают свое здоровье при случайных половых контактах с многочисленными партнерами. В настоящее время врачи, дающие такие советы, уже не кажутся старомодными или пытающимися навязать своим пациентам собственные моральные принципы: в свете всего того, что стало известно об эпидемиях БППП за прошедшее десятилетие, такие врачи, быть может, просто проповедуют более здоровый образ жизни. Тем не менее, если эти непрошенные советы вызывают ощущение неловкости у больного, то, как правило, ему лучше обратиться к другому врачу, с которым он сможет чувствовать себя более свободно.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru