MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Андреев Ю. А. - Три кита здоровья

11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Предлагаю в виде "информации для размышления" подлинный, документально зафиксированный случай из этого ряда. Испытавший симптомы катастрофического отравления во время следования в поезде No 184 Мариуполь - Ленинград, популяризатор и борец за естественный образ жизни, радиоинженер Юрий Георгиевич Золотарев, вконец обессиленный шоковыми болями, тем не менее отказался от настоятельного предложения врача высадиться на ближайшей станции и немедленно госпитализироваться. Вместо этого больной попросил у проводников раздобыть ему два ведра с холодной водой и подежурить у перехода между вагонами No 8 и 9. Раздевшись до плавок, морозной темной ночью он на ходу поезда вошел в тамбур и там в грохочущей темноте облил себя с головой этими ведрами холодной воды, после чего вернулся в вагон уже твердой походкой человека, который практически освободился от гнетущих его до этого неимоверных болей. К утру Ю. Г. Золотарев был уже почти здоров, но на ногах и на руках у себя он заметил небольшие пятна, похожие на ожоги крапивы: так своеобразно покидала его болезнь. Для того чтобы расстаться с ней окончательно, на следующую ночь Юрий Георгиевич попросил проводников на стоянке позволить ему облиться, уже стоя на земле, что и было выполнено. Утром после второй ночи он вполне здоровым человеком спустился со ступенек поезда на перрон Витебского вокзала в Ленинграде. Нечего и говорить, что сразу же по приезде домой он разделся и облил себя в ванной еще двумя ведрами холодной воды. Вся эта эпопея описана в поездной книге отзывов с благодарностью бригаде поезда No 184 от 26 апреля 1988 г., бригадир поезда Собская М. И., проводники Лашукова М. И. и Уваров В. М. Остается добавить, что температура воздуха в те дни была около нуля градусов, сыпал снежок.

Такой вот реальный случай ликвидации последствий отравления, причем один из многих. Но в чем же его разгадка? Что за механизм определяет столь эффективное воздействие холодной воды на болезнь?

Здесь я должен изложить то кредо общей теории заболеваний, из которого мы с единомышленниками исходим. Мы полагаем, что болезнь возникает там и тогда, где и когда организму недостает сил с ней справиться. Короче говоря, болезнь торжествует при недостатке энергетики. Позволю привести себе метафорический образ для пояснения этой мысли: какое чудесное зрелище представляет собою Финский залив, когда он наполнен водою! Вдоль бесконечных песчаных пляжей, спускаясь чуть ли не к самой воде, растут величественные сосны, а вода то отражает в своей ласковой глади медленно плывущие белые облака, то волнуется, посылая на берега одну сердитую рать за другой, как самое настоящее море. Такова и энергетическая модель здорового организма. Вот она же, но применительно к больному: подул отгонный ветер, и величественный, наполненный морскою водой залив превратился в плоскую грязную лужу, отступившую далеко-далеко от берега. И оказалось, что все это обнажившееся дно изборождено какими-то неопрятными извилинами, покрыто хаотично перепутавшейся гниющей морской травою, усеяно огромными валунами, чернеющими на фоне косых песчаных дюн. Обсыхающие валуны - это, образно говоря, наши органы, лишенные животворной энергии, той, в которую они были до заболевания полностью погружены. Кто их видел, кто их чувствовал, кто вообще о них знал до того несчастного случая, который обрушился на них в виде стихийного бедствия? Кто знает, кто думает о своих внутренних органах, пока они здоровы? И спрашивается: как вновь вернуться к первоначальной, эстетически прекрасной картине?

Что сделать, чтобы эти обнажившиеся валуны не сохли, растрескиваясь под порывами переменчивого ветра, чтобы не загаживали их безразличные к ним чайки? Как сокрыть их вновь под водой? А очень просто: нужно опять наполнить бассейн Финского залива (страдающего организма) достаточным количеством воды (энергией всех видов). Каким же образом наполнить, как повернуть ветер в благоприятную сторону?

Для этого существует множество способов, сознательно применяемых нами. О некоторых из них уже было поведано в этой книге, о других - речь впереди. Каждое из этих средств прекрасно и эффективно, и вся их совокупность великолепна. Но что делать в случаях внезапных порывов, в случае неожиданных поворотов, столь характерных для розы ветров нашего беспокойного существования? Откуда срочно и сверхсрочно в случаях крайней необходимости получить то необходимое, даже изобильное количество воды, метафорически выражаясь, которое щедро покроет и упрячет на дно морское наши бедные, страдающие, обнажившиеся валуны? Что может сразу помочь организму, неожиданно обесточенному, лишившемуся необходимой энергии в борьбе с беспощадной болезнью, вдруг накинувшейся на него?

Кто и что может помочь организму, спрашивается? Да сам организм! Точнее говоря, те дремлющие в нем до поры до времени на молекулярном уровне резервы громадных потаенных сил, ключ к вызволению которых в резком холодовом ударе. Для объяснения этого феномена я воспользуюсь разработкой того самого Ю. Г. Золотарева, который волею судьбы выступил не только в качестве теоретика, но и в качестве непосредственного практического исполнителя теоретических установок.

Итак, откуда можно взять в аварийных случаях избыточное количество энергии, необходимой для экстренной помощи организму? Шире глядя: откуда она берется в тех случаях, когда мы хотим, находясь и в самых благополучных обстоятельствах, ощутить мгновенный целительный выброс тепла? Именно мгновенный, без каких-либо дополнительных усилий со стороны центральной нервной системы!

Стоп! Здесь у меня следует обращение к наборщику этой книги: нижеследующий текст я прошу набрать курсивом, чтобы уж точно было понятно тем, кто увидит неудобный для чтения шрифт, что здесь следует поберечь мозги от излишних усилий.

Итак, суть дела в том, что природная вода состоит из молекул паровод и из молекул ортовод. У молекул паровод протоны водорода вращаются в одну сторону, а у молекул ортовод они вращаются в разные стороны. В обычном состоянии в воде содержится примерно одна четверть молекул паровод и три четверти молекул ортовод. Это состояние, скажем так, стартовое, естественное, природное, а для организма человека - комфортное для протекания жизненных процессов. При любом заболевании в первую очередь "расходуются" молекулы паровод. Американские ученые разработали даже теорию "Пароводная оценка состояния здоровья человека". Следует заметить, что под влиянием магнитных импульсов на воду один из протонов водорода в молекулах ортовод мгновенно изменяет свое состояние, и они превращаются в молекулы паровод, при этом мгновенно же выделяется значительное количества тепла как следствие перехода протонов водорода на иной, новый уровень.

Зная работу получивших холодовой удар рефлекторных дуг, начиная с подкожных рецепторов во всех внутренних органах, мы достаточно ясно понимаем, откуда же возникает это внутреннее тепло около зон раздражения при обливании холодной водой. Интересно, чем вода холоднее, тем больше выделится тепла! Знание трансформации молекул воды при воздействии на них магнитных импульсов в качестве следствия электрических импульсов, возникающих в рефлекторных дугах (как снаружи, так и внутри жизненно важных органов человека), позволяет понять причины возникновения большого количества внутреннего тепла, либо же, пользуясь нашей аналогией, натекания и возвращения достаточного количества воды в Финский залив, позволяющего с головой укрыть обнаружившиеся на дне валуны.

Кажется, именно здесь будет уместен рассказ о целебных принципах японской "антисауны". Вместо печки - морозильник, вместо сухого горячего пара плюс сто двадцать - воздух температурой минус 120° С. Антарктида в сравнении с этой леденящей, практически космической стужей кажется едва ли не ялтинским побережьем в июле! И тем не менее от желающих поморозиться в "антисауне" нет отбоя. Процедура занимает совсем немного времени. Нагие люди проводят несколько секунд в "предбаннике", где температура равна минус 26° С, а затем переходят не более чем на три минуты в "парилку" с температурой минус сто двадцать, после чего снова в предбанник с температурой минус 26° С. Спортзал, серия гимнастических упражнений и - благостное исчезновение ревматических болей в суставах. Три месяца регулярных посещений подобных "бань" позволяет изгнать ревматизм без остатка. Что же происходит? Все дело в том, что наше тело покрыто тонким слоем относительно теплого воздуха, который может сдуть даже слабый ветерок. Однако в совершенно неподвижной атмосфере холодильника именно эта ничтожная прослойка на несколько секунд гарантирует нашу безопасность. Безопасность, но не тепло. Чудовищно низкая температура за короткое время как бы парализует наши нервные окончания, и, самое главное, холод порождает и мобилизует те резервные возможности организма на молекулярном уровне, о которых только что шла речь. Собственно говоря, кратковременные воздушные холодовые воздействия в "антисауне" эквивалентны тем оздоровительным нагрузкам, которые человек получает при обливании или купаясь в проруби.

Дело в том, что у воды теплопроводность почти в тридцать раз больше, чем у воздуха, и по субъективным ощущениям воздух при температуре минус сто двадцать не намного холоднее, чем ледяная вода. Чем объяснить, что холодовой удар воды безопасен для любого непосвященного в течение минуты, а воздействие морозного неподвижного воздуха безопасно для нас в течение большего срока? Объяснение в том, что эта разница зависит от нашей системы терморегуляции, которая имеет некоторую инерцию, то есть срабатывает не мгновенно, а спустя определенное время после поступления в "центральный" штаб, в центральную нервную систему, сигналов от внешних рецепторов. И именно эту паузу организм использует для получения выброса "бесплатной" протонной энергии.

Теперь прошу особого внимания! Импульсное тепло, подскакивающее до температуры 42,2° С, возникает благодаря действию электрических импульсов рефлекторных дуг, что самое важное, больных клеток. Именно подобная высокая температура, превышающая 40° С, губительна для подавляющего большинства вирусов, правящих бал в охваченных ими органах или системах организма. Таков один из сокровеннейших секретов не просто оздоровления, но и в ряде случаев и сохранения самой жизни посредством регулярных закаливающих процедур.

Думаю, после вышеизложенного физического обоснования уже не будет казаться чудовищным использование такого способа излечения от простуды, воспаления легких или какого-либо другого заболевания, связанного с ослаблением организма, как регулярное обливание двумя ведрами холодной воды с промежутками в два-три часа. Не покажется фантастикой разгром и полная капитуляция даже тяжкого заболевания за сутки-полтора - ведь в помощь обессиленным органам в порядке быстрого реагирования были доставлены резервы едва ли не космического могущества. Что при этом методе регулярных обливаний (или регулярного краткосрочного приема ванн с очень холодной водой) является абсолютно точным индикатором выздоровления и сигналом для прекращения подобной частоты процедуры? Нормализация пульса, возвращение его к тому количеству ударов, которое было характерно для него в период здоровья. Подчеркиваю: не быстрое падение температуры, а возвращение пульса к норме.

Подумать только, какие огромные убытки несем мы от заболеваний разными простудно-воспалительными болезнями, так называемыми ОРЗ! Приходилось читать, что экономический ущерб от одной лишь эпидемии гриппа в нашей стране исчисляется цифрой в шесть миллиардов рублей в ценах 80-х гг., во сколько тысяч раз это больше в категориях нынешних? Я уж не говорю о ежегодной гибели тысяч людей от гриппа. Но неужели мы настолько консервативны, что неспособны преодолеть барьер своего трусливого страха перед благотворным воздействием целебного холода, оборачивающегося для нас возжиганием чуть ли не внутреннего источника термоядерной целебной энергии? Для того чтобы каждый в аварийной ситуации мог повторить поведение Ю. Г. Золотарева в поезде No 184, нужно всего-то немного: спокойный, даже с оттенком любопытства психологический настрой.

Не мое дело сейчас анализировать методики лечения таких знаменитых врачей, как Кнейпп или Залманов: кто загорится этими благодатнейшими системами оздоровления, тот либо найдет соответствующие источники, либо поднимет общественность на широкое переиздание чудесных, практически полезных книг этих авторов. Я веду сейчас разговор лишь о необходимости для каждого из нас принять для себя закаливание в качестве обязательного звена в общей стратегии борьбы за здоровье. Закаливание, границы которого могут расширяться сколь угодно далеко для индивидуального человека, вплоть до состояний, которые непосвященным могут казаться просто явлением чуда, есть один из надежнейших способов сохранить и упрочить свой отпущенный Природой потенциал человека.

Начинать надо именно с холодовых процедур, как наиболее близко соответствующих тем внутренним механизмам, которые сложились в процессе длительной эволюции. Будет ли это хождение босиком, будут ли это регулярные воздушные ванны, будет ли это обливание из ведра (что несравненно эффективнее, чем обливание из душа), будет это моржевание либо это будет совмещение всех видов холодового закаливания - суть одна: значительное увеличение наших энергетических возможностей и противостоянии той цивилизации, разрушающей здоровье Природы и человека, в которую мы оказались погружены.

Если мы реальные политики и думаем о нашем будущем, о наших детях, то особое внимание должны уделить их закаливанию. Примеры тому имеются. Например, Антон Дубинин, пятый малыш в семействе Татьяны и Михаила Дубининых, еще не родившись, купался с мамой в проруби. А решили завести его родители именно потому, что их предшествующие дети, пройдя вместе с ними замечательную закалку, показывают совершенно неординарные результаты. Денис, который тоже вместе с мамой все дни, предшествующие своему рождению, бегал на озеро и купался вместе с ней в любую погоду, стал развиваться после рождения не по дням, а по часам. В три месяца он уже становился на ножки, в пять месяцев у него появились первые зубки, а в семь он начал ходить...

Суммируя этот раздел своих рассуждений, скажу, что подобные примеры порождают мысль о возможности положительных изменений в человеке даже на молекулярно-генетическом уровне, о пробуждении в организме тех, казалось бы, безнадежно упрятанных непосредственно в генах резервов, которые возбуждаются к активной деятельности под воздействием благотворных импульсов, идущих извне.

С особым удовольствием я перехожу к перспективному разговору о закаливании организма посредством повышенных температур. Нормальная наша температура +36,6° С - есть результат оптимального сочетания огромного количества внутренних процессов, объединенных химическими и физическими свойствами воды - главной составляющей нашего организма. При более высокой температуре отдельные процессы в организме протекают значительно активнее, чем при 36,6° С, но они требуют и непропорционально большей затраты энергии. Так, например, температура, взлетевшая до 41° С, сжирает примерно наш двухдневный энергетический рацион. И вместе с тем - обращаю на это особое внимание! -наружное разогревание организма, не требуя от него никаких собственных Дополнительных затрат, однако, приносит такую же активизацию в протекании жизненных процессов, как при внутреннем разогревании. Акцентировав на этом тезисе ваш взгляд, читатель, я начну разговор о тех преимуществах, которые дает нам регулярное интенсивное прогревание организма. Мне хочется начать "с козыря": согласно открытию советских ученых, температура 43,5° С убивает раковые клетки. Мы помним, что мгновенное воздействие температуры в больных клетках после холодовых воздействий достигает 42,2° С - и это очень много. Каким же образом преодолеть этот ничтожный барьер в 1,3° С, как ворваться в этот узенький коридорчик, где затаился с оружием наизготовку наш смертельный враг, и безоговорочно уничтожить его? Дело в том, что повышение температуры, пребывание организма у предела 44° С, приводит его к крайне опасным изменениям белковых структур. Следовательно, как же решить эту диалектически противоречивую задачу, образно говоря: и невинность соблюсти, и ребенка родить, и свои собственные белковые клетки не повредить, и ликвидировать клетки проникшего внутрь организма коварного врага? (Особый вопрос, не в моей, разумеется, компетенции,- это специальная методика по разогреву пораженных онкологическими заболеваниями областей. Управляемая гипертермия с целью воздействия на онкологические заболевания - это серьезная отрасль серьезной науки.)

Не буду, разумеется, утверждать, что посредством интенсивного термического воздействия, которому мы подвергаемся в парной бане, можно якобы перехитрить, превзойти охранительные силы нашего организма, стоящие на страже сохранности белков, и выйти на уровень температуры, превышающей губительный для них порог. Нет, чем выше наружная температура, тем интенсивнее охлаждающее потоотделение организма, автоматически предохраняющее внутренние органы от губительного для для них перегрева. Но! Дело в том, что уже на пороге и 41-42° С, до которых защитные силы организма правомерны допустить повышение температуры, что уже и в этих условиях онкоклетки начинают чувствовать себя дискомфортно, в них происходят необратимые для них изменения. С этими изменениями уже способен совладать либо сам организм, если, разумеется, помочь его хозяину в плане психическом, либо с ними гораздо проще и легче расправятся соответствующие лекарственные воздействия. Гипертермия, к которой мы с удовольствием прибегаем в парилке, губительна также и для всех других возлюбивших нас вирусов.

Диверсионный прорыв того или иного вируса сквозь многослойную иммунную защиту организма есть свидетельство того, что эта система была существенно пробита и пообветшала. И главное причиной подобного ее плачевного состояния является ее детренированность. Что происходит с мышцами наших ног, если мы практически прекращаем двигаться и все наши перемещения осуществляем с помощью разных видов транспорта и лифта? Мышцы ног в этих условиях закономерно атрофируются. Что происходит с системой иммунной защиты в той ситуации, когда организму самому не дают выработать достаточного количества лимфоцитов и макрофагов, но наталкивают в кровь искусственные образования, которые и должны принять на свои плечи ответственность за борьбу с враждебными вмешательствами? Естественные иммунные силы, никнут, угасают. И начинает вращаться-вертеться порочное чертово колесо: чем больше мы болеем, тем обильней наталкивают в нас разного рода якобы защитных средств, и в конце концов мы доходим до полного, нулевого отсутствия иммунитета, что с торжеством и доказало царственное шествие СПИДа.

Проблема укрепления иммунологии, в частности целесообразности той или иной вакцинации, даже не злоупотребления лекарствами, но просто их употребления, настолько сложна и самостоятельна, что я касаться ее не стану. Чуть-чуть отвлекаясь, по видимости, в сторону, но в действительности оставаясь на главном направлении своих рассуждений о необходимости естественной тренировки всех систем для выработки эффективнейшего, совершенно непробиваемого иммунитета, способного предохранить нас едва ли не от всех грозных заболеваний, практически не предпринимается ничего - я имею в виду пчелотерапию? Существуют отработанные методики, наличествует великолепная практика, результаты которой способны вызвать восхищение, а кто хотя бы слышал о том, что подобное лечение где-либо применяется?.. Миллиарды рублей и десятки миллионов долларов утекают на производство химических лекарств, тех "костылей", которые делают нас зависимыми от них и беспомощными при их отсутствии, но нигде и никем не предусмотрено развитие "пчелоукалывания" - эффективнейшего средства нашей внутренней защиты, способа создания таких возможностей в нашем организме, которые позволяют ему расправляться с самыми грозными заболеваниями при полной автономизации от аптек и каких-либо других лечебных заведений. Укрепление защитных сил организма в борьбе с постепенно увеличивающимися дозами пчелиного яда есть один из самых благотворных путей закаливания нашего организма, его естественного оздоровления.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru