MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Петров Б. Д. - С. П. Боткин - Жизнь И Деятельность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

С. П. Боткин был инициатором использования Крыма для лечения больных туберкулезом. В письме к Н. А. Белоголовому из Ливадии в 1872 г. он указывает, что «как больничная станция, Крым имеет большую будущность и со временем станет значительно выше Мон-тре, хотя не перегонит Ментоны».

Таким образом, вклад С. П. Боткина в изучение инфекционных болезней и путей борьбы с ними действительно огромен. Он вплотную подошел к социально-профилактическому направлению как к главному принципу медицины. В этом отношении его взгляды были близки к взглядам Н. И. Пирогова. Он считал необходимым, чтобы профилактическая направленность 'была присуща и клинике внутренних болезней. С. П. Боткин сделал много открытий и обосновал многие положения, лежащие в основе современного понимания инфекционных заболеваний и мер борьбы с ними.

Можно с глубоким удовлетворением отметить, что дела и мысли С. П. Боткина в области инфекционной патологии получили всестороннее развитие в исследованиях советских ученых и в первую очередь в Ленинграде, где зародилась боткинская школа инфекционистов 3.

1 Александровский Б. П. С. П. Боткин как фтизиатр.— Проблемы туберкулеза, 1940, № 5, с. 93.

2 Т а м ж е, с. 95.

3 Гу рев и ч Е. С., Стуков В. В. Развитие идей С. П. Боткина в современной клинике и эпидемиологии инфекционных болезней (к 90-летию Ленингр. инфекц. больницы № 3 им. С. П. Боткина).— Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии, 1973, № 1,2, с. 124.

Школа Боткина

С. П. Боткин, стоял в первой шеренге строителей новой, универсальной же-дицины и сеял семена со всей убежденностью инициатора, с горячей страстностью талантливой натуры, при присущем ему широком уме, необыкновенной наблюдательности и весьма обширных познаниях '.

Создание обширной научной клинической школы — выдающаяся заслуга С. П. Боткина. Академик М. А. Лаврентьев утверждал, что помочь талантливому человеку войти в науку — это для ученого более важное и почетное дело, чем даже крупный собственный научный результат.

История медицины свидетельствует, что научные школы сыграли большую положительную роль в решении узловых проблем науки и в подготовке высококвалифицированных, творчески работающих кадров.

Как педагог, как воспитатель врачей и профессоров С. П. Боткин — личность уникальная в истории отечественной медицины. В воспитании молодого поколения врачей и ученых он шел своим путем. Он неоднократно высказывался о медицинском воспитании и образовании, излагал свои требования и неуклонно им следовал.

Особо следует отметить заслуги С. П. Боткина в воспитании целого поколения выдающихся ученых, в том числе его помощь в становлении такого гиганта, как И. П. Павлов. Он оказал значительное влияние на формирование его научного мировоззрения, что великий физиолог признавал с благодарностью.

Большую роль сыграло умение С. П. Боткина воспитывать молодежь, начинающих свой творческий путь врачей, помочь им выбрать свою дорогу, привлекая их к разработке тех идей, за которые он боролся. Он обладал особой способностью, особым талантом привлекать к себе молодых врачей, заинтересовывать их работой, давать им определенную направленность. Свои: методы воспитания С. П. Боткин основывал, в частности, на анализе слабых сторон того образования, которое он сам получил — «преподавание зна.ний в форме

'Кончаловский М. П. Сергей Петрович Боткин. — Терапевтический архив, 1940, № 2—3, с. 149.

катехизисных истин не возбуждает пытливости, обусловливающей дальнейшее развитие».

Исследователи неоднократно отмечали благоприятные условия, в которых возникла и успешно развивалась школа Боткина. Но следует все же подчеркнуть, что С. П. Боткин умел заставлять обстоятельства служить себе, умел создавать условия и обстановку, способствующие достижению его целей.

Рассматривая деятельность С. П. Боткина в клинике, можно заметить, что она была необычайно успешной и плодотворной прежде всего потому, что уже с самого начала базировалась на единой концепции, на глубоко продуманном внимании к законам развития медицины и .ее потребностям на новом этапе.

Успешное начало имело и успешное продолжение уже не в деятельности самого Боткина, а в деятельности большой когорты его учеников, которая сформировалась вокруг своего учителя. Десятки и сотни врачей учились в его клинике, многие его ученики занимали впоследствии кафедры в разных концах нашей страны и несли идеи Боткина во все университеты и больницы. Ярким свидетельством этого может служить содружество С. П. Боткина и И. П. Павлова.

В этом взаимодействии поколений, в этой взаимной помощи и сотрудничестве ученик иногда не только превосходил своего учителя, но и учитель сам в свою очередь становился учеником. Так, при праздновании 25-летнего юбилея профессорской деятельности С. П. Боткина физиолог И. Т. Глебов приветствовал его как «бывший учитель и настоящий ученик».

Почти в течение трех десятилетий заведовал С. П. Боткин кафедрой в Военно-медицинской академии, где создал обширную клиническую, школу учеников-единомышленников, притом не только терапевтов, но и специалистов в области других медицинских дисциплин. Н. А. Белоголовый писал, что при неутомимой деятельности профессора для клиники наступила новая жизнь. Молодые, способные ученики сгруппировались вокруг него и, увлекаемые его личным примером, горячо отдавались работе. Решающую роль при этом сыграли общественные условия — тот общественный подъем, который охватил страну. С большой убедительностью им было показано, как с помощью продуманной концепции можно вести плодотворную научную и педагогическую работу в самых различных областях науки.

Развитие всей русской медицины во второй половине XIX века прошло под влиянием учения С. П. Боткина. Нервизм охватывал биологию, физиологию, клинику не какими-либо случайными второстепенными связями, а органически, на основе самого важного, по определению Энгельса, признака позвонончых — группировки «....всего тела вокруг нервной системы» 1.

Уже в самом начале своей деятельности он сумел окружить себя единомышленниками, привлек к своей работе тех, кто разделял его взгляды, старался создать атмосферу, при которой коллектив делал в сущности одно дело.

Понятие «школа Боткина» значительно шире, чем представление о той группе врачей и ученых, которые были воспитаны выдающимся клиницистом и работали вместе с ним. Влияние С. П. Боткина и его идей испытали все медики Военно-медицинской академии, все врачи Петербурга, все клиники России.

Усвоив его метод исследования больных, взяв на вооружение лабораторные исследования, они развивали принципы экспериментальной медицины и продолжали дело, начатое С. П. Боткиным.

В И'Сторико-'мед'ицинской литературе достаточно часто встречается невнимание к истории школ и проблеме «учитель — ученик». Иногда проблему истории школ сводят к биографии ученого, забывая о тех, кто способствовал формированию его мировоззрения, а также тех, кто, находясь под его влиянием, продолжил его дело. Ведь нередко ученики разъясняют роль их учителя в науке и показывают истинное значение его открытий. Бывает, что только в трудах учеников раскрывается все величие научного наследия учителя.

«Ученик это не сосуд, который надо наполнить, а факел, который нужно зажечь», — говорили в древности. Слова И. П. Павлова о том, что он понимает под нервизмом и его слова уважения и благодарности, обращенные к С. П. Боткину, показывают, как рассматривал великий русский ученый взаимоотношения между учеником и учителем. Ученик должен не только подражать учителю, не только следовать ему, но и противопоставлять себя ему, пытаясь превзойти его, стремиться сделать больше, чем он в науке.

Какие условия могут способствовать этому?

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 623,

Превзойти учителя, утверждал В. Г. Белинский, ученик может лишь в том случае, если он видит в нем соперника. Ты не мастер, если твой ученик тебя не превзошел, — говорит восточная мудрость.

История медицины подтверждает правильность этой точки зрения — выдающиеся мастера медицины, как правило, воспитывали выдающихся учеников '. Они удесятеряли успехи учителя, играли большую, нередко ведущую роль в решении узловых проблем' науки.

У истоков новой научной медицинской школы стоял С. П. Боткин. При его участии были подготовлены руководители кафедр, профессора по двенадцати медицинским специальностям. Список 59 ближайших учеников Боткина был опубликован в журнале «Врач» (1882, № 16) еще при его жизни.

Из школы С. П. Боткина вышла многочисленная плеяда ученых-клиницистов, специалистов различных профилей, которые, восприняв идеи нервизма, внедрили их в разные отрасли медицины.

За 29 лет профессорской деятельности С. П. Боткин подготовил 103 ординатора, из которых 85 человек защитили диссертации на степень доктора медицины. Более 40 его ученикам было присвоено звание профессора, из них 26 специалистам в области терапии (А. А. Нечаев, М. В. Яновский, М. М. Волков, Н. Я- Чистович и Др.).

Из клиники С. П. Боткина вышло 420 научных работников, в том числе более 80 докторских диссертаций. За свою профессорскую деятельность С. П. Боткин выступил 66 раз в качестве официального оппонента, в том числе и по диссертации И. П. Павлова.

Естественно, что одних личных усилий С. П. Боткина было бы недостаточно. На помощь ему приходило умение коллективно решать проблемы, создавать содружество людей, работающих совместно над группой проблем.

Примером успешного сотрудничества ученых двух поколений являются С. П. Боткин и И. П. Павлов. Сопоставление этих двух выдающихся ученых в их подходе к воспитанию кадров позволяет сделать выводы, что для С. П. Боткина характерно было предоставление большой самостоятельности ученикам в смысле выбора

1 Петров Б. Д. Роль научных школ в развитии медицины. Советское здравоохранение, 1964, № 10, с. 9.

не только темы, но даже выбора дисциплины, в которой они должны были специализироваться. Для И. П. Павлова было важно целеустремленно, всем коллективом разрабатывать то направление, которое вытекало из его рефлекторной теории.

В последние годы стал закономерным интерес советских медиков к коллективной работе, повысилась ее продуктивность. Коллективность стала залогом успеха я в решении крупных медицинских проблем. Именно потому, что проблемы становятся все более трудными, усилия специалиста какого-либо одного профиля недостаточны. В последнее время широко распространены научные исследования, которые ведутся коллективом специалистов разных профилей. В этом плане представляет интерес изучение опыта С. П. Боткина.

Особо следует отметить педагогическое мастерство С. П. Боткина, его большую требовательность к ученикам. Он требовал, чтобы врачи и научные работники много читали. В редактируемых им периодических изданиях он не терпел рефератов и считал, что необходимо читать работы целиком. Он призывал к овладению искусством чтения: «Необходимо читать с выбором, умея пропускать несущественное, мало дающее, останавливаясь на солидных трудах и исследованиях, дающих новые факты и, главное, новые истины. Уменье пользоваться литературой, уменье останавливаться на существенном развивается, конечно, путем опыта, предполагая при этом известную степень развития, приобретенную путем изучения наилучших руководств по различным отраслям знания. При практических занятиях чрезвычайно полезно чтение брошюр и монографий, относящихся к тем случаям, которые подлежат наблюдению в данное время» '.

Н. Я- Чистович вспоминал, что С. П. Боткин смотрел на своих учеников как на свою большую семью. Уже в первые же 10 лет из его клиники вышли молодые профессора, возглавившие кафедры во многих уни- , верситетах России, а также в самой Военно-медицин- 1 ской академии. Среди них были В. А. Манассеин, | Ю. Т. Чудновский, А. Г. Полотебнов, А. Ф. Пруссак, Н. П. Симановский, П. И. Успенский, Д. И. Кошла-ков, Л. В. Попов, С. С. Боткин и другие. Все они составляли боткинскую научную школу.

'Боткин С. П. Курс клиники внутренних болезней. — М., 1950, т. 2, с. 24.

Ё XX веке боткинские Традиции в Петербурге поддерживали М. М. Волков (1861—1913) М. В. Яновский (1854—1927), В. В. Сиротинин (1855—1911),

A. А. Нечаев (1845—1922) и Н. Я. Чистович (1860— 1926). Все они имели большие заслуги и сделали немалый вклад в науку. Многие из них являлись родоначальниками новых отраслей и направлений медицины.

Первым из учеников С. П. Боткина следует назвать видного терапевта В. А. Манассеина (1841—1901). Он написал диссертацию: «Материалы для вопроса о голодании» (СПб., 1869). Исследование это является образцом боткинского эксперимента с руководящей идеей, выработанной путем клинических наблюдений. Оппонентом его был С. П. Боткин, давший работе очень высокую оценку. Он полагал, что диссертация может считаться классической по этому вопросу не только в русской, но и в иностранной литературе.

В своей монографии «Материалы для вопроса об этиологическом и терапевтическом значении психических влияний» (СПб., 1876) В. А. Манассеин высказал глубокие мысли о роли активности психики человека в его здоровье. Он придерживался мнения о психогенном происхождении многих внутренних заболеваний, в том числе туберкулеза. Читая книгу, можно видеть, как далеко опередил ее автор свое время, предвосхищая представления о кортико-висцеральных связях и утверждения современной психосоматической медицины.

B. А. Манассеин справедливо утверждал, что целесообразное направление внимания больного может быть залогом успешного лечения. В. А. Манассеин более 20 лет редактировал журнал «Врач». Его называли «совестью русской медицины» !.

Говоря об учениках С. П. Боткина, следует вспомнить и его старшего сына Сергея, который продолжил дело своего отца. Сергей Сергеевич Боткин (1859—• 1910) совершенствовал свои знания по бактериологии в Германии в Бреславле у проф. К. Флютте, а затем в течение двух лет в Берлине работал у Э. Беринга. Он очень интересовался трудами Р. Коха по туберкулезу. Вернувшись в Петербург, он работал в барачной (инфекционной) больнице, а затем был избран профессором вновь открытой кафедры бактериологии; он участвовал в создании этой кафедры и был первым ее профессором. В последующие годы (1896) он был переведен на кафедру, которой заведовал ранее его отец и возглавлял ее до конца своей жизни (1910). Сергей Сергеевич участвовал в русско-японской войне, руководил Обществом Красного Креста сначала во Владивостоке и Хабаровске, а потом в Харбине '.

Н. Я. Чистович, видный терапевт, также является представителем боткинской школы. Им написано много трудов из разных областей терапии, в том числе «Клинические лекции» (1918) и «Курс частной патологии и терапии внутренних болезней» в двух томах (1922— 1926), насыщенный идеями Боткина и сыгравший большую роль в подготовке врачебных кадров.

Большая группа учеников С. П. Боткина возглавляла больницы Петербурга, некоторые из них работали лечащими врачами. «Трудно назвать какую-либо крупную больницу города, в которой в 80—90-х годах XIX века не работал бы врач, вышедший из клиники Боткина»2— пишет В. А. Базанов.

С. П. Боткин очень интересовался деятельностью петербургских больниц, помогал им. Об этом хорошо рассказано М. Д. Тушинским, который приводит мнение немецкого профессора Лейдена, посетившего Петербург: «Боткин имел большое влияние на замещение врачебных мест в петербургских больницах. Как мне самому удалось видеть, больницы поставлены как в научном, так и во врачебном отношении настолько хорошо, что нам приходится для себя желать того же» 3.

Роль боткинской школы в медицине хорошо осветил проф. А. А. Нечаев, стоявший во главе Обуховской больницы. Он несколько десятилетий работал вместе с великим клиницистом, хорошо знал его педагогическое мастерство, наблюдал, как оно проявлялось в воспитании будущих врачей и ученых. В его содержательной статье хорошо показано значение боткинской школы и ее вклад в науку 4.

