MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Андреев Ю. А. - Три кита здоровья

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Таков лишь один из примеров нашей традиционной общественной отсталости, лишь один блик на поверхности. Да, здесь нужна мощная общественная компания по коренной перестройке данной отрасли медицины, на это необходимы время и средства. Но вот другой пример, где потребуется одно лишь знание. Речь пойдет о поддержании, сохранении и даже увеличении столь немаловажной функции, как сексуальная потенция мужчины.

Присмотримся к одежде малышей-мальчиков. Что делают с ними любвеобильные мамочки? Я имею в виду даже не эти удручающе безликие колясочки, в которых их возят, подавляя двигательную активность. Нет, поговорим об одежде. Подложена тряпочка, она обернута клеенкой, сверху надеты трусики, все это заправлено в колготки, на которые надеты штаны, и все вместе это помещено в рейтузы. Таким образом, создается настоящий парильный агрегат. Мамочки не знают, что они тем самым применяют способ, которым австралийские фермеры стерилизуют своих баранов. Чтобы не проводить массовых кровавых операций, фермеры надевают на яички баранов теплые меховые мешочки, и через некоторое время "утепленный баран" становится скромным, кротким евнухом. Суть в том, что, согласно всей мужской анатомии, эта специфическая "аппаратура" обязательно должна находиться в прохладе. Она постоянно должна проветриваться, получать строжайший теплообмен, как это происходит у цыганских детишек, шмыгающих в дырявых портах, либо у немецких детишек, которые ходят в шортах вплоть до самой зимы. Известно, что определенные породы слонов могут размножаться лишь после того, как самцы подымутся высоко в снежные горы. Отсюда нетрудно догадаться, какой "подарок" добросердечные мамочки готовят своим будущим невесткам!.. Но, с другой стороны, ведь они тоже в свою очередь получили когда-то подобный же подарок...

Мало того, на мужчин надвигается другая опасность. Ведь многие из них связаны с транспортом, с механикой, с техникой, подверженной вибрациям. Либо же они - люди умственного труда, те, которые очень подолгу сидят. В результате нарушается нормальное кровоснабжение предстательной железы, чрезвычайно важного органа для мужского существования. Половые возможности мужчин, занятых в указанных обширных видах деятельности, разумеется, снижены. Для того чтобы их поднять, их подруги должны стать в какой-то степени жрицами любви. Но у нас и в заводе, как говорится, нет представления об этом. Тем не менее, будучи заботливыми женами, видя, что мужья недостаточно удовлетворяют их насущные потребности, женщины начинают принимать свои меры. Какие? Начинают, к примеру, откармливать мужей мясом, не зная, что эффективным средством против простатита является, напротив, регулярное голодание. Уже имеющаяся основательная практика, которая прошла, к сожалению, мимо внимания официальной медицины, доказывает, что периодическое двухнедельное голодание выжигает все застойные образования в организме, и мужчины на радость своим женам начинают себя чувствовать полноценными мужьями. Опасный парадокс заключается в том, что вместо использования в нормальной жизни целительных возможностей голода и голода подавляющее большинство человечества себе во вред пользуется в быту теплом и объеданием... Таков лишь один из типичных примеров нашей общей безграмотности, повального невежества, и порожденного, и освященного многовековыми бытовыми уложениями. Еще и еще раз скажу: за уши в рай тащить никого не надо, но хоть немного приоткрыть глаза людям, погрязшим в тине губительных бытовых стереотипов, просто необходимо. А уж дальше это их личное дело.

Счастливое и благополучное толино детство, или куда безвозвратно пропали-исчезли первые девяносто процентов

Уповая в первую очередь на те громадные резервы, которые сокрыты в разумном образе жизни (и втайне надеясь на усовершенствование социального нашего устройства), я проведу сейчас своего рода литературный эксперимент. Мы двинемся сейчас с вами, читатель, вослед одной человеческой жизни, вымышленной, предположим, но чрезвычайно типичной судьбе. Мы проследим сейчас одну усредненную биографию. Поскольку, разумеется, я лучше представляю себе, что такое мужчина, чем женщина, это будет рассказ о мужской судьбе. Это будет жизнеописание в общем нормальной мужской истории, и мы двинемся вслед за мужчиной и спокойно и горестно начнем подсчитывать, где и сколько своего здоровья он оставил на своем "нормальном" пути. И хотя это будет благополучная, повторяю, биография, мы будем поражены к ее концу тем, каким же все-таки образом удалось нашему герою дожить до 60 лет, не говоря уже о немыслимых 70 годах.

Итак, родился Толенька, как мы его условно назовем. Вернее, он еще не родился, но ему уже очень повезло. Почему? Потому что зачат он был в Советском Союзе. То было для него великим благом и неимоверной удачей, ибо эта страна обладала огромным и разнообразным генофондом. Это был колоссальный котел, в котором благодаря этническим процессам все время активно перемешивались массы населения и была практически исключена опасность, реально существующая в маленьких странах и нациях, живущих замкнутой жизнью, наложить друг на друга в качестве родительской две родственные ветви, что неизбежно ведет к вырождению потомства. Думается, что именно наш генофонд и сейчас и впредь - самый многообразный во всем мире. Если взять, к примеру, одну только русскую нацию, то бесконечно различающиеся представители ее проживают на беспредельно раскинувшейся территории, охватывающей бесчисленное разнообразие природных зон, населенных также и многими другими народами и народностями. Мне пришлось как-то ехать за рубеж и разговориться с одной очень умной венгерской женщиной, возвращающейся из Союза. Я, естественно, спросил ее о впечатлениях от нашей страны. Довольно аналитично и критически отозвавшись о наших хозяйственных обстоятельствах, она, тем не менее, с восторгом воскликнула:

- Какой красивый народ!

Я спросил:

- Красивее, чем у вас? - Безусловно! Ведь мы уже тысячу лет - наш маленький народ - находится на одном географическом блюдечке. Мы практически ни с кем не смешиваемся, почти не обновляемся. Наша очень большая внутренняя забота, о которой мы, правда, мало говорим вслух, это - родственные браки. У вас - такое постоянное оздоровление, обогащение и всего и вся!..

В прекрасной книге "Абхазские долгожители" на большом количестве фактов, с привлечением весьма солидной статистики показано, как этот крошечный в масштабах нашей страны народ был очень серьезно предохранен и ныне предохраняется от генетического вырождения. Кровно близкие семьи не имеют права родниться между собой. Мужчины берут себе жен из отдаленных сел, и никто не женится в собственном селе. Этот обычай настолько жесток, механизм регуляции настолько консервативен (парадокс: консерватизм во имя прогресса!), что если кто-то нарушает этот вековечный обычай, то человека, нарушившего закон, сколько бы ни прошло потом времени до его смерти, хоронили не на общем кладбище, а поодаль ото всех, и укладывали в могиле лицом вниз. Столь суровым было предупреждение для всех остальных: не наносить ущерба фундаментальным основам здоровья своего народа.

Так вот, Толенька еще не родился, еще не было его и в проекте, еще мать и отец его не были знакомы, а ему уже замечательно повезло. "Материал для заделья" был по природным меркам совершенно доброкачественным.

Ему повезло также и в том, что он был желанным ребенком. Это было дитя, которого очень хотела мать, нетерпеливо ждала матери мать, и все окружение трепетно ждало появления этого еще не родившегося маленького человека на свет.

Каков был рисунок пересечения линий жизни его родителей? То были послевоенные годы, мужчин было практически на десятки миллионов меньше, чем женщин, а его будущей матери страстно хотелось семьи, упорядоченного социализированного положения, уюта, собственного дома, где она была бы хозяйкой. Она приложила много активных, целеустремленных усилий, чтобы обрести желаемое, и ее окружение нашло вдовца, мужчину старше ее, хорошего человека, она вышла за него замуж и очень быстро родила первого своего ребенка. Не Толика, а первого ребенка, и этот первенец был очень слабенький, хотя отец его отнюдь не был алкоголиком. В годы войны и на фронте он регулярно отдавал другим свои сталинские "наркомовские сто грамм", так как знал о своей предрасположенности к гастриту. И тем не менее его первенец родился, повторяю, слабеньким и впоследствии своим развитием, мягко говоря, не блистал. Почему?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны обратиться к совершенно уникальным резервам нашего здоровья, которые до сих пор находятся в недобрых, к сожалению, руках Минздрава. Его мать как роженица была уже немолодой, и, образно говоря, ворота в мир, через которые выходил первенец, были очень узкими и неэластичными. Головка первенца при родах была повреждена, ничего для ее сохранения предпринято не было, а матери об этом ничего не сказали ни после родов, ни когда-либо потом. А между тем пренебрежение к этому вопросу наносит обществу урон столь колоссальный, что по потерям интеллектуального потенциала он вполне сопоставим с совокупным интеллектом всех без исключения наших НИИ как академических, так и отраслевых. На этом как бы малозначительном аспекте появления человека на свет мы теряем едва ли не половину своего будущего совместного национального разума. Вот тебе и частность!.. Возникает вопрос: может быть, значительно рациональней было бы в государственных масштабах вкладывать больше денег именно сюда, чем на создание НИИ и других мыслительных заведений, в которые поступают трудиться люди с заведомо усеченными возможностями интеллектуальной отдачи? В тех странах, где значение данной проблемы заведующими медицинскими кафедрами и профессорами уже осознано, ребенку всеми доступными способами помогают выйти в мир так, чтобы не был затронут ни его головной мозг, ни другие важные органы.

Хочу обратить ваше, читатель, внимание на сравнение того идеала женской красоты, который господствовал две с лишним тысячи лет назад, с идеальной современной женщиной. Если мы сопоставим скульптуру Венеры Милосской безусловный идеал красоты прежних времен - с нынешней красивой и здоровой женщиной, то увидим, что у нашей современницы таз значительно шире, пропорционально больше, чем это было тысячелетия назад. И мы воспринимаем это в качестве неотъемлемого признака цветущей женственности. Откуда же взялся такой несравненно более разработанный таз? Он совершенно естественно ответил на потребности человеческой эволюции: с увеличением головного мозга понадобились и более просторные помещения для его вынашивания и более широкие врата, через которые голова его носителя без помех выйдет для знакомства с новым для себя миром...

И снова возвращаюсь к тому, что наш Толенька был везунчиком - он родился вторым, ему на свет было выходить гораздо легче, поэтому он родился совершенно нормальным ребенком. Он не попал в огромный процент повреждаемых при родах младенцев, и пуповину ему завязали правильно, так что впоследствии не образовалась у него грыжа, и кокков ему не занесли, все было у него в порядке.

Поскольку был он, напоминаю, желанным ребенком, постольку во внутриутробном состоянии испытывал лишь положительные эмоции, которые и позволили ему развиться без каких-либо антропологических отклонений в организме и без тормозов в психике.

Его везение, подарок судьбы, заключался в том, что мать его, подобно отцу, не пила, не курила, и он получил, безусловно, чистый фундамент своего будущего здоровья. Вот сколько благоприятных обстоятельств предшествовало его рождению! Он еще находился в утробе, а с ним уже ласково разговаривали, и это также имеет громадное значение для развития нормальной, уравновешенной психики будущего человека. Ведь младенец начинает формироваться как личность еще тогда, когда подчас даже и не знают, что он существует (на замечательных опытах, которые уже проделаны в этой сфере, не буду сейчас останавливаться, - это особая, прекрасная тема).

Вот так крупно повезло нашему малышу!

А дальше начались злоключения. Их причины кроются в том, что с позиции медицинского ведомства целесообразней обращаться с новорожденным так, как это удобно обслуживающему персоналу, а не так, как того требует Природа.

Что я имею в виду? Едва Толя родился, его от матери убрали. В изолированном от нее состоянии он находился то ли несколько часов, то ли целые сутки, да и потом его приносили лишь на считанные минуты - для кормежки. С точки зрения арифметической, механистической, ничего особенного не произошло, о чем следовало бы говорить: есть мать, имеется младенец, итого по инвентарной описи числятся две единицы, и кому какое дело, где и как именно они расположены. Но с позиций единого психофизиологического поля, общего для младенца с матерью на протяжении абсолютно всей его предшествующей жизни, свершилась космических масштабов катастрофа: привычная среда, которая только и была известна младенцу в период внутриутробного существования, одномоментно исчезла, да еще после такого неимоверного катаклизма, как роды, как переход из одной среды в другую, да плюс к этому враз пропала та единственно ему известная и родная биополевая сфера, которая только и несла ему всю информацию об окружающем его громадном мире...

Учеными были проделаны совершенно бессердечные опыты: едва крысята родились, их тотчас убрали от матери. Началась жуткая паника, полная их психическая дезорганизация, возник ужас, равный предсмертному... Да, через сутки младенца поднесут матери, но до того ведь пройдут бесконечно долгие сутки животного ужаса, непрерывного ощущения катастрофы, равного по своей неопределенности ожидания тому грядущему часу, который возникает у смертника, помещенного в изолированную камеру и не имеющего представления о том, когда же именно совершится казнь. Человек, насильственно отторженный от матери, от своего материка, на протяжении всей своей жизни будет нести в себе этот ушедший на дно существования подсознательный страх, комплекс нерешительности, ущербности. Этот комплекс будет проявлять себя в чувстве неполноценности, а может, напротив, агрессивности, чтобы как-то преодолеть само восприятие своей ущербности, внесенной в недра человеческой психики во имя ведомственного "порядка".

Вопрос: разве мучительное осознание в зрелом возрасте своих проступков, порожденных необъяснимой трусостью или загадочной для самого человека агрессивностью, не точит его, не сокращает ему жизнь? И разве в устранении подобного крутого дисбаланса, возникающего в людях в первые же минуты и часы после родов, не сокрыты стратегические резервы нашего потенциального здоровья?..

Далее: почему-то Толеньке, подобно всем остальным новорожденным, сколько бы их миллионов ни было, длительное время не давали ни материнского молозива, ни материнского молока. Не говоря уже о том, что его не побудили сразу же трудиться над включением механизма молокообразования в женской груди. И далее все в этом плане идет удивительно безалаберно (я с трудом подыскал здесь наиболее нейтральное слово). Никто не настаивает на том, чтобы мать кормила ребенка грудью до года. Изодранным в клочья оказывается из-за этого и процесс регулярной биополевой подпитки ребенка, когда они с телом матери образуют единую энергетическую капсулу, крайне необходимую малышу и в плане информационном, и в плане защитном. Очень рано детей начинают кормить смесями. В результате уже к шести годам до 90% детей, даже из тех, которые родились здоровыми, имеют на всю жизнь загрязненную, зашлакованную, неполноценную печень (потому на всю жизнь, что обычая регулярно чистить ее человечество не обрело до сих пор в отличие, например, от постоянного наведения внешнего лоска на личину и действительно высокого искусства макияжа). Дети получают подпорченный желудочно-кишечный тракт и множество других серьезных внутренних дефектов.

Подобная инерция насильственного разлучения роженицы с новорожденным и отрыв его от груди продолжаются и после того, как все губительные последствия подобной практики стали известны и общественности, и медицинской науке. Наши замечательные новаторы и педагоги родители Никитины, чьи труды издаются и переиздаются во всем мире, лишь у нас в отечестве окружены стойким ореолом недоброжелательства и замалчивания со стороны официальных органов. Никитины пишут, что после того, как они стали кормить детей грудным молоком в первые же часы после рождения, у их младенцев не осталось в последующем ни следа аллергий, дети росли безупречно здоровыми. Да, Никитиным пришлось вступить в конфликт с общепринятыми в академической медицине порядками, но доколе же будет человек для субботы, а не суббота для человека, вспоминая соответствующее речение? И все-таки почему под здоровье каждого из нас с первых же минут, асов, дней нашей жизни закладываются мощные мины замедленного действия? Может быть, пора устремиться с достойной степенью настойчивости к тому, чтобы получить на это официальный ответ от ведомств, которые сплошь да рядом награждают степенями и званиями как раз наиболее консервативных своих деятелей? И не только получить ответ, но изменить ситуацию?..

Продолжим, однако, разговор о младенческих годах нашего милого Толика. Имею основания полагать, что лишь сотые доли одного процента нашего населения всерьез восприняли тезис "раньше плавать, чем ходить". А ведь это - принцип огромной методологической важности! Дело даже не в том, что малыш прекрасно физически закаляется, хотя подобная закалка весьма существенна с позиций нашего долговременного здоровья. Суть вопроса кроется в гораздо более крупной категории: ведь развитие нашего мозга, активное совершенствование нашего интеллекта и нашей психики напрямую зависит от количества и качества сигналов, которые поступают в него на ранних стадиях развития. Чем больше человек получает активных и прямых импульсов от окружающей его действительности, сигнализирующих о себе через многочисленные рецепторы, тем полноценнее и быстрее раскрывает он свои внутренние потенциалы.

Когда берешь малыша за лодыжки и жестом акушера поднимаешь его над водой, а затем быстро опускаешь его в ванну (а возраста ему - не более трех месяцев, потому что после этой солидной поры уже утрачивается рефлекс автоматического замыкания рта в водной среде), он начинает прекрасно плавать, работая ручками и ножками. Сначала он беспорядочно барахтается, но затем при помощи старших все более осознанно. И любо-дорого смотреть, с каким наслаждением работает на воде и под водой, с каким азартом плавает трех-, четырех-, пятимесячный младенец! Спрашивается, что он понимает? Но, очевидно, немало, ибо он старается, он косит взглядом на зрителей, проверяя эффект своих стараний, он наслаждается общим восторгом и восхищением. И следует сказать, что дети, которым удалось до года регулярно плавать, нырять и плескаться хотя бы и в квартирной ванне, вода которой становилась все прохладней, эти дети были не только милыми, живыми, активными "деятелями", опережающими сверстников по всем статьям, но эти же дети на протяжении многих последующих лет практически не были подвержены простудным заболеваниям, следовательно, их организм не подвергался систематическим отравлениям ни болезнетворными микробами, ни еще более опасными лекарственными веществами. Мало ли?

И в связи со сказанным о постоянном обогащении мозга через многочисленные рецепторы и датчики организма: что могут воспринимать закутанные, запеленутые плотно, как полено, бедные неподвижные младенцы? Какие могут идти сигналы в их мозг, коль скоро они лишены собственных телодвижений и не имеют никаких координирующих поисковых жестов рук и ног?

Еще об одной мине замедленного действия столь мощной, что ей ничего не стоит подбросить выше деревьев самый тяжелый "танк" нашего здоровья: я имею в виду перекармливание детей. К счастью, нашего Толика не коснулся общественный предрассудок, согласно которому толстое дитя есть аттестат благосостояния родителей. Это такой же пережиток общественной неразвитости, какой наблюдался в России в XVIII в. у молоденьких девушек-купчих: если у них были белые, здоровые зубы, то они намазывали их черной смолой. Почему? Да потому, что сахар тогда был очень дорогим продуктом, и если кто имел возможность регулярно его потреблять и испортить свои зубы, то, следовательно, его испорченные зубы являлись признаком "богачества". Так и сейчас: сплошь да рядом толстое дитя, едва появившееся в свет, но уже получившее нарушение обмена веществ, есть свидетельство "богачества" его родителей. Действительно, свидетельство, но не благосостояния, а удручающей серости.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru