MedBookAide - путеводитель в мире медицинской литературы
Разделы сайта
Поиск
Контакты
Консультации

Каменев Ю. - Дыхательная гимнастика в системе натуротерапии

1 2 3 4 5 6 7 8 9
<<< НазадСодержаниеДальше >>>

Часто мы не осознаем, что в случае возникновения любой болезни ее течение и исход во многом зависят от совместных действий больного и врача. И что для реализации цели - укрепления своего здоровья - необходимы знания, постоянство, осторожность, упорство в изменении образа жизни и стоицизм в избавлении от вредных привычек.

Что же касается профилактики заболеваний, здравоохранение за всю историю советской медицины даже не сформировало принципов здорового образа жизни, что и поныне является важнейшей медико-социальной проблемой нашего общества. Вся профилактика сводилась к призывам бороться с ожирением, гиподинамией, алкоголизмом и курением.

О реабилитологии и говорить не приходится - ее нет на практике, она и вовсе никак не узаконена.

В потенциальных пациентах постоянно культивируется иждивенческое отношение к медицине, при котором вся ответственность за состояние здоровья больного перекладывается на лечащего врача. Лечение рассматривается как один из видов услуг для населения, в том числе платных. Фактически, человек из "производителя" собственного здоровья превратился в его постоянного "потребителя".

"Перед хроническими болезнями современная медицина, несмотря на так называемые великие достижения последних лет, почти бессильна, - отмечает А. С. Залманов. - Чтобы стать действенной, медицина должна стать свободной от всякого псевдонаучного самодовольства. Забыть главное, углубиться в детали, разграничивать их с безукоризненной точностью и в то же время пренебрегать существенным, - значит проявлять непростительное легкомыслие. Широкий взгляд - основа планирования и успешного осуществления. Специалисты, знакомые с технической точностью деталей, живут и действуют в мире миражей, занимаются мелкими заплатами, забывая о главных проблемах. При хронических процессах перерождения, прогрессирующей атрофии тканей и органов с помощью химиотерапии нам никогда не удастся остановить склерозирующие, деформирующие процессы. Мы можем многое сделать при помощи терапии, восстанавливающей жизнеспособность, повышающей энергетический баланс органов и тканей организма. Если огонь исканий гаснет под пеплом рутины, нужны поджигатели, которые снова зажгут умирающий огонь".

В медицинской доктрине, как в прежние, советские времена, так и сейчас, тактика ведения больного и так называемая борьба с болезнями основаны на лечебно-госпитальной парадигме. В качестве лечебных средств используется неисчислимое множество всевозможных, преимущественно импортных, синтетических препаратов, направленных на устранение симптомов, а не причины болезни. Поэтому острые заболевания переходят в хронические, которые дают частые рецидивы и приобретают все более тяжелые формы. И не только из-за отсутствия должного лечения, но и вследствие возникновения всевозможных аллергических реакций и прочих осложнений от приема медикаментов (даже при назначении лекарств в терапевтических дозах), порой гораздо более серьезных, нежели само заболевание.

Вред, наносимый организму синтетическими химическими медикаментами, трудно предусмотреть или подсчитать. В Реестре Американского химического общества еще в 1983 году значилось порядка 140 тысяч химически синтезированных препаратов, и по 80% из них отсутствует какая-либо медико-токсикологическая информация. В США ежегодно регистрируется 1 миллион острых отравлений медикаментами. У нас в России по частоте они превосходят инфаркт миокарда, а смертельные случаи в результате отравлений встречаются в два раза чаще, чем гибель вследствие дорожно-транспортных происшествий. Более того, исследования показывают, что только в 13% случаев химиопрепараты назначаются рационально, в 22% необходимость таких па-значений вызывает большие сомнения, и в 65% случаев назначение химических препаратов представляется нецелесообразным. Однако такая статистика не меняет отношения медиков к этой проблеме: большинство врачей убеждены в необходимости и обоснованности медикаментозной терапии для восстановления здоровья и исцеления от недугов.

А что в этой ситуации предприняла официальная медицина? Узаконила в классификации болезней аллергические заболевания, саму аллергологию как новую дисциплину и профессию, должность и вид лицензируемой деятельности. Все это требует огромных материальных средств: на создание исследовательских институтов и аллергологических кабинетов с соответствующим штатом при поликлиниках; на специализацию врачей и лаборантов, оборудование и ставки по заработной плате. Разработаны и написаны методические рекомендации по профилактике, экстренной помощи и лечению аллергических заболеваний. Изобретены, широко внедрены и являются предметом гордости - как достижение в "охране здоровья человека", как проявление неоспоримого прогресса в медицине - антигистаминные, глюкокортикоидные препараты и прочие средства, по справочнику фармаколога М. Д. Машковского, "тормозящие высвобождение и активность гистамина и других "медиаторов" аллергии и воспаления".

Вопреки этому (а точнее - благодаря), с каждым годом неуклонно увеличивается число больных, страдающих полиаллергией как среди взрослых, так и среди детей. И обусловлено это постоянным или частым применением всевозможных химиопрепаратов: антибиотиков, противовоспалительных, антигистаминных, гормональных, анальгетических, цитостатических, противоопухолевых, психотропных, снотворных и других средств. "В этой связи не исключено, что аллергические реакции следует считать не типовым патологическим процессом, - констатирует физиолог профессор В. Ю. Шанин, - а иммунопатологическими реакциями, которые могут составлять патогенез довольно четкой определенной совокупности болезней. ...Патологический процесс - это всегда системная реакция организма, он сохраняет основную последовательность составляющего его ряда явлений при развертывании в рамках различных заболеваний. При этом одно их них может составлять несколько типовых патологических процессов". Посему общепринятые при аллергии антигистаминные препараты обоснованной терапией являться не могут. И если в экстремальных условиях, для спасения жизни больного они показаны, то использование только этих препаратов, без проведения элиминационной, то есть очищающей терапии, применения естественных методов и средств, корригирующих или восстанавливающих расстройство внутренней среды организма, в частности, иммунной системы, микроциркуляции и различных функций организма в целом - малоперспективно.

Подтверждением этому служит неуклонный рост и все более тяжелое состояние больных, например, страдающих бронхиальной астмой, многие из которых - дети. Назначение антигистаминных, противовоспалительных, гормональных препаратов не устраняет дисбаланс в организме, причины, вызывающие аллергические реакции, и саму болезнь. В конечном итоге, полипрагмазия - одновременное, нередко неоправданное, назначение больному множества лекарственных веществ - ведет к усилению дисфункции организма, усугубляя его патологию. Об этом свидетельствует то, что в настоящее время аллергенами для больных бронхиальной астмой, кроме аспирина (которым ее ранее лечили в составе булатовских порошков), стали и другие лечебные средства (нестероидпые противовоспалительные, холинергические препараты, бета-адреноблокаторы). Ну не парадокс ли: спасительные от астмы, бывшие "патогенетические" медикаменты провоцируют ее?! Но их упорно продолжают и далее применять в лечебных целях.

Гуманна ли медицина, которая обрекает человека на бесконечное лечение? Согласно утверждению фармаколога М. Д. Машковского, "все больные бронхиальной астмой нуждаются в постоянном приеме подобранных препаратов, если даже в межприступном периоде они не предъявляют жалоб". А ведь, по сути, аллергия - это не просто иммунопатологическая реакция, а своего рода информация организма, крик тела: "не мое это средство от болезни, помоги!" - Помогаем... тем же, что и вызывает болезнь, и обрекаем на еще большие страдания. У ряда больных общепринятые противоастматические препараты вуалируют симптомы, но не искореняют причины заболевания.

Когда же мы, умерив амбиции, начнем следовать принципу: "не вреди"? "Правило "не повреди", - указывал А. С. Залманов, - это значит: уважайте сопротивляемость тканей и гуморальный состав. Человек удивительно защищен против жары, против сильного холода, против микробов, но он остается беззащитным против жестокости, зависти, против глупости людей".

Не пора ли, наконец, задуматься: по верному ли пути идет современная медицина, предпринимая героические потуги в борьбе с заболеваниями, если при бескомпромиссной установке их лечения химиопрепаратами они продолжают упорно прогрессировать, становиться все более тяжелыми, вплоть до смертельных исходов, и неуклонно поражать все человечество?

Ортодоксальная медицина не идет дальше диагнозов заболеваний в соответствии с их классификацией болезней. Созданные шаблоны медикаментозного лечения заболеваний (стандарты обследования и лечения) приняты без учета индивидуальных особенностей течения заболеваний. В учебных заведениях только таким подходам и учат молодое поколение врачей - вопреки истине человеческой, законам мироздания и здравому смыслу. Вместе с тем, невозможно вылечить двух людей, страдающих одним и тем же заболеванием, например, хроническим панкреатитом или бронхиальной астмой, по одинаковой жесткой схеме. Об исцелении больного даже речи нет, так как врачи по собственному опыту знают, что хронические болезни не излечиваются.

Вот почему сегодня медикаментозная терапия - не путь, а распутье в медицине. И это следует признать бесспорным фактом.

Беспомощность врачей часто заканчивается передачей больного в руки хирургов. И на этом этапе борьбы с болезнями хирургические методы лечения нисколько не лучше фармакологических методов. Они не только не естественны, но и очень травматические: полное или частичное иссечение пораженных органов, симпатэктомия, шунтирование, ваготомия, ампутации конечностей. Такие методы должны применяться лишь в самых крайних случаях, по жизненным показаниям, но ни в коем случае не в качестве узаконенного планомерного лечения. За последние десятилетия все шире используются методы хирургического воздействия, реконструирующие больной организм механическим способом. И это считается в здравоохранении достижением.

Знаменитый хирург профессор С. П. Федоров еще в 20-х годах прошлого века писал: "И вот теперь, когда после колоссальных успехов хирургии стало возможным подсчитать результаты, то оказалось, что далеко не все так блестяще, как это можно было думать, и как это кажется нам сейчас, после отдельных и даже, может быть, изумительных по технике операций. Тут-то и могут народиться не пессимизм или разочарованье, а известная неудовлетворенность и невольный даже вопрос: на правильных ли мы путях, и правильно ли идет дальше наша работа. И это порождает критическое отношение к современной медицине.

<...> Возьмем один из вопросов, который я сам знаю хорошо, - литиаз (каменная болезнь) почечный и печеночный. Лечим мы его, то есть удаляем камни, правда, блестяще. Но что мы лечим? В огромном большинстве случаев - болевой симптомокомплекс и реже - опасные для жизни осложнения, а вовсе не болезнь. И в результате - с количественно возрастающим материалом имеется относительно больший процент возвратов болезни.

<...> Возьмем рак грудной железы, как хороший пример: широко и отлично даже в ранней стадии болезни сделанная операция дает рецидив нередко раньше, чем сделанная плохо и в поздней стадии. При этом внушение врача, что всякая операция помогает, действует только временно, а потом болезненное состояние ухудшается. В стремлении своем лучше лечить людей один или два века спустя, не зарезывайте своих современников".

Для нынешнего поколения врачей весьма актуально высказывание С. П. Федорова: "Кто виноват в том, что хирургия на распутье? Я думаю, что прежде всего то, что не на что опереться ей сейчас на что-либо новое, вылившееся в реальные формы, а во-вторых, и сами мы слишком легкомысленно ведем ее на новые пути.

И вот стоит она, связанная по рукам и ногам, на старых основах, обремененная ложными путями и упрямством идущих по ним, темпераментом и легкомыслием, бурно кипучей деятельностью ее молодых адептов, неумением, может быть, зрелого поколения ввести в русло этот бурный молодой поток и сотнями тысяч пудов бумаги. Скоро ли выйдет она на новый, истинный и славный путь?!" В действительности, медицина стала архидраматической. Уже не секрет, что больных сегодня больше, чем здоровых. Куда ни взглянешь, везде болезни и недомогания взрослых и детей в самых разнообразнейших, подчас ужасающих формах, несмотря на то, что их постоянно лечат врачи. Значит, не пригодны, не физиологичны и неестественны для этого применяемые средства, приемы и методы. Отчаяние обоюдное. Счет потерянных жизней идет не на единицы и десятки, а на тысячи и миллионы людей. И причиной этому - узость врачебного мышления. "Умный врач не должен ограничивать собственную пытливость и наблюдательность каким бы то ни было школьным воззрением. Круг его деятельности обнимает собою исцеление человека, почему все бесчисленные лекарственные деятели на земле, без всякого исключения, неограниченно предоставлены в его распоряжение Жизнедателем. Врачу, устранителю болезни, стремящейся к уничтожению человека, предоставлена вся природа, со всеми ее веществами и деятелями, для осуществления этой цели", - утверждал великий гомеопат С. Ганеман. В наше время ему вторит не менее знаменитый натуротерапевт А. Залманов: "Чтобы физиологическое мышление стало ясным, оно должно в рамки своих исследований включить идею ауторегуляции. Клиническое и терапевтическое мышление должно подчиняться вездесущему самоизлечению и аутофармакологии. Нездоровое изобилие фармацевтического арсенала должно уступить место применению минимума лекарств, не вредящих организму, но стимулирующих его защитные реакции, чтобы снять блокаду с механизмов ауторегуляции".

В 60-х годах прошлого столетия действительный член АМН СССР, Герой Социалистического Труда, профессор И. В. Давыдовский указывал: "Как в физике времени Ньютона, в теории медицины продолжают господствовать "удобные заблуждения" в плане "классической причинности" с ее утверждением жесткой стопроцентной необходимости. Однозначные, линейные связи, внешние ассоциации создавали в совокупности и своеобразный "культ ясности мысли", то есть консерватизм и рутину. Фактически же эта ясность отсутствовала. Это имело своим следствием тот факт, что к медицине до сих пор льнут псевдоученые и авантюристы, как в былое время они льнули к алхимии по причинам ее научного бесплодия".

В настоящее время мы и наблюдаем это в жизни. Не находя в государственных медицинских учреждениях действенной помощи, разуверившись во врачах и их лекарствах, больные стали искать помощи у экстрасенсов (на индивидуальных или коллективных - в бывших домах культуры - сеансах) - у так называемых "народных целителей", "ясновидящих", "лам", "колдунов", "специалистов" по снятию сглаза, порчи, родовых проклятий, наркомании (вплоть до лечения по фото) и даже по "сексуальному обольщению". И каждый, кто идет к ним и платит большие деньги, надеется вернуть здоровье. Спрос на чудо не падает. Тем более что о пользе деятельности этих горе-целителей постоянно кричат средства массовой информации. Они обращают особое внимание на то, что (как ни странно, но - факт) деятельность этих лекарей сертифицирована и лицензирована. Правда, тут же сообщается, что за истинность и подлинность информации ответственность несут не издатели, а рекламодатели (с которых тоже спроса нет).

Немалый вред больным приносит и "просветительская" псевдонаучная медицинская литература о чудодейственных методах восстановления здоровья и избавления от любых болезней вплоть до рака, безответственно выпускаемая различными издательствами. Пишущая братия, несведущая в медицине и не имеющая никакого к ней отношения (типа А. Киреева, Г. Малахова, В. Лободина, В. Травинки и иже с ними), заполонила своими опусами книжные магазины и развалы.

Поразительно, по сейчас в современном обществе, в отличие от прежних времен, Минздрав РФ не препятствует распространению доморощенной медицинской литературы. Правда, как мы уже говорили, оно практически ничего не предпринимает и для оздоровления населения. Несмотря па то, что чиновники от здравоохранения на словах постоянно радеют за охрану здоровья, на сегодняшний день нет даже попыток изменить подход в ведении и лечении больных, не говоря уже о профилактике постоянно прогрессирующих болезней. И это притом, что само же Министерство здравоохранения из года в год констатирует неуклонное снижение здоровья взрослых и детей, трудоспособности и продолжительности жизни, рост инвалидности и смертности.

Отчаявшиеся люди, исчерпав все возможности, в конце концов приходят к удручающей мысли: пет избавления от болезней. Многие смиряются со своей участью и полностью подчиняются мысли о неизбежном и неотвратимом приближении смерти.

Перспективы натуротерапии

Однако выход из тупика найти можно, если реально, критически оценить пройденный медициной путь и осознать жизненную необходимость кардинального пересмотра лечебной стратегии. Даже при существующих тяжелых социальных и экономических условиях медицина все-таки может позаботиться о здоровье человека. Для этого ей нужно лишь выйти на другую дорогу, постепенно переводя теорию и практику на новую методологическую основу. В противном случае нет никакой надежды продвинуться вперед в разрешении животрепещущей проблемы "охраны здоровья как неотъемлемого условия жизни общества и главного богатства страны". И эта задача под силу натуротерапии, которая наконец-то узаконена как полноправное направление современной нетрадиционной медицины. Наличие теснейшей связи человека с природой и правомочность применения естественных методов для восстановления его здоровья получили официальное признание.

Постановлением правительства Российской Федерации № 402 от 21.05.2001 года натуротерапия введена в ранг самостоятельного вида медицинской деятельности и наравне с другими областями объявлена подлежащей лицензированию на всей территории России. К сожалению, в создании медицинских отделений, кабинетов, кафедр традиционной медицины, натуротерапии и нелекарственных методов лечения принимают участие все те же старые профессиональные кадры, не владеющие ни теорией, ни практикой подобной терапии. Вот и работают они, что называется, "кто во что горазд", в соответствии с собственным видением данной проблемы. А видение таково, что даже их создатели, не говоря уже о рядовых врачах, считают традиционную натуротерапию нетрадиционной медициной, а врачей, применяющих в своей практике только лишь отдельные методы - лечебные травы или пиявки, массаж или мануальную терапию, акупунктуру, водолечебные процедуры или прочие немедикаментозные методы, - натуротерапевтами. Однако натуротерапия вовсе не ограничивается тем, что официально описывается как "фитотерапия, трудотерапия и прочие методы, разрешенные Минздравом России" к применению на территории Российской Федерации в установленном порядке.

Современные врачи, воспитанные безальтернативной ортодоксальной медициной на незыблемых принципах шаблонной этиопатогенетической и симптоматической терапии, и представления не имеют, что собой представляет натуротерапия.

В нашем представлении, натуротерапия - это самостоятельная традиционная система в медицине, направленная на сохранение умственного, психического и телесного здоровья человека, его поддержание, предупреждение и лечение болезней посредством коррекции, восстановления нарушенных процессов саморегуляции, гомеостатических систем и функций целостного организма природно-естественными средствами, приемами и методами.

Методология, лечебная тактика и стратегия натуротерапии основываются на знании, тонком исследовании и учете действительных отношений, возникающих в различных системах организма при патологии, механизмов регуляции гомеостазиса (внутренней среды) в клетке каждой системы в тех или иных условиях.

<<< НазадСодержаниеДальше >>>

medbookaide.ru