MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Андреев Ю. А. - Три кита здоровья

17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Академик Н. Н. Эмануэль высказал мысль, что одной из причин нашего старения являются некие частицы, которые называются свободными радикалами. Их прародитель - кислород, основа всего живого. Во время дыхания возникает не полностью восстановленный (то есть не ставший водой) кислород, который из друга превращается во врага. Но у человека есть защита от него: антиоксиданты - "ловушки" для свободных радикалов. Что же это за "эликсир" жизни - антиоксиданты? Это витамин E, витамины A и C, каротиноиды, которых полно в моркови и в семенах; короче говоря, живые продукты - это стражи нашего долголетия.

Не случайно уже несколько раз я употреблял по отношению к пище термин "информация". Дело в том, что отечественными фармакологами уже была обоснована специальная теория структурной информации, высказана мысль об упорядочивающей всю структуру организма человека информации, которую несут с собою те или иные вещества. Наличие этой информации позволяет организму работать как часы, ее отсутствие ведет к разного рода дисфункциям. Следовательно, для питания нам необходимы не только белки и жиры, углеводы, витамины и минеральные соли, но и такие структурирующие вещества, которые побуждают все эти важнейшие компоненты нашего питания функционировать в том именно идеальном режиме, который обеспечивает безупречный порядок во всех системах организма. Это значит и в его нервной системе, и в эндокринной системе, и в гладкой и поперечно-полосатой мышечной ткани, в различных внутренних органах.

Такие вещества, как антиоксиданты, фитонциды, эфирные масла, пектины, органические кислоты, растительные гормоны, нормализуют исполнение всех функций организма даже при относительно незначительных количествах этих веществ в питании.

В связи со сказанным я хотел бы поставить вопрос о необходимости многообразия нашего питания. Как множество различных видов движения тренирует различные приспособительные системы нашего организма, так и все виды питания представляют собой основу для бесперебойного бездефицитного функционирования различных физиологических систем организма и, следовательно, всего организма в целом. Ни к одному из естественных продуктов нельзя подходить изолированно. Так, мне встречались диетические наставления, в которых резко отрицательную оценку получал чеснок. Возможно, взятый в отдельности, он выглядит этаким разбойником, который только и ждет предлога, чтобы совершить нападение на ту или иную слизистую оболочку (а уж его запах!). Но если вспомнить, что чеснок - активный фитонцидоноситель, то функция его и роль в жизни организма окажутся чрезвычайно важными - в качестве одного из активных организаторов и распространителей по всем без исключения отделам безупречно точной командной информации о том, как следует им себя вести в соответствии с солнечной природой нашего происхождения, согласно законам окружающей нас Природы. Вот тебе и бандит-одиночка!

Мне хотелось бы, чтобы вот сейчас, сразу после рассуждений о роли в нашей жизни живых веществ читатели сравнили, что происходит с нашим питанием в самом деле. Итак, чеснок, например, неприемлем для общепита по причинам эстетическим, и, кроме того, он щиплет глотку. Но ведь мороженое мясо (главный источник нашей сытости) - пресное, а вкусненького-то хочется, так не присолить ли нам для остроты этот отбитый и поджаренный кусок? А если мы уже привыкли к такому ощущению, то покажется безвкусным и недосоленым все, что ниже уже перейденной планки. И?..

Как сообщает кандидат медицинских наук Э. Г. Иса-Заде в своей совместной статье с кандидатом технических наук А. И. Ширванлы, с 1940 по 1985 г., то есть за 45 лет, мы стали есть соли в 2,4 раза больше, если судить только по покупкам соли через магазины и потребление ее через общественное питание. Но истинное потребление соли увеличилось еще больше, ибо за то же время в нашей стране стали производить колбасы в 7,9 раза, сыра и брынзы в 3,2 раза, мясных консервов почти в сто раз больше, рыбных консервов в 34 раза, овощных консервов в 17 раз. А ведь все они гораздо более насыщены солью, нежели исходные продукты. Например, колбаса в 25 раз солоней, чем мясо, сыр - в 20 раз больше, чем творог, а консервированный зеленый горошек содержит соли в 250 раз больше, чем свежий!

Кроме того, очень много соли скармливают домашним животным, а через молочные продукты и их мясо она попадает на наш стол. Более солеными стали за это же время хлеб, макароны, пищевые концентраты.

И еще один фактор: соль употребляют для борьбы с гололедом, в некоторых городах на квадратный метр асфальта высыпают за зиму до 2 килограммов соли, которая весной просачивается в водоемы, и бывает, что после оттепели содержание соли в нашей питьевой воде в 10 раз выше, чем обычно. О, цивилизация!.. Таким образом, суммарно считаем, за последние 45 лет потребление соли увеличилось до 4 раз.

Каковы же результаты? Всемирное распространение гипертонической болезни и атеросклероза, инфаркта миокарда и мозгового инсульта, заболеваний почек и остеохондроза: какая восхитительная икэбана!

Умеренное потребление поваренной соли, безусловно, физиологически необходимо - и для поддержания постоянного осмотического давления и плазме крови и в тканевых жидкостях, и для работы нервных клеток, и для сохранения кислотно-щелочного баланса. Но избыточное? Любопытно, что японцы, которые держат по потреблению соли мировое первенство - около 40 граммов в сутки, удерживают и мировое первенство по числу гипертоников. Солевой и водный обмен неразделимы. А один грамм поваренной соли способен связать в организме до полутора литров воды, и значит? И значит - отеки ног и избыточная полнота, разбухшие от избытка воды клетки всего организма.

Бедное сердце! Ему приходится работать с перегрузкой, чтобы перекачивать кровь, находящуюся под таким постоянным давлением. Несчастные почки, вынужденные очищать организм от избытка ионов натрия. Несчастные капилляры - их стенки содержат неумеренно большое количество натрия, несчастная нервная система - ее чувствительность возрастает до болезненных пределов...

Вот так: живые продукты задвинуты, мертвые наступают несокрушимой победоносной лавиной! И мы хотим быть здоровыми в такой-то ситуации ослепления и безумия?..

Где же выход, хотя бы применительно к соли, едва ли не с наркотической властью завладевшей нашими пристрастиями! В переходе на умеренное ее потребление и желательно в ее натуральном виде: натуральная соль заготовлена природой в свекле, в моркови, в картофеле, в репе, в морской растительности.

Любопытно, что, привыкнув к малосолевой диете,- от 2 до 5 граммов соли в сутки,- человек со временем с удовольствием начинает поедать малосоленую пищу, которая является лечебно-оздоровительной для заболеваний сердца и сосудов. Но, собственно говоря, почему нужно ждать, пока у нас случится инфаркт миокарда или наступит атеросклероз мозговых сосудов, почему бы, заблаговременно перейдя от мертвечины к живому питанию, не предупредить подобные "радости жизни"?

Потребляя изобильные количества соли (для вкуса!), мы по инерции несемся в том, увы, расширяющемся и набирающем силу потоке, который создается общественным мнением, общей привычкой, в свою очередь, порождаемой дикостью нашей "цивилизации". Вот еще информация для размышления на ту же тему: по данным доктора химических наук К. А. Макарова, в большинстве развитых стран потребляемое количество жира превышает рациональный уровень на 35-40%. Что же в результате? Перегруженные жиром клетки начинают отдавать излишки жира в виде жирных кислот, увеличивая их концентрацию в крови. Избыток жирных кислот в крови тормозит высвобождение энергии из глюкозы, способствуя ее превращению в новые избыточные количества жира.

Казалось бы, потребление обезжиренных продуктов есть великое благо для человека, ибо с точки зрения химии необходимое для здорового организма количество жира составляет примерно 1-1,5 грамма на килограмм веса человека и, следовательно, суточная потребность в жире у человека с массой тела 70 килограммов приблизительно 70-105 граммов в день (а с увеличением возраста потребление жиров и вообще должно снижаться). Тем не менее ведомствам выгоднее и бесхлопотнее продавать нам колбасы, состоящие почти из 100% жира, молоко с безмерно поднятым уровнем жирности, свинину, состоящую чуть ли не на 3/4 из свиного сала. О, цивилизация!

Тема изобильного, точнее избыточного потребления жиров есть всего лишь подтема избыточного питания вообще. Уже несколько раз по ходу изложения я упоминал о том, что люди, которые едят живую пищу, могут обходиться весьма малыми количествами ее, непривычным и даже неприличным для тех, кто по общепринятой установке считает сытостью тяжесть своего переполненного чрева, кто свято следует уложениям науки о калорийности.

Сейчас пойдут, очевидно, самые эмоциональные страницы этой книги.

Прошу внимательно вслушаться в нижеследующее заявление, крайне жестокое и негативное: еще не было в истории человечества ни одной теории, которая принесла бы ему больше бед, мучений и смертей, чем так называемая теория калорийности пищи. Эта теория тем более страшна, что в виде аксиомы разошлась повсеместно, что из нее неукоснительно исходят, что она властно определяет для населения не только рацион, но и поведение, но и образ жизни практически во всех так называемых цивилизованных странах. На потребу ей работают могущественнейшие производительные силы практически всей мировой промышленности, создающей неимоверное количество техники для сельского хозяйства в его нынешней структуре и, поклоняясь ей, трудится все нынешнее сельское хозяйство. Теория калорийности оборачивается тем, что миллионы и десятки миллионов людей "благодаря" этой теории не доживают многие десятки лет из отпущенных генетикой. Суммарные потери от теории калорийности человечество несет несравнимо большие, чем от мировых войн. Я не говорю о том, что и этот укороченный из-за систематического переедания (как же наука рекомендует!) огрызок человеческой жизни люди проживают в болезнях и страданиях.

Откуда же она взялась? Что это такое вообще? Пошла она от очень основательных и совершенно механистических по своему мышлению (а проще говоря, тупых) ученых, которые приняли за норму человеческого питания рацион бюргера и рацион прусского солдата в контрольных условиях, когда экспериментаторы позволяли им есть "от пуза", вволю. Этот их суточный рацион затем сжигали в калориметрических печах и аккуратно подсчитывали, сколько в нем содержится калорий: столько-то в сосисках, столько-то в сале, столько-то в мясе, в различных изделиях из него, столько-то в картофеле, столько-то в сдобных булочках. Все, что было сожжено, было подсчитано и представлено как результат безупречно доказанной и ясной по своим выводам научной работы. Три-четыре тысячи килокалорий съедал бюргер для того, чтобы жить в полное свое потребительское удовольствие, и результаты этих измерений получили всеобщее международное признание в силу своей очевидности и доходчивости. Но ведь здесь содержится колоссальный внутренний дефект! Столь сложно организованная живая система, как человек, которая не на один, не на три-четыре, а на десять порядков сложнее, чем железная калориметрическая печь, конечно, исходит в своих калориметрических затратах из совершенно других закономерностей. В печке, например, тысячу килокалорий выделит кусок мяса определенного веса, если его сжечь, и тысячу же килокалорий выделит крупа определенного веса, если ее сжечь. Но вот ведь в чем закавыка: это в железной печке с поддувом все горит по одним и тем же законам, но в организме биохимическое расщепление различных продуктов осуществляется с затратой и выделением различного количества энергии! И получается, к примеру, что на переработку и переваривание мяса уходит подавляющая часть полученной от этого мяса энергии. Напротив, при расщеплении злаковой каши она выделяет многократно больше калорий, чем необходимо для ее переваривания.

Следовательно, механическое равнение на калории для живого организма оказывается непригодным, ибо оно не учитывает специфических именно для нас свойств того продукта, который мы потребляем. Прошу каждого из своих дорогих читателей вспомнить о том, какая сонливость нападала на него, как слипались его глаза и как ему хотелось "придавить" часок-другой на диване после обильной, многообразной, сытной, праздничной трапезы. И в самом деле, организм не имеет сверхресурсов для того, чтобы одновременно тратить энергию на активное бодрствование, на физический и Умственный труд и на переваривание тех неимоверно энергозатратных блюд, которыми от души потчевали нас гостеприимные хозяева. Ну ладно, праздники бывают редко, можно как-то и перебиться в этих экстремальных обстоятельствах раз в квартал или в полгода. Ну а если эти чрезвычайные обстоятельства, то есть обжорство, или, скажем мягче, переедание, длятся годами, являются системой, образом жизни? Тогда спрашивается, куда же в масштабах отпущенного нам срока уходит значительная часть внутренней энергии организма, на что она направлена?

Надо полагать, богатый купчик прошлого века с глубоким недоумением смотрел бы на нынешние телевизионные конкурсы красоты: высокие, длинноногие, с тонкой талией девушки никак не отвечали его представлениям о красоте. Красивой для него была кустодиевская Венера - пышнотелая, вальяжная. Полнота, безусловно, связывалась в эстетических предпочтениях прошлого с представлением о достатке и непричастности к унижающему человека физическому труду. Вспомним, как Захар, слуга Обломова, более всего ценил в господах дородность, видя в ней чисто барский атрибут, то есть принадлежность к высшему слою общества." А вспомним, как сердился Илья Ильич Обломов, когда Захар осмелился сравнить его с кем-то "другим". "Я - другой,- возмущался Обломов. - Да разве я мечусь, разве работаю? Мало ем, что ли? Худощав или жалок на вид?" Обратим внимание: худощав или жалок на вид - в данном случае синонимы.

В нашем обиходе две серьезные проблемы: первая - где достать дефицитные, особо калорийные продукты? Вторая - как похудеть, то есть как избавиться от излишнего веса, обретенного благодаря потреблению этих продуктов?

И снова о многострадальных крысах. Существует ли диета, снижающая вероятность заболевания раком? Существует, утверждает филадельфийский исследователь Д. Кричевский. И выражает ее суть двумя словами: ешьте меньше. В доказательство автор приводит результаты своих наблюдений. В одном из его экспериментов две дюжины крыс кормили обильно, без ограничений, "навалом" в течение месяца, после чего зверькам ввели некоторый канцероген. Рак развился у четырнадцати животных. Контрольную группу ограничивали в еде на 40%. После введения того же вещества болезнь не была обнаружена ни у одного животного.

Разумеется, можно сладко и уютно соловеть после каждой обильной трапезы и "просоловеть", подобно Илье Ильичу Обломову, таким образом значительную часть своей жизни, но ведь можно организовать ее - и еду, и жизнь - на совершенно иных принципах. Каким образом? А таким, что исходить не из количества калорий, а из качества пищи. Официальной нормой для узников фашистских концлагерей была приблизительно тысяча килокалорий. Она была рассчитана на то, чтобы заключенный прожил два-три месяца и после этого от истощения умер. То есть тысяча килокалорий - это рацион, направленный на смерть от голода и быстрое истаивание человеческого организма. Но вот парадокс: я питался и по возможности питаюсь исходя из той же приблизительно нормы в тысячу килокалорий в сутки на протяжении уже долгого ряда лет, при этом совершаю каждое утро пробежки до 10 километров, а по субботам и воскресеньям значительно более длинные, особенно если речь идет о лыжах. Активно осуществляю все человеческие функции и позволяю себе такое многолетнее надругательство над организмом, как жизнь без отпусков. И ничего, живу нормально, даже здорово.

Вспомним, что группа сверхмарафонцев под руководством той же Г. С. Шаталовой проделала почти пятисоткилометровый пробег при ежедневном рационе в 1000-1100 килокалорий, в то время как контрольная группа профессиональных, скажем так, марафонцев, бежала на рационе 4,5-5 тысяч килокалорий в сутки. Что любопытно, матерые марафонцы вынуждены были каждые 15 километров принимать подкормку и, пробегая ежедневный этап, валились как подкошенные. К концу сверхмарафона они потеряли в весе по пять-шесть килограммов, что вполне естественно, ибо их организм должен был тратить огромные усилия не только на перемещение в пространстве, но и на химическое расщепление неимоверных масс пищи, которую сплошь да рядом, как свидетельствуют очевидцы этого пробега, так до конца переварить и не могли. Марафонцы же Шаталовой бежали без всякой подкормки, а закончив дневной пробег, с удовольствием направлялись на веселые танцульки и к концу маршрута прибавили по одному-два килограмма.

Кстати, А. Чупрун пишет, что ученые, взявшиеся за исследование пищи папуасов, были поражены: она не обеспечивает даже белкового равновесия, не говоря уже об избытке белка, то есть папуас потребляет с пищей 20-30 граммов белка, расходуя в полтора раза больше! Чупрун полагает, что необходимый белок папуасы получают благодаря бактериям, живущим в их кишечнике, которые способны фиксировать азот воздуха, растворенный в пищеварительных соках, и вырабатывать из него белок. Эта "фабрика" начинает работать благодаря естественному, живому питанию папуасов, в котором содержатся прекрасные пропорции аминокислот. Опять не по науке!

Вся суть в том, что тысяча килокалорий узника, - это была мертвая еда, необходимо же стремиться к живой пище, к так называемому живью (разумеется, это жаргонное словечко), порождению Солнышка. Вот от этой печки, а отнюдь не от прусского калориметра прошлого века и нужно плясать!

Конкретизируя представления о живой пище, я не буду сейчас говорить о мясе. Эскимосы и чукчи правильно поймут меня, ибо я уже высказался о широкой шкале родовых отличий в питании. Правильно поймут меня охотники, питающиеся лесной дичью, верно поймут умолчание о вечно перемороженном мясе и те жители Закавказья, которые имеют возможность потреблять в пищу баранину, взращенную на чистых альпийских лугах высокогорий. Все остальные читатели, для генетики которых есть мясо не обязательная ежедневная потребность, но является относительной традицией (наши предки еще до революции считали мясо едой редкой, праздничной), пускай пораздумают о свойствах прежде всего пищи растительной.

Напомню о встретившемся в начале этой книги первом из незыблемых постулатов вечного здоровья, завещанных нам некогда посетившими Землю инопланетянами и расшифрованных А. Масленниковым: "Наше внешнее должно стать нашим внутренним". То есть то, что произрастает вокруг нас, что составляет среду нашего обитания, должно войти в состав, структуру нашего организма, должно, пересоздавшись, стать им.

По обследованиям советских геронтологов, из сорока тысяч человек, перешагнувших за семидесятилетний рубеж, 84% были вегетарианцами. Исходя из того, что, по ориентировочным подсчетам, в среднем по стране на одного вегетарианца приходится тысяча человек, потребляющих мясную пищу, можно сделать вывод, что у вегетарианцев в 80 раз больше шансов стать долгожителями, чем у мясоедов. Если верить Гиппократу, который утверждал, что пища должна служить людям в качестве лекарства,- а он совершенно прав, то необходимо увеличить в нашем рационе долю растительной пищи, и прежде всего сырой, ибо она содержит необходимые нашему организму витамины, минеральные вещества, включая микроэлементы, органические кислоты, ненасыщенные жирные кислоты, открытые недавно "новые витамины" простогландины и многие другие. Биологически активные вещества в растениях обуславливают их оригинальный вкус и аромат, целебное значение которых пока еще недостаточно раскрыто. Что касается клетчатки, то она - не пустой балласт, а, наоборот, ценнейший элемент питания. Благодаря большей сочности растительная пища утоляет жажду, препятствует ожирению, нормализует кислотно-щелочное равновесие.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru