MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Панков О. П. - Очки-убийцы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Возникает вопрос, для чего необходимо такое представительство, при котором человеческий организм спроецирован наружу пятикратно — через кожный, оптический, слуховой, обонятельный и вкусовой анализаторы, т.е. через все чувствительные системы. Попытаемся ответить на этот непростой вопрос.

Если обратиться к хронологии, то первыми в VII веке н.э. были открыты проекционные зоны в области ушной раковины. Сделал это Сун Сы-Мяо. Затем в Х1Х-начале XX века М.Нечаев (1835), Г.А.Захарьин (1885), J.Peczeli (1880), H.Head (1898), H.Bonnier (1912) описали проекционные зоны в области языка, глаза, кожи и носа. Таким образом, на протяжении последних 13 столетий в разное время и в разных странах — Китае, России, Венгрии, Англии и Франции — независимо друг от друга ученые пришли принципиально к одной и той же мысли о том, что внутренняя среда организма с его многочисленными органами отражается в поверхностных рецепторах не диффузно, а строго локально, т.е. имеет определенное соматотопическое деление. Причем строго локальное деление отмечается не в одном, а во всех анализаторах, представляя собой цельную слаженно действующую систему — систему отраженной афферентации (Е.С.Вельховер, 1963, 1979).

Особенно сложны и многообразны экстерорецепто-ры лицевого отдела, состоящие из 5 сенситивных отделов: зрительного, слухового, обонятельного, вкусового и кожно-тактильного. Они функционируют по принципу прямой и обратной афферентации. Однако по доминирующим в настоящее время взглядам периферические рецепторы органов чувств рассматриваются как полуактивные приборы — приемники, действующие только в одном направлении — внутрь. Такие несовершенные взгляды свидетельствуют о «стратегической прорехе» в современной науке, поскольку ее теоретические представления никак не согласуются с данными физиологии.

Любой живой организм непрерывно общается с окружающим миром через так называемые окна тела— глаза, уши, нос, рот. Небезынтересно отметить, что ряд ученых описали в составе чисто чувствительных черепных нервов также и нервные волокна, «идущие вспять». Однако функциональная значимость их пока не ясна.

Отрицательное отношение ученых к феномену проецирования в известной степени обусловлено изолированным подходом к изучению данного вопроса. На деле получается так, что одни исследователи проявляют интерес к проекционным зонам в области глаз, другие — к зонам в области ушной раковины, третьи — к зонам в области языка и т.д. Такой узкий подход крайне затрудняет изучение существа физиологического явления в целом, тем более такого сложного явления, каким представляется система экстерорецептивных проекций.

Пока что проекционные связи установлены и официально признаны для кожи туловища и ушной раковины. Нейрофизиологическая мысль как бы застряла на «нижнем спинальном этаже». Она доказала наличие простых проекций на туловище, но не разглядела их выше — в чувствительных аппаратах лицевого отдела.

Накоплены данные по аналитико-синтетической функции центральной нервной системы. Механизмы локальности выявлены на всех уровнях системы: в спинном мозге, в стволовой части, гипоталамусе, лим-бической системе, зрительных буграх, эпифизе, подкорковых ядрах, коре головного мозга. Одновременно с функцией разделения все отделы нервной системы осуществляют функцию объединения. Эта единая аналитико-синтетическая деятельность, представленная на спинальном уровне простейшими автоматизированными механизмами, все более усложняется в ростральном направлении, достигая наивысшего совершенства интеграции и локализации в коре головного мозга.

Указанная аналитико-синтетическая деятельность свойственна не только центральной нервной системе, но и ее периферическим отделам, а в примитивном виде даже отдельным клеткам. Отсюда становятся понятными механизмы проецирования в наружные покровы тела — кожу и слизистые оболочки. Они имеют генетическое родство с органами чувств и нервной системой, представляя собой как бы гигантский «периферический мозг» с его сложной приемно-передаточной функцией.

Пять классических анализаторов различают у человека. Через них человеческий организм пятикратно спроецирован на определенных поверхностях, представляющих собой собрание экстерорецептивных звеньев неравнозначных между собой кольцевых рефлекторных аппаратов, в которых происходит восприятие как внешних, так и внутренних раздражителей.

Поскольку эти рефлекторные кольца (внешние кольца саморегуляции) могут быть использованы в диагностике, а часто и в лечении заболеваний, мы назвали их экстерорецептивными каналами информации. Выше упоминалось, что аналитико-синтетическая функция нервной системы совершенствуется в направлении от спинальных структур к кортикальным. Параллельно усложняется рецептивная, в том числе и отражательная деятельность чувствительных периферических анализаторов. В зависимости от функционального назначения этих анализаторов различную концентрацию и конфигурацию приобретают расположенные в них проекционные зоны.

Следует помнить, что наряду с нечетко контуриро-ванными проекционными связями в кожно-спинальный канал входят компактные проекционные связи, сосредоточенные в особых зонах — подошвенной и ладонной. В них спроецированы многие элементы человеческого организма, изучаемые современной дерматоглификой. Возможно, такое скопление экстерорецепторов с уровнем замыкания в утолщениях спинного мозга досталось человеку от его далеких четвероногих предков, контакты которых с внешним миром осуществлялись главным образом через ладонные и подошвенные поверхности. Со временем эти функционально активные поверхности приобрели значение концентрированных проекционных зон. По аналогии с кожно-спинальным каналом имеет свои компактные проекционные связи и свои особые зоны и кожно-краниальный канал. Сюда входят вкусовой, обонятельный, слуховой и зрительный информационные каналы.

В целом каналы информации составляют очень гибкую систему отраженной афферентации, посылающую сигналы «изнутри наружу».

Таким образом, в каждой рецептивной зоне лица — радужке глаза, ушной раковине, слизистой оболочке носа и на языке — проецируются через мозговые центры желудка соответствующие участки самого желудка. Один из древнейших внутренних органов, выходя на периферию, устанавливает многоканальные связи с раздражителями внешнего мира.

И, наконец, последнее многозвеньевое рефлекторное кольцо — стволовоталамокортикальное. Оно обеспечивает наиболее сложную и совершенную аналитико-синтетическую функцию сознательного контроля и коррекции всей соматической и, в известной мере, висцеральной деятельности.

Когда человек здоров и находится в адекватной окружающей обстановке, все звенья внутренней и внешней саморегуляции желудка работают нормально. Кора головного мозга «освобождена от ненужных забот», вся регуляция осуществляется безусловно-рефлекторными механизмами. При заболевании желудка, например при язвенной болезни, отмечаются своеобразные сдвиги в системе отраженной афферентации. Болевые импульсы из очага поражения распространяются по соответствующим волокнам регуляционной системы. Под воздействием этих импульсов на периферических концах внешних колец саморегуляции, т.е. в определенных проекционных зонах туловища и лица наступают сложные электрические, биохимические и трофические изменения.

Опыт показывает, что при патологии поверхностные рецепторы проявляют себя как активные элементы общего адаптационно-защитного механизма. Чаще всего в ответ на болезнь они реагируют не все сразу, а поочередно, включением и отключением отдельных элементов. Общий синдром адаптации, из которого Сенье вычленил гипофизарно-адреналиновый стресс, не ограничивается только эндокринными сдвигами. Активную роль в нем играют различные системы организма, и прежде всего нервная система с ее передовым звеном экстерорецептивной локации и перестройки.

В острой стадии заболевания желудка отмечается активация экстерорецепторов, которая обеспечивает биоэнергетическим «зарядом» стрессовые реакции и другие мобильные системы защиты. Практически это проявляется в гиперестезии зон Захарьина-Геда на коже туловища и лица, повышении чувствительности в проекционных зонах ушной раковины и слизистой оболочки носа, гиперестезии языка, возникновении участков посветления в радужке глаза.

В хронической стадии заболевания отмечается снижение мобильности, а в ряде случаев полное выключение функции определенных экстерорецепторов, оберегающее соответствующий им по проекции патологический очаг от поступающих извне импульсов. Практически это проявляется в понижении чувствительности в зонах Захарьина-Геда на коже туловища и лица, гипе-стезии в проекционных зонах ушной раковины и слизистой оболочки носа, снижении чувствительности и обложенности языка, появлении шлаков и пигментных пятен в проекционной зоне радужки глаза.

Указанные изменения свидетельствуют о многосторонней защитной функции автоматических систем организма, «очень экономно гасящих только те свечи, с помощью которых может усилиться пожар заболевания» (Е.С.Вельховер, 1972). Таким образом осуществляется локальная защита пораженного участка желудка от цетрифугальных импульсов, представляющих собой суммарный поток трансформированных световых, звуковых, вкусовых и других внешних раздражителей.

Вот почему я использую в своей практике и советую своим пациентам системный подход к восстановлению здоровья и многокомпонентное воздействие физических факторов, например свето- и магнитоте-рапии, не только на орган зрения, но и на другие участки тела (ушные раковины, слизистые оболочки полости рта и носа, кожу стоп и ладоней, некоторые акупунктурные точки).

Обнаруженная связь пораженного органа с проекционными зонами радужки обусловлена передачей импульсов в ретикулярную формацию ствола по симпатической цепочке и идущей без перекреста быстропрово-дящей системе задних столбов спинного мозга.

Известный французский хирург R.Leriche (1937) писал, что «болезнь — это драма в двух актах, из которых первый разыгрывается в наших тканях при потушенных огнях, в глубокой темноте, даже без намека на болевое ощущение. Лишь во втором акте возникает боль, зажигаются свечи, предвестники пожара, потушить который в одних случаях трудно, в других невозможно». На основании изложенного можно сказать, что первыми «в первом акте болезни» включаются в действие защитные механизмы автоматизированной саморегуляции. Это для их включения незамедлительно расходуются любые, в том числе и наиболее слабые афферентные импульсы. Необходимо только, преодолев некоторые старые традиции, научиться понимать и читать информацию, которая с примерным постоянством и точностью в самом начале заболевания поступает в проекционные зоны поверхностных рецепторов.

Важность подобной информации становится особенно ощутимой, если учесть, что большинство заболеваний внутренних органов, в том числе тяжелых и неизлечимых, на первых порах не вызывают ни малейшей боли. В этом плане первостепенное значение имеют простейшие кожно-спинальные механизмы, в частности состояние зон Захарьина-Геда. При «молчаливо текущих» онкологических заболеваниях направленность экстерорецептивных реакций организма в основном этими зонами и ограничивается. Этим объясняются трудность диагностики и один из парадоксов медицины— ничтожная информативность при начальном развитии многих опухолей.

При выраженных патологических изменениях нарастает поток импульсов, что приводит в действие весь тригеминоретикулярный комплекс. Помимо гедовских зон на туловище активными становятся и экстеро-рецепторы краниального отдела, которые обеспечивают защиту заболевшего органа от вкусовых, обонятельных, звуковых и световых раздражителей. Если патологический процесс прогрессирует, безусловно-рефлекторные механизмы защиты могут оказаться несостоятельными. В таких случаях срабатывает высокоорганизованная система осознанной борьбы с болезнью.

Условно-рефлекторные реакции появляются вместе с усилившимися болевыми ощущениями и различными сенестопатиями, свидетельствуя об уже начавшемся «втором акте болезни». С этого «второго акта» начинается формальный отсчет любого недуга, появляются врачи, медикаменты и сам больной, объявляющий себя только что заболевшим.

Именно так нам представляется функционирование анализаторно-синтетического аппарата и его элемента — системы отраженной афферентации, удивительной и поистине мудрой системы, с помощью которой осуществляется сигнальная и адаптационно-защитная деятельность.

Таким образом, расширив свои знания о связях органа зрения с другими органами и системами организма, мы начинаем осознавать, что взгляд, видение и зрение — это сложнейшие процессы восприятия окружающего мира и собственного я. Зрение необходимо человеку не только для того, чтобы воспринять зрительный образ, но и для того, чтобы совершить целую последовательность действий другими органами чувств, мышцами, чтобы понять и обезопасить себя в окружающем нас мире.

Видение по своей сути представляет собой шести-этапный процесс, занимающий от начала до конца менее 1 секунды времени:

• Мозг обозревает мир, используя периферийное зрение, видит желаемый объект и принимает решение собрать информацию о данном объекте. На этом этапе глаза прямо на объект не направлены.

• Мозг определяет направление на объект и вычисляет траекторию движения и силу, необходимые для того, чтобы направить глаза на него.

• Мозг приводит в движение экстраокулярные мышцы для перевода глаз в направлении на объект.

• Мозг указывает напряжение для каждой цилиарной мышцы для фокусирования зрачков на объект.

• Мозг собирает информацию об объекте и определяет его значимость.

• И, наконец, мозг решает, реагировать на объект или нет, и если реагирует, то использует глаза для координации необходимых при этом движений тела.

Тайна зрения веками интриговала философов, врачей и ученых. Более 2000 лет назад греческий врач

Алкмеон сделал открытие, что глаза связаны с мозгом. Он выдвинул правильную теорию о том, что зрительные восприятия сходятся вместе в мозгу, а затем объединяются с памятью и мыслями. И хотя основные открытия в анатомии глаза были сделаны в XIX столетии, только в 1930 г. оптики, психологи и педагоги пришли в выводу, что зрение — процесс познавательный.

Это открытие вызвало всеобщее удивление, потому что раньше считали, что зрение — автоматический процесс, подобный дыханию или пищеварению. Исследования, связанные с развитием ребенка, показали, что такая точка зрения неверна. Хотя мы и рождаемся с основными зрительными рефлексами, но с детства учимся пользоваться глазами. Простое открытие глаз не создает автоматически ясной картины, подобно включению телевизора. В сущности, зрение — это процесс, действующий на основании согласованного комплекса более чем 20 отдельных навыков.

Дополнительно к формированию образов визуальная система включает в себя способность определять размер, скорость, расстояние и позицию объекта, способность определять состав, структуру, вес, причину возникновения и возраст объекта без прикосновения к нему, способность сравнивать один объект с другим, способность поддерживать равновесие, способность читать и переводить написанные слова, знаки и символы. Этим навыкам учатся, достигая совершенства, в детском возрасте, а потом они остаются неизменными в течение почти всей взрослой жизни и начинают ухудшаться лишь в старости. Одни дети способны научиться этому быстро и легко, у других же вырабатываются искаженные зрительные навыки, которые могут серьезно затруднить развитие и стать препятствием для нормального обучения в школе или работе, а в результате помешать достигнуть определенных высот в течение всей жизни.

Вот как протекает процесс обучения. После рождения ребенок видит мир, но не понимает того, на что смотрит. Перед ним движется странная непрерывная картина бессмысленных образов и ярких цветов. Тем не менее он почти сразу может до какой-то степени сосредоточиться на предмете и скоординировать глаза. С течением времени ощущения от прикосновений дают ему представление о собственном теле, и он узнает, что некоторые из новых форм и цветов принадлежат его телу. Он узнает также, что многие другие формы и цвета принадлежат вещам, не являющимся его телом. При соприкосновении с различными объектами он постепенно отделяет себя от остального мира и начинает чувствовать себя самостоятельной личностью. Его самовосприятие и осознание окружающей реальности появляются постепенно по мере узнавания того, как использовать свои глаза и интерпретировать собранную информацию.

Тот факт, что зрение — процесс познавательный, приводит к некоторым неожиданным и совершенно удивительным заключениям.

Во-первых, развитие визуальной системы зависит от суммы жизненного опыта данного человека. Например, дети, выросшие в богатых, красивых домах, где множество всевозможных стимулирующих развитие предметов, имеют обычно лучшую визуальную систему, чем дети, выросшие в темных, грязных помещениях— в нищете. Влияние окружающей среды велико даже на взрослых людей. У тех, кто работает при лампах дневного света, развиваются глазные болезни. То же самое случается с теми, кто много времени проводит за компьютером.

Во-вторых, каждый человек видит по-своему. Это называется визуальный стиль, и он зависит от того, как данный человек научился использовать свои глаза и зрительную систему. Точно так же, как вы имеете свою, характерную только для вас походку и манеру разговора, обстоит дело и с видением окружающего мира. Одни люди развивают хорошие зрительные навыки легко и быстро в течение тех лет, когда формируется характер. Другим это не удается, и они вынуждены жить, испытывая неудобства от плохого зрения. У многих в детстве развиваются хорошие зрительные навыки, но в последующей жизни они нарушаются в результате стрессов, плохого питания и в процессе старения. У разных людей также сильно отличается восприятие пространства. Одни люди видят мир как нечто совершенно плоское, другие видят его в трех измерениях. Многие люди могут охватить ясным взглядом лишь область в несколько сантиметров вокруг себя, а некоторые видят звезды, но не могут читать лежащий близко перед глазами текст.

Проведя лечение более 10000 пациентов, я пришел к выводу, что каким бы плохим ни было у человека зрение, его можно улучшить с помощью физических методов профилактики и лечения, а именно с помощью света, дыхания, воды, питания, тренировок.

Аитпоксгшанты при печении глазных заболеваний

Что такое свободные радикалы и как с ними бороться

Как показывают исследования офтальмологов, свободные радикалы проявляют свою агрессивность и в наших глазах. Организм ведет борьбу с этим врагом. Он вырабатывает несколько важных ферментов, которые собирают и разрушают свободные радикалы. Ученые оценивают агрессивность свободных радикалов как 10000 нарушении в одной клетке ежедневно, но большая часть нарушений восстанавливается почти немедленно.

Свободные радикалы — это нестабильные органические молекулы, которые потеряли один или несколько электронов или неправильно сформировались под воздействием тех или иных причин. Таких причин может быть несколько.

• Излишня тепловая обработка пищи. В результате долгого нагревания питательные вещества пищи разлагаются или преобразуются, образуя неустойчивые активные соединения.

• Неблагоприятная экологическая обстановка. Загрязнение окружающей среды у растений и животных нарушают биологические процессы и к тому же ведут к накоплению в организме тяжелых металлов, химикатов, токсинов, радионуклидов.

• Нарушение пищеварительного процесса и неправильное всасывание питательных веществ. Причиной этого могут быть те же свободные радикалы, неправильное питание, злоупотребление алкоголем, курение, наследственные заболевания.

• Потребление вредных для организма веществ. Это могут быть некачественная пища, радионуклиды, токсины, большинство сильнодействующих лекарств и многое другое.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru