MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Ханна Т. - Искусство не стареть

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Харли постоянно хромал. Мышцы левой части его поясницы были непроизвольно подтянуты кверху. Все бедро и остальная часть ноги были подтянуты кверху, как «наполовину убранное шасси самолета» (рис. 13).

Нарушение осанки у Александра было вызвано тем, что брюшные мышцы, соединяющие грудную клетку и лобковую кость, были непроизвольно сокращены. Все его туловище было оттянуто вперед. Оно также было оттянуто назад (рис. 14). Это приводило к типичной старческой осанке.

Однако, у всех пяти основная проблема была одинаковой. Она заключалась в непроизвольном сокращении мышц в центре тяжести тела, которое сочеталось с соответствующими изменениями мышц конечностей; иногда, наоборот, непроизвольное сокращение мышц конечностей приводило к компенсаторному сокращению мышц в центре тяжести. Во всех пяти случаях в основе проблемы лежало сокращение мощных мышц, соединяющих позвоночник и грудную клетку с тазом.

Наконец, следует вспомнить, что во всех пяти случаях путем осознания своих ощущений и произвольного движения мышц в области центра тяжести больные сумели преодолеть бессознательные и автоматические рефлекторные сокращения, вызванные сенсорномоторной амнезией.

В функциональном отношении сенсорномоторная амнезия — это единичная соматическая проблема. К такому же выводу можно прийти, если рассматривать эту проблему «изнутри». Однако если рассматривать внешнюю сторону сенсорномоторной амнезии и учитывать состояние отдельных структур, то станет ясно, что сенсорномоторная амнезия — это совокупность многих медицинских проблем, суть которых до сих пор не раскрыта полностью. Как я указывал ранее, возраст не может быть причиной здоровья или заболевания. Возраст — это «нейтральный» термин, такой же нейтральный, как понятие «жизнь». Жить — это значит стареть.

Тем не менее, в понятие «старение» современные медики вкладывают некий таинственный смысл. Сам по себе термин «старение» не содержит патологического смысла. Однако среди медиков принято придавать ему патологическое значение. Старение является в их представлении источником неких таинственных симптомов у пожилых людей. Считается, что эти симптомы невозможно ни точно определить, ни устранить. «Доктор, почему вы не можете мне помочь?»,— звучит типичный вопрос. И типичный ответ: «Ведь вы не молодеете. Вы должны чувствовать себя именно так».

Это, конечно, бессмыслица. Возраст не имеет никакого отношения к тысячам проблем, которые на него списывают. За таинственностью скрывается незнание. Это незнание относится в полной мере и к сенсорномоторной амнезии.

Пять случаев, которые здесь были описаны, типичны. Имеются миллионы подобных ситуаций. Все проблемы в этих случаях можно решить, избавившись от непроизвольного сокращения мышц, нарушающего нормальную деятельность различных частей тела. В любом случае сенсорномоторная амнезия являлась единственной соматической причиной, лежащей в основе многочисленных загадочных симптомов.

Кроме болей в стопах, пальцах нижних конечностей, грудной клетке, руках, спине, шее и челюстях, мои пациенты нередко жаловались на припухание в области коленных суставов, варикозное расширение вен, слабость в ногах, их повышенную подвижность типа «разболтанности», а иногда на скованность в ногах. Они жаловались на хронические головные боли и чувство напряжения в голове, боль в глазах, затруднения при движениях головы, неглубокое дыхание, ощущение «покалывания иголками» в руках, частое мочеиспускание, спазмы в мочеиспускательном канале, запоры и т. д. Все эти симптомы носили хронический характер, не поддавались никакому лечению. Они, однако, исчезали после того, как мы устраняли сенсорномоторную амнезию.

Пожалуйста, обратите внимание на то, что я не употребляю слово «излечение». «Излечение, излечить» — это медицинские понятия, которые нельзя использовать, когда речь идет о сенсорномоторной амнезии. Лечение применяется тогда, когда больной остается пассивным, подвергаясь воздействию извне. В то же время сенсорномоторная амнезия устраняется путем особого обучения, при котором больной играет активную роль. Обучение основано на активном воздействии самого больного на соматический путь, ведущий от головного мозга к мышцам.

Все жалобы, упомянутые выше, предъявлялись моими пациентами. Они сами описывали свои жалобы. Медики обычно ставили диагноз невралгии, сколиоза, кифоза, лордоза, бурсита, остеоартрита, остеопороза, стеноза позвоночного канала, костных «шпор», синдрома туннеля запястья, сжатия дисков, подвывиха дисков, выпячивания дисков назад, грыж дисков, дегенерации дисков, ипохондрии, соскальзывания дисков, аллергических реакций, травм после хирургического вмешательства. Нередко ставили диагноз «боль неясного происхождения».

С медицинской точки зрения, тот факт, что жалобы, причины которых были названы выше, не исчезали после лечения, произведенного по общепринятым правилам, означает, что они вызваны «неизлечимыми» заболеваниями и что они обусловлены старостью. Однако, с точки зрения соматики, это — только часть истины, состоящей как бы из двух частей. Вторая часть истины состоит в том, что именно сенсорномоторная амнезия, особенно в мышцах области центра тяжести тела, вызвала все эти функциональные нарушения. Эти функциональные расстройства невозможно «излечить» путем «лечения». Однако их можно контролировать и устранить путем переобучения. К счастью, так и произошло с тысячами людей с описанными выше жалобами.

Часть 2. Как проявляется сенсорномоторная амнезия

Глава 6. Атрофия: роль постепенной капитуляции

Нет совета более предательского, чем этот: «Теперь, когда вы стареете, вы должны немного сбавить ход». Это — путь, ведущий прямо к поражению. Это просто смертоносный совет.

Он является частью традиционного мифа о старении. Этот совет исходит из ложного представления о том, что увеличение возраста обозначает уменьшение физической активности. Однако народная мудрость может быть глубоко ошибочной. В этом случае она лишает людей именно того благополучия, которое стремится сохранить.

Правда заключается совсем в другом. Если вы хотите написать мудрое изречение на стене, то напишите следующее: «Работа обеспечивает сохранность механизма», или, иными словами — «Функция сохраняет структуру». Другое популярное изречение гласит: «Если ты не используешь чтолибо, то ты это потеряешь». Это изречение правильно с точки зрения анатомии, физиологии и неврологии. Например, если не использовать систематически наши кости для того, чтобы выдерживать наш вес и не подвергаться воздействию внешних сил, то кости размягчаются. Если наши мышцы не работают регулярно, то они слабеют. Если наши мозговые клетки активно не работают, то они также выходят из строя в той или иной степени.

Это ослабление наших способностей происходит постепенно и вначале незаметно. Причиной этого является не сам возраст, а возрастное ослабление активности.

Те, кто спокойно примиряются с постепенной утратой жизненных функций, находятся в плену самообмана. Они просто сдают позиции без боя. Для большинства людей возрастные изменения обязательно обозначают упадок и ухудшение. Это совершенно неправильно.

Созревание — это процесс обучения, во время которого происходит накопление функций, необходимых для нормальной жизни. Но, к сожалению, потом мы утрачиваем многие из этих функций. Смешно, что многие люди жалуются на поломки своих автомобилей или холодильников, обвиняя производителей в плохом качестве изделий. Но эти же люди не понимают, что сами виноваты во многих «поломках» их же собственного организма, который им дан природой.

К сожалению, даже в традиционном американском самосознании проскальзывает мысль о том, что, достигнув блаженства, можно больше ничего не предпринимать. Представим себе человека в купальном костюме, который лежит в бассейне и не двигается. Конечно, можно себе представить, что это человек, отдыхающий в состоянии полного блаженства. Но ведь так же выглядит и мертвое тело.

Став взрослыми, мы не делаем многое из того, что делали в детстве. Дети бегают, а мы, взрослые, ходим. Дети бегают по лестнице, мы же пользуемся лифтом. Дети продираются между кустами, мы обходим кусты. Дети стоят на голове, мы спокойно сидим. Дети катаются по земле, мы предпочитаем лежать на мягком. Дети прыгают, мы пожимаем плечами. Дети весело смеются. Мы сдержанно улыбаемся. Дети восторженны, мы осторожны. Дети хотят веселиться, мы хотим жить спокойно и в безопасности.

Короче говоря, для взрослого добиться успеха в жизни — это значит перестать вести себя, как ребенок. Но такое понимание состояния взрослого человека подразумевает следующий неизбежный результат. Как только мы перестаем выполнять определенные действия, мы утрачиваем способность действовать. Мы теряем соответствующие функции, потому что наш головной мозг (очень чувствительный орган) как бы приспосабливается к потере активности. Если некоторые наши действия перестают быть частью нашего обычного поведения, то наш мозг просто «вычеркивает» их.

Практически ежедневное осознание того, как происходят эти действия, утрачивается. Это и есть сенсорномоторная амнезия.

Физиологические и анатомические исследования старения и физической активности Мы знаем теперь, что когда человек становится старше, то физическая активность становится более, а не менее необходимой. Пэлмор, исследовав в течение 10 лет 268 человек в возрасте старше 60 лет, пришел к выводу, что тяжесть и частота заболеваний у этих людей были связаны больше с отсутствием физической активности, чем с такими широко известными факторами, как курение и избыточный вес. Те, кто не были физически активны, в два с половиной раза чаще проводили, по крайней мере две недели, в условиях постельного режима изза болезни, чем те, которые были активны физически.

Во время этого же исследования Пэлмор установил и другой важный факт. Неактивные физически в четыре раза чаще предъявляли жалобы на состояние здоровья, чем активные. Больше того, продолжительность жизни среди физически активных была больше. Таким образом, уменьшая нашу физическую активность, мы уменьшаем шансы на здоровье и долголетие.

Другие исследования дают еще больше сведений о благоприятном действии регулярной физической активности. В ЛосАнджелесе, в геронтологическом центре, Де Фрис установил, что хорошо спланированная программа физических упражнений способствует улучшению состояния сердечнососудистой системы. Деятельность улучшается, артериальное давление снижается, нервное напряжение уменьшается, что ведет к дальнейшему снижению артериального давления. Уменьшается содержание жира в тканях. Это приводит к уменьшению вероятности инфаркта.

«Журнал геронтологии» сообщил о результатах специального обучения, которое проводили у группы людей со средним возрастом 70 лет. У них наблюдалось уменьшение стрессов в сосудистой системе. Это проявлялось в виде уменьшения частоты пульса во время нагрузки, снижения систолического артериального давления и уменьшения содержания производных молочной кислоты. Авторы, проводившие этот эксперимент, отметили увеличение предела переносимых нагрузок у 70летних на 76%. Аналогичные данные были получены и другими авторами и опубликованы в «Журнале геронтологии», журнале Американского гериатрического общества и т. д.

Английский исследователь Басси пишет: «Ясно, что тренировка может улучшить физическое состояние и увеличить возможности пожилых». Он призывает к более активному образу жизни. Это подразумевает более активный стиль жизни, чем тот, который обычно ведут после ухода на пенсию.

В Америке, Англии и в России было выполнено много подобных исследований. Российские ученые установили, что человек сохраняет способность к активной деятельности и адаптации до тех пор, пока он получает соответствующие нагрузки, на которые нужно реагировать. В этом случае определяются благоприятные реакции надпочечников. Улучшаются биохимические показатели крови, углеводный обмен, состояние дыхательной, сердечнососудистой и нервной систем.

По данным Смита и Реддена, у пожилых людей физические упражнения уменьшают потерю костного вещества и стимулируют костеобразование. Это очень важное наблюдение. Дело в том, что страх переломов, особенно бедра, заставляет пожилых людей двигаться медленно и осторожно. Однако безопасность изза этого в действительности уменьшается, оборот, уменьшение потери костного вещества в результате физических упражнений снижает риск переломов.

Эриксон установил, что физическая активность предотвращает наступление тугоподвижности суставов. Таким образом, очевидно, что даже не принимая в расчет сенсорномоторную амнезию, можно утверждать, что как функция, так и структура человеческого тела нарушаются при отсутствии регулярной физической активности.

Неврологические исследования старения и роли в ней головного мозга Из загадки Сфинкса видно, что именно потеря способности управлять физической активностью легла в основу мифа о старении. Мы впервые сталкиваемся с нарушением движений уже на середине жизни. Движения замедляются, уменьшаются силы, нарушается координация движений.

На протяжении почти столетия этому факту давали объяснение на основе неврологии. В девяностые годы прошлой века Ходж подсчитал количество нервных клеток (нейронов) в головном мозге молодых и пожилых людей. Он пришел к выводу, что число клеток в старости уменьшается, они изнашиваются одна за другой. В конце концов остаются лишь те из них, которые необходимы для поддержания основных жизненных функций.

Это неправильно. К сожалению, последние исследования не исправили эту информацию. Она все еще встречается в книгах и в статьях. Утверждают, что вскоре после периода детства головной мозг начинает терять нервные клетки, и это продолжается до конца жизни. Такая информация приводит нас к грустному убеждению, что каждый день нашей жизни уносит тысячи мозговых клеток, изза чего мы теряем умственные и физические способности.

В конце концов, однако, выяснили, что подсчитать количество нервных клеток в головном мозге, как это сделал Ходж, на самом деле невозможно. Даже современные методы, включая компьютерную технологию, не позволяют решить эту задачу.

Книга «Старение двигательной системы» содержит основные материалы о старении и о роли головного мозга в этом процессе. В книге указывается, что четкие доказательства о потере нервных клеток с возрастом отсутствуют.

Наоборот, там утверждается, что эта потеря не является неизбежной или обязательной.

В этой же книге рассматривается вопрос о старении скелетных мышц у млекопитающих. В этом разделе Ларе Ларссон описывает различные уровни, на которых старение воздействует на мышечную функцию. Сюда относятся головной мозг, двигательные нервные клетки, которые передают импульсы от головного мозга к мышцам, и, наконец, сами мышцы. Автор считает, что в основе потери двигательной активности в пожилом возрасте лежит уменьшение активности нервных импульсов вследствие недостаточного использования мышц и возникающей изза этого потери двигательных клеток. Суть проблемы — это неспособность головного мозга посылать нервные импульсы. Таким образом, Ларссон фактически упоминает о сенсорномоторной амнезии.

К счастью, сенсорномоторную амнезию можно исправить. В книге «Старение двигательной системы» рассматриваются три способа борьбы с сенсорномоторной амнезией: применение лекарств; переобучение, направленное на изменение поведения; и сохранение физической дееспособности. Авторы этой книги считают, что лечение с помощью лекарств имеет некоторые перспективы, а переобучение также может сыграть положительную роль. Однако, по их мнению, сохранение физической дееспособности — это самый дешевый и безопасный метод, позволяющий предотвратить ухудшение двигательных и психических функций.

В заключение я хочу отметить следующее. Большинство наиболее авторитетных научных источников непосредственно указывает на то, что составляет основу моей книги, а именно многие из проблем физического порядка, которые стараются объяснить пожилым возрастом, в действительности являются нарушением функции, возникшим изза неиспользования физических возможностей. Я называю это явление сенсорномоторной амнезией. Она является временным состоянием, которое можно предотвратить или исправить путем использования обоснованной неврологически программы упражнений. Соматические упражнения, составляющие эту программу, представлены в части III этой книги.

Глава 7. Мышечные рефлексы стресса

Ганс Селье является одной из основных фигур в медицине двадцатого столетия. Именно его работы по эндокринологии привели к созданию современной концепции стресса и к признанию того факта, что имеются «болезни адаптации».

Описание синдрома общей адаптации, данное Г. Селье, возможно, является наиболее важным событием в современной медицине со времени выяснения роли микробов как возбудителей заболеваний или разработки антибактериальных средств. Исключительное значение исследований Г. Селье состоит в том, что он ввел в медицину понятие «соматический». Он установил, что психологические факторы не менее важны для здоровья человека, чем физиологические. С точки зрения соматики, важно, как мы рассматриваем сами себя «изнутри». Благодаря этому различие между разумом и телом стирается.

Если мы ориентируемся на наши внутренние ощущения, то не чувствуем «тело» как таковое. Мы ощущаем лишь активные процессы, происходящие в этом теле.

Работы Г. Селье значительно расширили границы медицинских исследований. Они показали, насколько важно то, что мы можем сделать внутри нас, чтобы устранить последствия стресса и восстановить контроль над событиями. Этот упор на ответственность перед собой является основой соматической теории.

Традиционная медицина делает акцент на внешнем подходе. Иными словами, она изучает то, что могут сделать другие, чтобы улучшить состояние вашего здоровья. Г. Селье, соглашаясь с этой концепцией, тем не менее расширил границы медицинской науки, сосредоточив внимание на способности самоконтролю. Эта соматическая концепция не противоречит современной медицине, а дополняет ее, что может быть выражено следующим образом.

Жизнь — это в основном процесс адаптации к существующим обстоятельствам. Происходит вечный обмен между живым и неживым.

Секрет здоровья и счастья состоит в том, чтобы приспособиться к вечно меняющимся условиям на нашей планете. Наказанием за отсутствие такой адаптации являются болезни и несчастья.

Но в дополнение к этой общей эволюции жизни существует и другой тип эволюции, который происходит в каждом человеке на протяжении всей его жизни, от рождения и до смерти. Это — адаптация к стрессам и к напряжению повседневного существования. Благодаря постоянному взаимодействию душевных и физических реакций человек может влиять на второй тип эволюции в значительной мере. Этого можно достичь, если понимать механизм этих реакций и иметь достаточно силы воли.

Эта точка зрения, высказанная Г. Селье, удивительным образом совпадает с моими взглядами. С медицинской точки зрения, стресс (по Г. Селье) — «это ни добро, ни зло. Это просто неспецифическая реакция тела на любое воздействие.

Жить — это значит непрерывно подвергаться воздействиям окружающей среды. Наша способность реагировать на требования, предъявляемые окружающей средой, и определяет качество нашей жизни. Вы видите, что говорить о стрессе — значит говорить о сущности жизни. Это значит говорить о том, как мы повседневно справляемся с жизненными нуждами. Это значит, также, что стресс это часть сущности старения. Наша способность реагировать на требования действительности и определяет то, каким образом мы стареем. Так называемые болезни старения в действительности являются болезнями адаптации. Мы можем воздействовать на процесс старения, если у нас достаточно силы воли.

Работы Г. Селье показали, каким образом стресс воздействует на эндокринную систему. Селье выделил несколько фаз реакции человеческого организма на стресс: реакция тревоги, реакция сопротивления, реакция истощения.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru