MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Жаров Д.Г. - Секреты гирудотерапии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Разумеется, наиболее притягателен для пиявок запах крови. Их реакция на этот раздражитель мгновенна. Стоит в сосуд с пиявками добавить несколько капель крови млекопитающего, как пиявки, если они голодны и здоровы, быстро принимают ловчую "стойку". Они поднимаются на задних концах тела, вытягиваясь в струнку, и начинают энергично раскачиваться. Передний конец тела производит при этом движения, демонстрирующие попытки пиявок присосаться к потенциальной жертве.

Поиск будущего хозяина паразиты ведут также, ориентируясь по колебанию воды, вызванному любым крупным животным. Шум на воде порождает волны, которые пиявки улавливают легко и с готовностью плывут к источнику звуков. Опытным путем доказано, что даже слабые всплески привлекают десятки пиявок в густонаселенных гирудинеями водоемах.

Кроме всего прочего необходимо упомянуть о наличии у пиявок т. н. теплового чувства. Терморецепторы имеются у великого множества живых существ, но лишь у некоторых высокоорганизованных кровососов они специализированы. Чувствительные к температуре рецепторы кожи человека приспособлены к различению степени нагретости поверхностей разных предметов в большом интервале температур. Наша кожа, таким образом, может сигнализировать лишь об опасности термического повреждения кожных покровов - вследствие ожога или обморожения.

Пиявки же, подобно южноамериканским вампирам (летучим мышам), улавливают незначительную разницу в нагретости поверхностей. Это имеет определенный биологический смысл, поскольку в ходе эволюции у некоторых червей выработался термотропизм (стремление перемещаться в область с температурами, несколько более высокими, чем нормальные).

Присасываясь к коже, пиявка не сразу начинает кусать. Она настойчиво ищет вокруг себя самый теплый участок кожи. Тот же инстинкт, который управляет кровососущими летучими мышами Нового Света, подсказывает медицинской пиявке, что максимально теплые участки кожи наиболее богаты кровью. Капилляры здесь переполнены, интенсивная микроциркуляция в тканях способствует их большему согреванию и увеличивает мощность потока инфракрасного (теплового) излучения.

Если для вампира ошибка в определении температуры участков тела жертвы совершенно безразлична, то пиявке ошибаться нежелательно. Ведь у всех теплокровных существ при попадании в прохладную воду происходит сужение капилляров, в результате чего микроциркуляция крови становится замедленной. Вот почему количество крови, отнимаемой пиявкой, строго зависит от той точки кожи, куда она присосется. Чтобы отнять побольше крови, пиявка должна отыскать зону с повышенной микроциркуляциеи, где капилляры сужены несильно.

Реакции пиявок на запахи, колебания воды и тепературу кожи человека были основательно изучены зоологами за последние два столетия, а еще раньше людям удалось поверхностно исследовать обоняние, осязание и прочие чувства пиявки, исходя из личных наблюдений. Полученные при этом выводы положены в основу пиявколовства, пи-явководства и бделлотехники, а в особенности техники постановки медицинских пиявок больным.

Вместе с тем для практических нужд пиявководства ничуть не меньшее значение имеют исследования половой системы пиявки и особенностей ее размножения. Как было сказано в предыдущем разделе, пиявки являются гермафродитами, т. е. обладают двойственной половой системой, включающей и мужские, и женские гениталии.

Половой зрелости достигают лишь пиявки 3-летнего возраста, поскольку они уже набрали необходимую массу для выработки организмом половых продуктов - яйцеклеток и сперматозоидов. Пиявка, размножаясь 1 раз в год, в летнее время, за свою жизнь приносит от 3 до 4 потомств.

Как показали лабораторные исследования, средняя продолжительность жизни пиявки составляет 6 лет. Сколько живут дикие особи, ученым доподлинно неизвестно, хотя не исключено, что среди пиявок имеются свои долгожители.

Образ жизни и поведение медицинской пиявки

Медицинские пиявки могут обитать как на суше, так и в водоеме. Естественно, вода является для них излюбленной стихией, к существованию в которой они приспособлены полностью. Пиявка заселяет главным образом неглубокие болотца с густо заросшими (камышом, рогозом и т. п.) берегами.

Однако пиявка может селиться и в любых других стоячих водоемах - прудах, озерах, даже в арыках и на заливных рисовых полях. Некоторые формы медицинской пиявки адаптировались к жизни в реках, однако здесь пиявки обживают исключительно тихие заводи. Проточная вода для них неблагоприятна.

Пиявки стараются держаться ближе к берегу. Они зарываются в ил, укрываются под камнями и корягами, прячутся среди водной растительности. Так пиявки проводят большую часть времени на протяжении всего теплого сезона (весны и лета). Одновременно укрытие служит для пиявки местом засады.

Подвижность медицинских пиявок напрямую зависит от погодных условий. С ухудшением погоды активность пиявок снижается, повышаясь вновь в солнечные и безветренные дни. Пиявки любят теплую погоду и даже неплохо переносят жару. В Западной Грузии, где влажность воздуха в жару бывает весьма значительна, медицинские пиявки способны длительное время пребывать на суше. Они либо прячутся в наземной растительности в поисках добычи, либо двигаются прочь от пересыхающего или бедного пищей водоема.

Засухи пиявки не боятся, потому что способны впадать в необычайно длительную суховую спячку. Едва уровень воды в период сильного зноя начинает понижаться, пиявки быстро закапываются в ил и пребывают в состоянии оцепенения. Когда процесс высыхания временного водоема становится необратимым, пиявки временно пробуждаются лишь для того, чтобы закопаться в ил поглубже.

Когда засуха закончится, а водоем вновь заполнится водой, пиявки "оживут" и вылезут из своих норок. Однако нередко в состоянии оцепенения пиявкам приходится пережидать все засушливое лето, а затем и осенне-зимний период. Сказанное относится преимущественно к персидской разновидности лечебной пиявки, населяющей Закавказье. Этот вид адаптирован к местам своего обитания, где часты засухи.

Климатические условия предопределяют и ритмичность размножения пиявок. Если позволяет погода, половозрелые пиявки спариваются во второй половине лета. При неблагоприятных условиях спаривание откладывается на более позднее время или происходит значительно раньше. Коконы откладываются преимущественно в последние 2 недели августа и в начале сентября. По завершении от-кладки коконов черви закапываются в донный ил и береговые грунты, чтобы укрыться от наступающих холодов. Суровая осенняя и зимняя погода отрицательно воздействует на пиявок. Они впадают в зимнюю спячку, подобную суховей.

Молодые пиявки, выходящие из коконов, нападают исключительно на лягушек, головастиков и рыб. Также и многие половозрелые особи добывают пищу, паразитируя на этих водных животных, когда нет возможности найти настоящего хозяина. Настоящими хозяевами взрослой медицинской пиявки являются крупные теплокровные животные, в особенности приходящие на водопой копытные. Пиявки охотно поглощают кровь диких и домашних млекопитающих, а при случае присасываются к человеку.

Может показаться, что пиявки большую часть времени голодают, сидя в своих укрытиях на дне. Отчасти это соответствует действительности. Подходящая добыча появляется сравнительно редко. Однако пиявки привыкли к такому режиму питания и спокойно переживают вынужденную голодовку, расходуя запасы свежей крови, отложенные в желудке и кишечнике.

Собственно, у пиявки нет потребности отсасывать кровь ежедневно. Переваривание запасов крови длится по меньшей мере около 2 недель. Нормальная длительность голодовки для пиявки не превышает в среднем 5-10 недель, но может увеличиваться и до полугода. Максимальная продолжительность вынужденной голодовки, в продолжение которой пиявка сохраняла жизнеспособность, была точно замерена. Этот срок составляет 1,5 года.

Впрочем, не следует думать, что черви так уж часто голодают в естественных условиях. Теплокровные животные постоянно забредают в водоемы или появляются вблизи. Есть наблюдения, свидетельствующие о том, что многие звери намеренно глубоко заходят в воду и позволяют облеплять себя пиявкам, поскольку чувствуют улучшение своего состояния.

Эти наблюдения не проверены, но если животные действительно ведут себя подобным образом, то можно предположить, что человек открыл гирудотерапию, ориентируясь по поведению "братьев меньших". Давно известно, что первобытные люди открыли для себя лекарственные растения, наблюдая за повадками диких зверей. Нельзя исключить, что и кровососущие черви вошли в арсенал медицины аналогичным путем.

Как уже упоминалось выше, медицинские пиявки способны совершать миграции в поисках новых территорий, богатых пищей. В пределах больших водоемов подобные миграции довольно часты. Пиявки регулярно совершают перемещения от одного участка побережья до другого, меняя зону кормежки.

Ошибочно было бы думать, что в дикой природе медицинской пиявке никто не угрожает. У нее имеются многочисленные естественные враги, не принимая уже в расчет человека, проводящего осушение болотистых водоемов и сокращающего тем самым места обитания пиявки. Из мира животных угрозу для пиявки представляют мелкие млекопитающие, обживающие берега рек и озер и активно промышляющие охотой на водных беспозвоночных (водяная крыса, выхухоль, кутора). Гораздо реже пиявок ловят водоплавающие птицы. Зато довольно часто гирудинеи становятся жертвами хищных водных насекомых, а также их не менее опасных личинок. Главные противники пиявки - личинка стрекозы и клоп, известный под названием водяного скорпиона. Эти "пираты" способны атаковать даже наиболее сильных и крупных обитателей пресноводных стоячих водоемов.

История гирудотерапии

Как все начиналось

Лечение пиявками зародилось в глубоком прошлом, поскольку человеку, активно промышлявшему в древности рыболовством, часто приходилось сталкиваться с этими червями. Вероятно, еще доисторические люди совершенно случайно заметили положительный эффект, который иногда следует за укусом пиявки. Упоминания о пользе пиявок встречаются в персидских, древнееврейских и древнеиндийских текстах. Поскольку на протяжении тысячелетий наиболее популярным способом лечения многих болезней являлось кровопускание, то гирудотерапия первоначально оформилась как одно из направлений этой медицинской методики.

Самостоятельным лечение пиявками в те времена еще не стало, поскольку целители считали, что пиявки необходимы только для удаления избытков крови. Применение же червей вместо ножа считалось более удобным, т. к. процедура была абсолютно безболезненной. Тогда не были известны свойства слюны пиявки, хотя опытные медики прошлого догадывались, что использование червей при кровопускании полезнее, чем применение ножа и прочего инструментария.

Древнеримский естествоиспытатель Плиний Старший, живший в I в. н. э., в своей "Естественной истории" описал немало животных с указанием их значения для человека. Составил он и подробное описание кровососущих пиявок, первым из античных авторов обратив внимание на положительные изменения в организме человека, возникающие вследствие применения этих червей. Ученый-энциклопедист утверждал, что пиявки помогают при "ломоте и всякой лихорадке".

Вслед за Плинием изучал возможности медицинского использования кровососущих пиявок крупнейший римский врач Клавдий Гален (131-200 гг.). Положительно отзывался о кровопускании посредством прудовых червей и другой известный врач Древнего Рима Аэций (335-454 гг.).

Уделяли внимание бделлотерапии и прочие светила медицины. Таджикский медик и философ Ибн Сина, больше известный как Авиценна, считается одним из величайших светил средневековой восточной медицины. Его труды оказали огромное влияние на медико-биологические представления жителей стран Востока и отчасти Европы.

В строгом смысле слова Авиценна не был врачом. Из 274 трудов этого мыслителя проблемам медицины посвящены только 20, однако вклад ученого в развитие именно этой науки оказался наиболее существенным. В самом значительном из своих сочинений, "Каноне врачебной науки", Ибн-Сина подробно рассматривает вопросы гирудотерапии. По праву можно сказать, что это одно из первых глубоких изысканий в области лечения пиявками.

Впрочем, гораздо более значительным оказалось влияние на средневековую европейскую медицину работ римлянина Галена. Этот человек своими трудами по анатомии и патологии определил развитие медицинских знаний в течение всего периода средневековья, включая и методы гирудотерапии. Однако, несмотря на авторитет Галена и Авиценны, большой популярностью деллотерапия в Европе не пользовалась, и причиной тому служило непостоянство отношения к кровопусканию.

Первоначально кровопускание считалось весьма действенным методом лечения. Но когда медицинская практика, особенно в больницах, перешла в руки монахов и других священнослужителей, этот вид лечения был запрещен. Разумеется, запрет распространялся и на деллотерапию. Пиявками в ту пору лечили исключительно цирюльники, знахари и пастухи, хранившие старинные традиции.

В эпоху Возрождения медики вернулись к приемам гирудотерапии. Уже в XVI столетии лечение пиявками утвердило свои позиции в Великобритании, отчего английских врачей в те времена называли leeches, что приближенно можно перевести как "пиявочники". Расцвет данного метода лечения приходится на конец XVIII - начало XIX вв., когда многие полагали, что кровоизвлечение (в т. ч. посредством пиявок) может спасать от неминуемой смерти.

Деллотерапию в нашей стране тогда поддерживали и развивали видные деятели отечественной медицины, главным образом И.Е. Дядьковский и М.Я. Мудров. Дядьковский с большой осторожностью подходил к методам лечения болезней пиявками. Он утверждал, что "одна и та же вещь, без сомнения, может быть для нас и полезною, и вредною", а потому в терапии не существует абсолютного целительного средства.

Клиницист Мудров придерживался мнения о необходимости индивидуального подхода к лечению больного и применения большого количества различных средств, а не только какого-то одного. Мудров добился значительных успехов, занимаясь лечением с применением пиявок даже очень тяжелых случаев.

Бделлокультура

В первой половине XIX столетия происходит другое значимое событие в истории применения медицинских пиявок в лечебных целях - возникновение пиявководства. Это было связано с почти полным исчезновением червей в естественных водоемах вследствие перепромысла. Пиявколовство к тому времени приняло невиданный размах, поскольку потребность лечебных и научных учреждений в этих червях была невероятно высока.

Ловля пиявок проводилась специалистами, которые много лет посвятили этому занятию. Однако, несмотря на профессионализм ловцов, с экологической точки зрения методы пиявколовства оставались в целом хищническими, крайне нерациональными.

Неразумная эксплуатация данного ресурса привела к массовому вымиранию медицинских пиявок в естественной среде, а потому в целях сохранения вида и удовлетворения растущего спроса на них некоторые предприниматели открыли хозяйства по искусственному разведению червей. Пиявководство смогло обеспечить бесперебойное снабжение червями общественных больниц, частных клиник, медицинских и зоологических факультетов высших учебных заведений.

Многочисленные частные пиявководческие хозяйства быстро росли, но зачастую слабо применяли наукоемкие технологии и методы выращивания червей. Один из крупных пиявководов И. Гржимайло выпустил в 1859 г. при поддержке Московского общества сельского хозяйства (комитет акклиматизации животных и растений) работу, где описал результаты 20-летнего труда по разведению пиявок.

Большую работу проделал пиявковод И. Брыков, который еще в 1856 г. составил и издал пособие по бделлокультуре и правилам использования пиявок. Это руководство включало в себя принципы разведения червей, а также сохранения живых пиявок, пригодных для проведения сеансов гирудотерапии, и употребления червей в медицинских целях.

Однако это были единственные солидные работы, и бделлокультура в ту пору носила столь же стихийный характер, как и некогда пиявколовство, т. е. не имела под собой рациональной основы. Поэтому перспективы данной отрасли сельского хозяйства вовсе не были радужными. Рано или поздно примитивно организованное пиявководство должно было угаснуть, а медицина бы полностью отказалась от применения пиявок, переключившись на бурно развивающиеся направления биологии.

Реорганизация пиявководства началась лишь в конце XIX столетия вследствие прогрессивного развития бделлологии. На основе достижений бделлологии были созданы некоторые принципы разведения, кровососущих червей в искусственных условиях. Завершился процесс становления бделлокультуры в ее современном виде только в 1920-1930-х гг., когда в нашей стране была создана первая в мире бделлологическая лаборатория. Благодаря проводившимся в ней изысканиям ученые разработали систему правил, до сих пор применяемых в пиявководстве. С того же времени берет начало бделлотехника.

Очевидно, что развитие бделлокультуры и бделлотехники зашло бы в тупик, если бы натуралистами и медиками не проводились специальные исследования, посвященные биологии пиявок и терапевтическому эффекту от применения этих беспозвоночных при лечении ряда заболеваний. Начальным этапом формирования теоретического базиса бделлологии по праву считаются первые книги и журнальные публикации, вышедшие в свет в 1850-х гг. и обобщающие результаты многолетних наблюдений.

Подводя итоги сделанному в области изучения пиявок, авторы данных научных работ намечали пути проведения дальнейших изысканий. Первыми работами такого рода, предвещающими появление целой волны трудов по бделлологии, были сочинения Ш.Л. Гласса, в которых рассматривались вопросы кровопускания (1840 г.). Эти сочинения были опубликованы в виде статей в нескольких номерах журнала "Друг здравия". Естественно, работы отражали уровень знаний той эпохи, когда в гирудотерапии видели всего лишь разновидность кровопускания.

В 1859 г. А. Воскресенский написал монографию, посвященную "врачебным пиявкам", как тогда называли этих кровососов. Автор монографии, доктор медицины, рассмотрел вопросы "месторождения и способов ловли пиявок, особенно в России, искусственного разведения их, воспитания, содержания, сохранения от болезней, лечения". В качестве дополнительного материала Воскресенский снабдил свою монографию обзором по устройству "пиявочных болот", прудов, сажалок и резервуаров. Отдельной темой были выделены экономические аспекты пиявководства и торговли этим товаром.

Несмотря на то что в последующие годы интерес к гирудотерапии значительно снизился, середина XIX в. была отмечена всплеском активных изысканий в области биологии этих червей. Постепенно гирудотерапия наряду с кровопусканием стала применяться фактически при любом заболевании. Различали общее и местное кровопускание посредством пиявок.

Кровоизвлечение любого вида всякий раз делалось больному перед приемом какого-нибудь препарата. Тогда врачи предвосхитили возможность излечения методами гирудотерапии большого числа заболеваний или их осложнений, включая такие недуги, как болезни суставов, гонорея, воспаление мозга, истерия, туберкулез, эпилепсия, а также заболевания печени и почек и многое другое.

К сожалению, эти смелые действия не всегда имели под собой достаточные основания. Техника гирудотерапии при ряде заболеваний была разработана неверно. Противопоказаний к применению пиявок медицина тогда вообще не знала. Не были выработаны приемы лечения в зависимости от возраста и пола, состояния здоровья пациента и его индивидуальных особенностей. Оттого эффективность лечения снижалась, нередко оно приносило явный вред.

Положение усугублялось еще и тем, что большинство врачей того времени выступали за обильные кровопускания. Вышеупомянутый Гласе назначал своим пациентам по 60 пиявок, а нередко доводил это число до 80. Он оправдывал столь большое Кровоизвлечение и даже приводил случай, когда больному за все время лечения было поставлено 1800 пиявок. Неудивительно, что столь "активное" лечение закончилось смертью пациента.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru