MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Исаев А., сост - Если хочешь быть здоров

11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
<<< НазадСодержание

Здесь царили мир, покой и дружба. Горели костры, звучали песни, сушилась амуниция, висели штормовки. Здесь знакомились, ходили друг к другу в гости, рассказывали о своих родных городах. За тот быстротечный вечер я познакомился с представителями девяти республик.

Поразил еще и такой факт: среди этих любителей горных маршрутов было очень много женщин, причем в каждой второй группе они были руководителями. Вот где слабый пол продемонстрировал свои скрытые возможности! Были здесь и туристы, путешествующие семейными группами (папа, мама, двое детей). Была и группа двенадцати-пятнадцатилетних школьников из городского клуба туристов. Они стояли лагерем, занимаясь горной подготовкой: учились переправляться через горные реки, ходить по ледникам, работать с першами и ледорубами.

Так что же такое горный туризм? Да, отдых, но еще и испытание твердости духа, понял я, спустившись с перевала Басса.

Спуск был стремительным, мы скользили по небольшим ледникам на своих горных ботинках, как на горных лыжах.

Только вместо палок наготове ледоруб, чтоб не сорваться.

Впереди нас ждал привал и ночевка перед последним нашим запланированным перевалом — Физкультурником. Ждали мы теплоты после пронизывающего ветра на перевале, а попали в зону неприятного дождя, то и дело нагонявшего нас и заставлявшего лихорадочно хвататься за рюкзаки, чтобы успеть вытащить нейлоновые куртки. Но дождь был проворнее, и последние 10 километров пути мы протопали вымокшие до нитки.

Когда выбрали наконец место для ночлега, мгновенно стемнело. А дождь усиливался, вечерняя сырость забиралась в палатки, и единственным желанием было спрятаться под брезент, в спальники, и забыться. Но дежурному предстояло готовить ужин. И кто-то произнес фразу: «А может, без ужина ляжем? Куда в такой дождь, даже примус не разжечь».

Тогда наш командир сказал неожиданно: «А примус мы трогать не будем. Мы сейчас разожжем... костер. И на костре будем готовить чай. Да, да. Давайте-ка переодевайтесь, и вперед — за дровами. Я уже выхожу. Индивидуальное дежурство отменяется, сегодня будем дежурить вместе! Знаете, как говорят альпинисты про тех, кому путь в горы заказан? Он пропадет в горах даже с коробкой спичек!»

Вскоре в шум дождя вклинился треск ломаемых сучьев. А чуть позже под прикрытием целлофана запылал костер, закипела вода в котелке. Дождь перестал идти вдруг. Еще через час очистился кусок неба, и сквозь темные облака в это окно глянули чистые звезды. Мы тянули крепкий чай из железных кружек, сидели, опираясь друг о друга, и было нам удивительно хорошо.

И вот, наконец, финиш. Мы вышли на плато, перед нами открылась прекраснейшая зеленая долина. Гена посмотрел в бинокль, вытащил карту. Слева лежало село Местия, откуда был родом известный советский альпинист Михаил Хергиани, справа такое же горное село Накра. Там жили сваны. Уже сколько тысячелетий живут они здесь, под этим небом и солнцем, дыша этим удивительным воздухом, пахнущим талым снегом!

Горы, как правило, ассоциируются с долголетием и здоровьем. Это заметили люди с незапамятных времен. Все самые известные на земле долгожители жили и живут именно в горах. Например, азербайджанец Махмуд Эйвазов прожил 152 года в селе Пирассура, расположенном на высоте 2200 метров. Он превысил на два года местный рекорд долголетия, принадлежавший его матери.

Наукой уже доказано, что жизнь в условиях высокогорья — лучшая профилактика преждевременного старения. Еще около 20 лет назад французский биолог Бельвефер рассказал о своей экспедиции в страну таинственных заоблачных долгожителей — хунза, расположенную на высоте 2500 метров. Средняя продолжительность жизни хунза — 120 лет! Здесь практически не знают болезней.

Есть долгожители среди сванов. У них болезни — редкость. Причина всему — горный климат: кристально чистый воздух, обеззараживающийся под действием солнца, которого здесь в изобилии, а под влиянием ультрафиолетового излучения кислород к тому же ионизируется.

Обо всем этом я узнал из книг. А вот теперь, после двенадцати дней похода, пребывания на разных высотах, кое-что почувствовал на себе.

Рюкзак уже не ощущался за спиной, шагалось бодро, и было ощущение такого прилива сил, что об отдыхе даже не думалось. Вместо этого мы опустились на самый берег Накры, стремительной и холодной, отдающей снегом и льдом, разделись и попрыгали с головой в этот поток. Это было подобно погружению в живую воду: стремительный поток уносил всю тяжесть похода, всю усталость, электризуя мышцы и тело энергией и бодростью.

После этого мы решили не ночевать, а идти к шоссе Местиа — Батуми. Вскинули на плечи рюкзаки и через два часа уже голосовали проходившим автобусам; маршрут был завершен.

Уже глядя из окна маленького автобуса, который достаточно медленно пополз по серпантину шоссе, Гена сказал:

— Вот с Физкультурника и начнем маршрут на следующий год.

И я подумал, что мне хочется на следующий год вернуться сюда, подняться к вечному снегу, чтобы затем спуститься в долины, благоухающие нежной зеленью.

Наверное, это и значит «заболеть горами»?

<<< НазадСодержание

medbookaide.ru