1 Боткин А. П. Воспоминания о семействе Боткиных. — Клиническая медицина, 1957, № 8, с. 1Й|1.

2 Базанов В. А. Ученики С. П. Боткина в гражданских лечебных учреждениях Петербурга. — Клиническая медицина, 1968, № 1, с. 147.

3 Клиническая медицина, 1,940, № 2—3, с. 9.

4НечаевА. А. Значение школы С. П. Боткина и его учеников в развитии русской медицины. — Клиническая медицина, 1957, № 8, с. 23.

Один из последних учеников С. П. Боткина — проф. В. Ф. Петров писал в 1930 г., что С. П. Боткин может быть поучительным примером энтузиаста в научной работе. Он считал, что великий клиницист предвосхитил идеалы советской медицины, его лекции, речи точно составлены в наше время и принадлежат перу современного деятеля.

Возможно, что проф. В. Ф. Петров несколько преувеличивает близость Боткина к современности, но он точно отмечает то впечатление, которое великий клиницист производил на своих современников.

В Киеве пионером боткинского направления в клинической медицине был проф. В. Т. Покровский. Следуя своему учителю, он много труда отдал изучению эпидемиологии тифов, клиника, этиология и патогенез которых к тому времени были мало изучены. В 1868 г. в «Университетских известиях» им была опубликована ценная работа: «Эпидемия тифозных болезней в Киеве». Она основана на большом экспериментальном материале, практическом опыте и клинических наблюдениях как автора, так и его учеников. В. Т. Покровский первым в Киевском университете читал лекции по невропатологии.

Другим крупным киевским клиницистом был проф. В. П. Образцов (1849—1920)—один из наиболее талантливых учеников и последователей С. П. Боткина, отличавшийся редкой наблюдательностью у постели больного. Он получил в клинике своего учителя уменье синтезировать и продолжал его патофизиологическое направление. Им создана была своя методика клинического исследования сердца и брюшной полости (пальпация), что позволило его научной школе значительно продвинуть вперед диагностику и клинику этих разделов внутренних болезней.

В Харькове проводником взглядов боткинской школы был проф. В. Г. Лашкевич (1835—'1888), один из талантливейших его учеников. Он увлекался изучением нервных больных, опубликовал 12 статей по неврологии.

В Казани с 1863 г. на протяжении нескольких десятилетий, кафедрой терапии заведовал ученик С. П. Боткина проф. Н. А. Виноградов (1831 — 1886). Им написано свыше 40 научных работ, многие из которых посвящены вопросам кардиологии. Современники называли его «реформатором клинического преподавания». Следуя Боткину, он концентрировал внимание студентов на больном. Рассматривая организм как единое целое, он выступил с критикой так называемой местной терапии, указывая на метафизическую ограниченность целлюляр-ной патологии Р. Вирхова. Ему принадлежит приоритет в отечественной медицинской практике прижизненной диагностики тромбозов легочной и венечных артерий, множественного эхинококка, аневризмы аорты, опухоли мозжечка.

Учеником С. П. Боткина был известный деятель земской медицины, первый санитарный врач в России И. И. Моллесон (1842—1920), много сделавший для проведения в жизнь идеи общественной медицины. В своих воспоминаниях он писал: «Мы всецело были воспитаны уже в боткинской школе с напутствием не изменять ей в навооткрывающейся земско-медицинской деятельности и каждого больного, где только можно, исследовать клинически».

Многие новые дисциплины, выделившиеся из клиники внутренних болезней, также были разработаны его учениками. Среди них можно назвать, например, Н. П. Симановского (1854—1922)—создателя русской школы отоларингологов.

Выдающийся отечественный педиатр А. А. Кисель (1859—'1938) неоднократно подчеркивал, что он ученик С. П. Боткина. Он воспринимал у своего учителя не только передовую медицинскую теорию, предусматривающую, в частности, правильное понимание взаимоотношений между человеком и природой, но и глубокий интерес к общественным аспектам медицины и здравоохранения.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru